Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

8 октября. 1812 г. Из событий значащего не было ничего. Посему журнал наш боевых действий, вчерашним днём закрытый, более о партизанских победах сообщает, нежели о чём другом:
"ЖУРНАЛ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ С 22 ПО 25 СЕНТЯБРЯ 1812 г.
Сентября 22-го. Полковник князь Вадбольский доносит, что разосланными от него партиями истреблено более 100 французских мародеров. Главный отряд означенного полковника находится в селе Обухове, что на Верейской дороге.
Генерал Милорадович в 7 часов пополудни сообщил известие, что неприятель начал свои движения в 10-м часу на первую позицию за деревнею Спасским, откуда авангард ретировался; на второй же позиции у деревни Чернишной место было удержано.
Сентября 23-го. Армия имела растах. Между тем укрепляли лагерь близ села Тарутина".
Тут пояснить надобно, что под сим подразумеваются следующие работы, в подённом журнале инженер-генерал-майора Ивашёва указанные: «Укрепление позиции на правом берегу реки Нары, построение- двух редутов инженерами Корпуса путей сообщения и внутреннее сообщение на позиции, сильная засека на левом фланге и 6 мостов по р.Наре».
Далее вновь дневник боевых действий:
"Сентября 24-го. Главная квартира генерал-фельдмаршала перенесена из села Тарутина в деревню Леташевку, что за лагерем по Калужской дороге.
Полковник князь Вадбольский находится в селе Никольском близ города Вереи, откуда для разведывания неприятеля посылаются им партии, коими пойман капитан артиллерии с бывшими при нем бумагами и истреблено в селении Горках 12 человек неприятельских мародеров.
Генерал-адъютант барон Винценгероде из деревни Давыдовки от 17 сентября рапортует, что неприятель делал движения по Владимирской дороге, но обратно пошел к Москве и что неприятельские аванпосты по всем дорогам от оной столицы не удаляются. Равномерно доносит он, что полковник Иловайской 12-й в ночь с 14-го на 15-е число разбил совершенно французский авангард, причем взял в плен 1 офицера и 270 рядовых. Урон неприятеля должен быть весьма велик, ибо он был преследуем несколько верст. Полковника Бенкендорфа посланными к Рузе и Можайску партиями, доходившими почти до оных городов, взято в плен 315 человек, а партия, посланная к Гжатску, еще не возвратилась.
Ополчение Рязанской губернии расположено по правому берегу реки Оки и, обеспечивая губернию от неприятельских нападений, прикрывает большую дорогу, к Рязани ведущую, особенно же все транспорты, идущие в армию Окою.
Ахтырского гусарского полка подполковник Давыдов, …"
СНОСКА. Вчерась сделался он приказом по армии полковником.
"командующий особым отрядом, выступил из Юхнова на Вязьму и в виду оного города 16-го числа, напав на французский отряд, прикрывавший транспорт артиллерийских снарядов, разбил оный совершенно; причем положил на месте до 250 человек, взял в плен 2 офицеров и 146 рядовых и получил в добычу 20 подвод с фуражом и провиантом и 10 фур с снарядами.
Посланным от него с особенною партиею майором Темировым убито до 100 и взято в плен 125 человек и досталась в добычу 1 фура с артиллерийскими снарядами. Подполковник Давыдов, продолжая свое движение, 19-го числа явился вновь на большую дорогу между Семлевой и Вязьмою к селу Юреневу и, атаковав 2 баталиона 2-го польского полка и 1 вестфальский баталион, взял в плен 1 капитана и 142 человека нижних чинов и сжег 100 человек, засевших в деревню и не хотевших сдаться. В сие самое время взорваны многие ящики на воздух, взято 72 пары волов, употребленных для возки парков, и истреблены несколько мельниц, в коих неприятель молол хлеб.
Артиллерии штабс-капитан Фигнер с вверенным ему отрядом истребил в окрестностях Москвы все продовольствие, положил на месте до 400 неприятелей, бывших в селах, лежащих между Тульскою и Звенигородскою дорогами, взорвал парк на Можайской дороге, привел в совершенную негодность 6 батарейных орудий, потопив оные в болоте, взорвал на воздух 18 ящиков, принадлежавших к орудиям, причем взято в плен: 1 полковник, 4 офицера и 58 рядовых и положено на месте великое число рядовых и 3 унтер-офицера.
Лейб-гвардии порутчик Фоявизен с партиею казаков следовал по Боровской дороге к Москве за селение Ожегово, но неприятеля нигде не встретил. У селения Дятлова положено на месте 15 человек неприятельских фуражиров и двух взяли в плен.
Он доносит, что в Боровском уезде жители вооружены, и при появлении неприятеля соседние селения собираются в назначенное место. Между прочим в селе Каменском примечено означенным поручиком по 1000 человек вооруженных крестьян конных и пеших, коими 23-го числа прогнаны неприятельские фуражиры, причем убит 1 офицер и 6 рядовых".
За чем свершил я сего дни и награждения примерные. Штабс-капитана Фигнера поздравил капитаном, а как ему порученный отряд, посланный для поисков над неприятелем, в окрестностях Москвы истребил в короткое время продовольствие, в сёлах между Тульскою и Звенигородскою дорогою побил до 400 человек, на Можайской дороге взорвал парк, 6 батарейных орудий привёл в совершенную негодность, а 18 ящиков взорваны, причём взяты полковник, 4 офицера и 58 рядовых и несколько побито, то пожаловал по высочайшей данной мне власти отличившимся в сей экспедиции Ахтырского гусарского полку ротмистру Бычкову 1-му и поручику Казакову ордена св. Владимира 4-й степени с бантом; Харьковского драгунского поручику Ильинскому и прапорщику Пасенку 2-му ордена св. Анны 3-го класса, 2-го Бугского казачьего полку хорунжему Мотылёву 2-му саблю с надписью за храбрость.
Но в сие же время главное происходит: армия наша сосредоточивается, усиляется и обучается. Чтобы не писать о том дважды, приведу тут письмо моё к Горчакову и несколько прочих о том, как происходит укомплектование и обучение войск наших:
"Милостивый государь мой князь Алексей Иванович!
По основанию именного высочайшего указа за собственноручным его императорского величества подписанием, в 1-й день сентября на имя мое последовавшего, касательно упразднения дивизий я для уменьшения затруднений и ращетов казны с полками и самых полков между собою решился в 1-й и бывшей 2-й армиях уничтожить только по одному егерскому полку в каждой дивизии и сводные гренадерские баталионы к их полкам причислить. Убыль, в полках происшедшая, пополняется некоторыми прибывшими рекрутскими партиями и вновь сформированными полками с обращением из сих для нового формирования пристойных команд. Дабы сберечь людей по наступившему холодному времени и на весну иметь хороших солдат, признал я полезнейшим не присоединять к армиям некоторых рекрутских партий, тож 9-го, 10-го и 11-го пехотных полков и 1-го и 2-го Ярославских, 1-го и 2-го Владимирских, 3-го и 4-го Костромских, обращая их под команду генерала от инфантерии князя Лобанова-Ростовского впредь до повеления и располагая их до распоряжения: 9-й во Владимире, 11-й в Рязани, последние — в Туле, а 10-й под начальством генерал-лейтенанта Шепелева в Калуге, предписав им заниматься образованием людей.
Генералу же князю Лобанову-Ростовскому препоручил формировать войски для большей удобности в Нижнем-Новогороде, и ныне, получа представление его, испрашивающее, откуда поступать будут к нему люди, ружья и амуниция, писал, чтобы он испросил назначение от вашего сиятельства об рекрутах, а об оружии и амуниции сносился бы по зависимости. Шефа Московского гарнизонного полка генерал-майора Брозина командировал я под начальство генерала князя Лобанова-Ростовского для употребления его при сформировании войска. О всем сем имею долг уведомить вас, милостивый государь мой, и прошу ваших распоряжений, имея честь быть с особливейшим почтением и такою ж предаиностию вашего сиятельства всепокорныи слуга
князь Михаила Г.-Кутузов".
"1-е. Ремонты кавалерийские полагаю я сбирать в Курске. Остается Военному министерству сделать распоряжения в рассуждении доставления туда седел и всей сбруи.
2-е. Армия имеет очень много людей в рекрутской аммуниции или в обыкновенной одежде ополчений, которых потребно обмундировать вновь.
3-е. Все полки, присланные от князя Лобанова, Клейнмихеля, формированные Милорадовичем, по взятии из них рекрут возвращены с основанием их к стороне Нижнего-Новгорода на попечение князя Лобанова. Три из оных, как были близко на пути, остановлены в Курске, Туле и Рязани для образования и вооружения и все в рекрутской одежде, а к армии взято поныне и взято будет тысяч до 12.
4-е. Кирасиры, думаю, должны уже комплектоваться из рекрут.
5-е. Чрез 6 дней, надеюсь, прибудет сюда столько Донских полков, что можно будет отделить 10 или 12 полков и, составя из них корпус, действовать сильно на коммуникации неприятельские. Корпус сей намерен я поверить генералу Платову.
6-е. Прибытие корпуса Виктора может сделать большие перемены в плане.
7-е. Учреждается подвижной магазейн в разных губерниях с тыла; между тем на первой случай будет употребляться магазейн, бывший при 2-й армии.
8-е. Парки два находятся при армии, а не в Орле".
"№ 317
По предписанию его светлости господина генерал-фельдмаршала доставленные г. калугским гражданским губернатором к армии 300 полушубков, сапогов 450 пар и лаптей 1000 обращаются к вашему превосходительству с тем, чтобы вы по рассмотрению надобности оные приказали разделить; за сим же таковые принадлежности еще будут доставляемы. Полушубки употреблять теперь для часовых пока получится большее их количество. Подковы тоже доставляются к г. сенатору Ланскому, от коего вы, требуя оные, ассигновать имеете для кавалерии и для артиллерии, извещая сенатора, куда сколько будет роздано.
Калугского мещанина Агеева по приеме от него полушубков и прочего снабдить квитанциею и без задержания обратить в Калугу.
Генерал-лейтенант Коновницын"
"№ 320
Вашему сиятельству лутче известно, нежели мне, что в теперешнее время невозможно руководствоваться общими положениями. Теперь в 1-й и присоединенной к оной 2-й армиях чувствуется ощутительной недостаток для кавалерийских полков в конской аммуниции, ибо таковая и при выигранном деле много теряет и в негодность приходит; лошадей же имел я случай пополнить не только из ремонтов, но и из пожертвованных.
В таком разе просил бы я вас, милостивый государь мой, сделать зависящие от вас распоряжения, чтобы нужное число конской аммуниции было заготовлено на фабриках или готовая, буде где есть, была бы оттоль ассигнована и доставлена в Курск и Воронеж в ремонтные команды, откуда полки вместе с лошадьми были бы в состоянии получать оную".
"№ 32
Главная квартира деревня Леташевка
Ожидаются к армии усердные, хорошо вооруженные и доброконные Войска Донского воины, Г. генералу от кавалерии оного войска атаману Платову поручаю собрать поспешнее рассеянных разными случаями от своих команд казаков, кроме находящихся в отрядах по повелениям, и приготовить их к действиям, кои будут ему предназначены; всем же казачьим полкам, при армиях состоящим, предписывается обо всем по службе представлять и обо всем рапортовать ежедневно г. генералу Платову так, как рапортуют они теперь и к частным начальникам.
Князь Г.-Кутузов"
ПРИМЕЧАНИЕ НА ПОЛЯХ. Тут пометить надобно, что ещё до оставлении Москвы, 10 сентября Платов велел тронуться с Дона запасному войску. От наказного атамана Денисова потребовал он об отправлении в 24 часа всех приготовленных к ополчению казаков, оставя на Дону лишь караульных и, по-военному говоря, гарнизонных казаков; из тех, что уже не годны к прямой службе воинской. В результате вышло 26 полков новых, в числе 15 тысяч человек, и 6 орудий конной артиллерии, ведомые генерал-майорами Иловайским 3-м и Грековыми 1-м и 2-м. Шли они по 60-ти вёрст в сутки, без роздыха, чего ни одна конница европейская не в состоянии исполнить. Первые 5 Донских полков пришли к армии 11 октября, о чём в журнале сём прописано ниже с радостью было.
"№ 307 Главная квартира деревня Леташевка
Известно, что в неприятельской армии имеется при орудиях по положению более, нежели у нас, зарядов. Предписываю вашему превосходительству (это к Ермолову обращено было) обще с г.г. артиллерийскими генералами войти в рассуждение, достаточно ли при 1-й и прикомандированной к оной 2-й армиях настоящее число зарядов для кампании, или нужно прибавить оных, и каким образом удобнее сие сделать можно, также какие требуются на то издержки.
Общее заключение о том поспешите представить ко мне.
Генерал-фельдмаршал князь Г.-Кутузов".
А сие Левернштерну:
"Начальник аванпостов генерал-майор Карпов доносит, что в казачьих полках боевые патроны в ежедневных с неприятелем сражениях все без остатка расстреляны. Я прошу вашего превосходительства недостаток сей немедленно пополнить да и впредь распоряжаться таким образом, чтоб казачьи полки всегда снабжаемы были патронами предварительно оной крайности, какая в оных настоит ныне, по известному им недостатку времени на заготовление самим собою".
Хотя отмечу тут в скоках, что явно плутовал атаман. На аванпостах как раз у него довольно тихо; сказывали мне, что и сам Мюрат не боится уже к оным подъезжать и с казаками в разговоры вступать. А один раз обиделся даже, что по нему стрельбу открыли; едва ли не выговор офицерам казачьим сделал! Не знаю, правда ли сие, потому и хочется отписать Катиньке, дабы она анекдот сей презабавный по салонам распустила; и не могу писать о том, ибо в рапортах своих молчат о том казаки! А молчат почему – сие тоже явственно: распускают их атаманы их на поиск вольный. И всё бы ничего, ежели б они с обывателем мирным тоже не озоровали; но жалобы стекаются к мне, что иной час различия донцы не делают между французом и обывателем великорусским, обоих за чуждое для себя понимая. И хотя давеча вновь сделал внушение по поводу сему генералу Платову, но, чую, опять до приказа моего дело дойдёт. Всё хорошо в казаках, одно плохо: неуправляемы они. Кивают головами своими чубатыми, всё признают, всё понимают, всё исправить обещаются. А поступают опять по-своему, а "своё" часто вельми вредным оказывается.
Впрочем, не только их сие касается, но многие в армии к обывателю относятся, как к скоту бессловесному, забывая, что, как любезный мой Александр Васильич наставлял, "обыватель тебя кормит и поит". Посему указал я ныне в приказе по армии отдельно:
"Дошло до сведения моего, что отряжаемые от армии по разным случаям ©о внутренние губернии военные с командами чиновники, равномерно и следующие к армии относятся к местному гражданскому правительству и прямо к обывателям с требованием провианта и фуража и протчих съестных припасов без всяких письменных видов, куда и для чего они командированы, и нередко берут сии припасы, не платя денег и не выдавая квитанции, самовольно и даже с насилием. В предупреждение сего на будущее время предписывается г.г. корпусным дивизионным и всем протчим воинским начальникам, чтобы никто и никакой команды не отправлял иначе, как с письменным видом, в коем бы объяснялся предмет командировки и время, по которое команды сии при отправлении снабжены продовольствием людей и лошадей, для назначения им по тем видам дальнейшего продовольствия от внутреннего провиантского управления по установленному порядку, а где оного нет, от местного гражданского начальства, с выдачею квитанции, под строгим и неизбежным впрочем ответом самих г.г. воинских начальников. Ежели впредь где-либо в местах, армиею не занимаемых, встретится самовольное без видов письменных и без выдачи квитанции требование продовольствия, а как в настоящих обстоятельствах обыкновенной способ заготовления припасов, для продовольствия войск потребных, покупкою в местах, близких к расположению армии, не только затруднителен, но и совершенно невозможен, с другой стороны, продовольствие людям и лошадям, из армии в губернии командируемым, и тем, которые из разных мест к армии следуют, необходимо, то и поставляется в обязанность главнокомандующему по части продовольствия армии г. сенатору Ланскому снестись с губернаторами: тульским, калугским, рязанским, владимирским и тверским, чтоб они распорядили снабжение сих команд продовольствием под квитанции таким образом, как за лучшее по своему усмотрению признают, с тем, дабы воинские команды ни в каком случае не были нуждою заставляемы искать себе пропитания с нарушением предписываемого здесь порядка".
А покуда повелел я давеча полицию военную укрепить:
"№ 33 Главная квартира деревня Леташевка
В «Учреждении, для больших действующих армий» изданном, изложены правила о должности гевальдигера или начальника военной полиции; соблюдение оных в полной силе поддерживает общее благоустройство, напротив того, допущение разных беспорядков хотя и не представляет сначала важного злоупотребления, но впоследствии ничто столько не может быть вредно и пагубно для войска. Будучи убежден в сей истине, предписываю, чтобы от сего числа все чиновники, в звании гевальдигеров состоящие, приступили немедленно к точному исполнению своих обязанностей и чтобы действие воинской полиции от сего числа было обращено непременно на все те предметы, кои в вышепомянутом «Учреждении» в виду им поставлены, как то: охранение тишины и устройства в лагерях, известность всех частных людей, при армии состоящих, равно как ремесла их и состояния; снабжение войск жизненными припасами посредством маркитантов, установление такс на все продаваемые ими вещи, к общей потребности принадлежащие; надзор, дабы не было в армии людей подозрительных и вредных; смотрение, чтобы никто не имел излишних противу положенного числа обозов, и употребление военной полиции в день сражения предписанным по тому же «Учреждению» образом; сверх того нужный распорядок, дабы во время марша войск жители не могли терпеть со стороны солдат никаких обид и притеснений.
Исполнение всего того поручается в особенности генерал-гевальдигеру, которой прочим корпусным и дивизионным гевальдигерам имеет дать сообразные от себя предписания и наблюдать, дабы они в точности поступали по оным.
0 благосостоянии в лагерях главной квартиры и обозах генерал-гевальдигер ежедневно рапортует лично дежурному генералу по армии и принимает его приказания.
Главная ответственность генерал-гевальдигера состоит в том, чтобы сберегать деревни позади армии и около, на что он достаточно имеет полицейские команды. Генерал-гевальдигеру дается власть, всех нижних чинов, которых бы они корпусов ни были, поймав в бродяжестве, наказывать на месте самыми жестокими телесными наказаниями.
Князь Г.-Кутузов".
Последнее есть и для казаков пригодно; хотя и не будут они отдаваться военной полиции, однако же арестовывать их также велю я, а там уж пусть от своих нагайкою получают. И сие проверено должно быть достоверно, иначе суду военному придавать их.
Ну, а покуда спокойствие на аванпостах, всё же надобно опасение иметь сюрпризов каких со стороны неприятеля. Посему отписано под диктовку мою Милорадовичу:
"По случаю теперешнего бездействия можно заключить, что неприятель делает некоторые скрытные приуготовления, а как позиция наша окружена большею частию обширными лесами, то и желает его светлость, чтобы ваше высокопревосходительство подтвердили бы казачьим полкам, содержащим передовую цепь и делающим разъезды вправо и влево, сколь можно делать оные далее, подслушивая ночью, не прорубается ли неприятель лесами, делая себе сквозь оные новые дороги".
С тою же целью послал отряд князя Кудашева на Серпуховскую дорогу.
Но сего же дни пришлось и на выговор английского… императора отвечать, человека дельного защищаючи. Получил я выговор таковой:
«С крайним удивлением увидел я из одного из рапортов ваших, что вы употребили на службу находящегося в ссылке известного Яшвиля, невзирая даже на донесение, которым губернатор известил вас, что он находится под присмотром. Вы сами себе приписали право, которое я один имею, что, поставляя вам на замечание, предписываю немедленно послать Яшвиля сменить и отправить его в Симбирск под строгой надзор к губернатору».
Имеешь, имеешь… от английского короля указания ты имеешь…
Но – царь!
Отвечал я, "забыв" про "величества" и проч.:
"Главная квартира деревня Леташевка
Генерал-майор князь Яшвиль, жительствующий в Калужской губернии, немало способствовал к заведению порядка в рассуждении ополчения той губернии советами и помощию генерал-лейтенанту Шепелеву. Я, не ведая никак, что он находится под присмотром правительства, не только употребил его, но и поручил ему ныне отряд, большею частию из ополчения Калужского состоящий, 4-тысячной, которому приказал итти к Рославлю, выбить оттуда неприятеля и, закрывая Брянск, действовать по его коммуникации; сделав уже все сие, получил от калужского губернатора донесение, что он находится под надзором, но, дав уже ему столь важное направление, не останавливаю его впредь до воли вашего императорского величества; по моему же разумению сей человек по данной ему комиссии может быть очень полезен. Жена его с 5-ю детьми может быть между тем под присмотром.
Фельдмаршал князь Г.-Кутузов".
Получи, царёк подбританский! Я тебе русский фельдмаршал, а не прислуга магараджи, кой сам в прислугах у англичан ошивается! Будет князь Отечеству служить, тем и прегрешения свои, подлинные или мнимые, подвигом воинским искупит.
Хотя, истины ради, и то сказать надобно, что прегрешение его не искупаемо: участвовал он в цареубийстве и даже сам ударил несчастного Павла, после чего упал тот, а там уже и был додушен уже шарфом. Хотя, поговаривают, не за убийство отца был он сыном в имения свои отправлен – то-то вон недруг мой Беннигсен прекрасно при армии пребывает и в должности, - а за письмо предерзкое, даже якобинское, кое тогда с списках ходило. Слов его не помню уже всех, но смысл его в том состоял, что князь убийством царя возвеличивал себя, говоря, что сделал это ради блага Отчизны и для лучшего управления ею, а наипаче – предостерегал в том Александра, чтобы был он честным человеком и русским гражданином, иначе – вот сие помню отчётливо: для отчаяния-де всегда есть средства, и посему не доводите Отечество до гибели. Это уже якобинство полное; да к тому ж обоснование прав убийства монарха со стороны кого? Философа? Нет! – убийцы монарха!
ПРИМЕЧАНИЕ НА ПОЛЯХ. По просьбе моей Паисий – ж не знаю, и как – раздобыл одну из копий письма сего. Не берусь судить человека сего: князь-революционер звучит оксюмороном; с другой стороны знаем мы немало князей, якобинцами ставших. Вот оно:
"Государь, с той минуты, когда несчастный безумец Ваш отец, вступил на престол, я решился пожертвовать собою, если нужно будет для блага России, которая со времени кончины Великого Петра была игралищем временщиков, и, наконец, жертвою безумца. Отечество наше находится под властью самодержавною — самою опасною из всех властей, потому что участь миллионов людей зависит от великости ума и души одного человека. Петр Великий нес со славою бремя самодержавия, и под мудрою его властью отечество отдыхало, но гении редки, и, как в настоящую минуту осталось одно средство — убийство, мы за него взялись. Бог правды знает, что наши руки обагрились кровью не из корысти, пусть жертва будет не бесполезна. Поймите Ваше великое призвание, будьте на престоле, если это возможно, честным человеком и русским гражданином. Поймите, что для отчаяния есть всегда средства, и не доводите отечество до гибели. Человек, который жертвует жизнью для России, вправе Вам это сказать, я теперь более велик, чем вы, потому, что ничего не желаю, и, если бы даже нужно было для спасения Вашей славы, которая так для меня дорога только потому, что она слава и России, я готов был бы умереть на плахе, — но это бесполезно, вся вина падет на Вас, и не такие поступки покрывает царская мантия. Удаляюсь в мои деревни, постараюсь там воспользоваться кровавым уроком и пещись о благе моих подданных. Царь царствующих простит или покарает меня в предсмертный час; молю его чтоб жертва моя была бы не бесполезна! Прощайте, государь! Пред государем я спаситель отечества, пред сыном — убийца отца. Прощайте, да будет благословение Всевышнего на Россию и Вас — ее земного кумира, да не постыдиться она его во века".
Не знаю, разберётся ли позднее потомство в делах моих, но тут помечу откровенно, что рад я, тако-то имевши английского агента сего прищучить употреблением на пользу Отечества убийцу отца его! А впрочем, "не знал" я, что под опалою состоит он. Для меня ведь он – боевой товарищ, да однокашник, одного со мною Артиллерийского и Инженерного шляхетского кадетского корпуса выходец, во второй Екатерининской турецкой войне со мною участник, Измаил мы вместе штурмовали. Изрядные тому года прошли, но что ж: я старик слабый, забывчивый; про Измаил помню, а про Михайловский замок… забыл! Ну, прости уже меня, государь, в рассуждении возраста моего преклонного!
Tags: 1812
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments