Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

20 октября. Наполеон меня запутывает и, надо признаться, до некоторой степени это ему удаётся. Пока не могу понять, в какую сторону движется основная сила его. От р.Пахры вице-король и Понятовский двинулись к Ожигово, на Боровскую дорогу; Ней дошел до Мочи, откуда вошёл в связь с Мюратом, остававшимся у Воронова. Гвардия и Даву оставались в Ватутинке. Сам Наполеон остановился в Троицком, откуда может двинуться в любом направлении. Мортье остаётся в Москве.
В картине сей для меня много белых пятен. Потому я, хотя и приказал готовиться к походу, однако ж держу армию на месте, уповая на наблюдательность и распорядительность командиров партий моих. Не исключаю, что Бонапарт ждёт от меня неосторожного движения, чтобы обойти на пути в Калугу. Не исключаю и того, что он добивается той реакции, что я разошлю корпуса против его корпусов и тем разбросаю силы мои; после чего двинется он главными силами против слабейшего.
Рассчитываю, однако, как уже сказано, на донесения партизан и на Дохтурова, который смещается влево, дабы, если что, перехватить Наполеона, обходящего меня с сей стороны: наиболее логично, ежели бы он туда и пошёл, пользуясь тем, что я стою на месте. Он оставляет тем за собою контроль за Старой Смоленской дорогою, закрывая от меня коммуникации свои; в то е время имеет все возможности посягнуть на Калугу, выставив заслон противу главной нашей армии, где опродовольствуется и сможет в добром состоянии и духе отойти через Медынь на Смоленскую дорогу.
Думаю.
Вчерашний приступ слабости прошёл – некогда.
Погода отличная и не холодно; только по ночам начинает чувствоваться наступление осени.
В ночь сию Вптгенштейн двинулся на штурм Полоцка. Он оказался успешным. Колонны г.-майоров Властова, Дибича и полковника Ридигера с трёх сторон ворвались в город.
Снова радуют ополченцы мои. Мост на Полотн, загромождённый рогатками, было мешал наступлению, посему дружина ополчения перешла реку вброд и ударила в штыки.
И всё же Витгенштейн есть Витгенштейн; в нём избыток немецкой расчётливости, но ни грана полководческого таланта: позволил он Сен-Сиру уйти в порядке, каковой с артиллериею, конницей и большей частью пехоты успел перейти за Двину, а арьергард, защищаясь на улицах, перешёл по мостам, после чего разломал их.
На том сражение закончилось, дав нам 2000 пленных. Успешно закончилось, сие признать надобно; однако была возможность полного разгрома французов, если даже не окружения их; но Витгенштейн лишь выдавливал их, не нанеся никакого существенного вреда.
Чаплиц подошёл к Слоннму. Здесь он нагнал и разбил полк, а Донской полковник Дячкин полонил командира его Конопку. Арнольди рассеял 250 улан и завладел казной в 200.000 франков.
Ренье и Шварценберг, не дожидаясь нападения Чичагова, отошли от Залесья и заняли позиции на правом берегу Буга при Скрисеве. Сочтя позиции их крепкими, Чичагов вернулся в Брест.
Винценгероде, прекрасный ухарь мой, предпринял попытку штурма Москвы. С военной точки зрения она была лишней; но важна для души русской, хотя бы и свершил сие немец. Вышед из Чёрной Грязи, подошёл он к Москве; в кавалерийском деле между Петровским дворцом и Тверскою заставою он опрокинул французов и захватил 400 пленных.
Эта атака позволила при том выяснить, что французы ещё в Москве: казаки подъехали к заставам, но не могли ворваться в улицы, удерживаемые пехотой.
Давыдов разгромил три французских полка, прикрывавших транспорт.
Tags: 1812
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments