Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

23 октября. Последние французы ушли из Москвы. Облегчение и даже некое опьянение чувствую! Наверное, так и выглядит высочайшее счастие полководца – знать, видеть, как в результате твоего расчёта и твоих усилий спасается любезное Отечество твоё! Уже никто не отнимет у меня сего счастия – ни царь, ни Вильсон, ни Беннигсен. Никто и славы моей теперь уже не отнимет.;

А Беннигсена я теперь из армию выгоню. Как только заворочу французов обратно на Смоленскую дорогу – тут уже всё себе позволить могу.

Сказывают, что Мортье, вышед из Кремля, произвёл подрыв Кремля. Дождь помешал свершиться святотатству до конца, однако же несколько башен обрушены. Нет, ну это уже глупо. Пустое, злобное мщение, варваров одних лишь достойное! Впрочем, что и есть все европейцы по отношению к нам, русским? Они считают нас варварами, а посему ведут себя как варвары по отношению к нам. Вот только кто на деле получается варвар, ежели мы остаёмся выше? Подрыв Кремля свидетельствует лишь о бессильной злобе, о помрачнении рассудка Наполеона, который уж и не знаю, как будет оправдываться перед потомством. Сожжение Москвы – ладно, тут можно спорить и сваливать всё на срусских. Но взорвание Кремля? А ну-ка мы, в Париж вошедши, Лувр взорвали?

Того более: говорят, что видя, как ускользает из его рук добыча, к которой он так стремился, он кричал своей гвардии: «Идите грабьте, избивайте всех, кого встретите на улицах, не щадите ничего; эти варвары не имеют права на жизнь». Не знаю, правда ли сие, но это явный признак выхода из ума

Между тем, Дорохов имеет регулярные стычки с французами на новой Калоужской дороге, прощупывая силы их и задерживая, елико возможно.

Наша же армия в главных силах выступила к Малоярославцу после полудня на Леташевку и Спасское. По спискам числится у меня 107 112 человек при 622 орудиях: 76 629 пехоты, 10 711 кавалерии, 10 тысяч казаков и 9772 артиллерии.

Дохтуров идёт предо мною; пред ним на рысях поспешает Платов, выславши отряды влево, на Медынскую дорогу.

ПРИМЕЧАНИЕ НА ПОЛЯХ. Позднее, уже при преследовании. французов, во время отступления их из Москвы, нами были захвачены не лишённые интереса различные документы. Это – письма вождей Великой армии к своим друзьям и близким людям, а также и служебная переписка. Имеются письма Наполеона, короля Неаполитанского, принца Невшательского, маршала Жюно, принца Эмиля Гессен-Дармштадтского, маршала Виктора, Дюрока, Д’Альбиньяка и других. Я их буду приводить по мере времени в сих примечанияъ, соотнося с событиями.

Вот к оставлению Москвы.

«Его Величество в добром здоровьи; пользовался превосходным здоровьем; получен приказ – быть ежеминутно наготове отправиться; часть экипажей Его Величества уже отправилась по Калужской дороге».

«Ждут возвращения курьера, отправленного в Санкт-Петербург с мирными предложениями; если они откажут, то придется оставить Москву и уничтожить все запасы муки, вина, фуража и прочие, которые нельзя будет увезти с собой, дабы не оставить никаких ресурсов остающимся там жителям…"

И паки к тому же: кто из нас варвар? Ведь понимают всё: что армии они вреда тем не нанесут. Но вполне сознательно стремят действия свои к тому, чтобы вымирал обыватель мирный; так что ж удивляться тому, что обыватель, всё этовидя, сам стремится убивать такого врага на каждом шагу; и даже, по сведениям, верным, крестьяне собирают деньги в апку и выкупают у казаков пленных, дабы умертвить их мучительнейшим образом! Осуждал и осуждаю сие, но понимаю совершенно, а ныне уже исподволь и… Нет, всё же не одобряю. Убивать неприятеля можно и нужно, но мучительств его допускать нельзя. Впрочем, по приказам моим занимаются чиновники полицейские смирением крестьян; не то ведь они же скоро весьма перестают вообще с разумом соотноситься и вслед за неприятелем на собственных помещиков руку поднимать начинают.

Но далее.

"…Армейскому корпусу раздают водку на три месяца и придётся раздать муку всем, у кого найдутся транспортные средства. Войско страшно изнурено и желает мира, а между тем придется выдержать ещё бой, прежде чем занять Калугу, ибо мы туда ещё не вошли, и думают, что бой этот будет очень сильным, потому что Его Величество производил смотр всей своей гвардии и по-видимому ей придётся этот бой; впрочем, она не должна быть утомлена, потому что ни разу ещё не сражалась. Одни только стрелки участвовали в деле 7-го числа.

Прочтите и немедленно сожгите».

Письмо шталмейстера Наполеона, графа Оденарда, кригс-комиссару:

«Г-ну Лиантей, кригс-комиссару.

Мы выступили из Москвы 18-го с целью нападения на позицию при Малоярославце для того, чтобы замаскировать наше отступательное движение на Смоленск, движение, являющееся жизненною необходимостью».

«Перед выездом из Москвы я распорядился уничтожить имевшиеся там порох и селитру, а после нашего выступления, во время эвакуации Кремля, приказано было взорвать большой склад при арсенале, где собраны были порох и патроны, оказавшиеся в различных складах вне крепости».

«Не имея возможности оставаться долее в Москве, за недостатком съестных припасов, мы взорвали все остальное и даже царский дворец».

«Г-ну Лепину, главному секретарю военного депо. Существуют весьма важные причины, которые заставили нас перейти в отступление; я мог бы их легко объяснить, но о которых вынужден помалкивать. Не скрою от вас, однако, несчастья, случившегося в нашем топографическом отделе. Все экипажи этого отдела, не исключая и моего крытого шарабана, запряженного тремя лошадьми, вместе с моим поляком кучером, а равно и повозок наших, чертежников со всем их имуществом, достались казакам в числе громадного обоза, захваченного ими на расстоянии одной мили от Императорской главной квартиры... Сия приятная оказия произошла по пути от Боровска к Малоярославцу; что касается до меня, то я лишился большей части своих пожитков. Главная квартира выступила из Москвы 19-го числа прошлого месяца. Молодая гвардия ушла двумя днями позже, предварительно взорвав Кремль, разрушив все правительственные учреждения и предав огню все здания, которые уцелели после пожара, устроенного русскими».

Нет, каковы, а? Это ли просвещённые французы? Столь злобная и подленька месть!

«Г-ну Леру, биржевому маклеру в Париже.

Вы читали в газетах, что мы ушли из Москвы 7/19-го октября. Она представляла сплошную груду дымящихся развалин. Перед выступлением взорвали царский дворец и подожгли все здания, уцелевшие после пожара. Мы практикуем по отношению к этим варварам справедливое возмездие».

Возмездие за что? За то, что вы на нас напали, а мы оборонялись? За то что вы вошли в столцу нашу, а мы не смирились с этим и продолжили воевать? За то, что не давали ограблять нас?

Tags: 1812
Subscribe

  • Вот и "Славяне до русских" вышли

    "Славяне до русских" в продаже! С каким удовольствием над ней работал! Много нового удалось открыть, сформулировать, передать…

  • Славяне до русских

    В дальнейшем, однако, — в VI — VII веках — по непонятной причине в пражско-корчакской культуре распространяется курганный обряд…

  • Славяне до русских

    Глава 22. Первая достоверно славянская культура Что представляют собою основные славяноморфные культуры? Все они — –…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments