Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

30 октября. Проснулся в чудесном расположении духа! Вчерась на радостях, что по моему свершилось всё и Наполеон ныне с разорённой дороги Смоленской не сойдёт, занялся я с Маняшкою. Дотоле никак не моглось: ввечеру изматывался так, что только бы голову преклонить, а глаза уж сами закрывались. Опять же – думы всё одолевали, разум всё каверзы от Наполеона ждал. Вот и просиживал я у карты всякую свободную минуту, ища, что бы я сам сделал на его месте, предположительно зная, где у меня, как у неприятеля, силы расставлены. Как бы сам с собою в шахматы играл. Не мастер я, конечно, в забаве сей; однако ж ещё в Турции опыт некакий приобрёл; а в остальном игра сия на действия военные весьма похожа. Так же ограничено расстояние, на кое ты за один день можешь войски передвинуть, так же конница твоя может пройти и далее, и путём иным, однако же в отрыве от пехоты – от пешек, что ли, - она плохо защищена и простою пешкою убиты быть может.
Вот и мерил сидел, куда да как противник мой пройти сможет, а где ему навстречу я свои фигуры расставлю. И вот ведь что получается! Вопреки Вильсону, Беннигсену, иным прочим не стал я главные силы свои, ферзя своего под удар противных пешек ставить, ожидая, что соперник мой под рукою у меня своего ферзя в тыл мне заведёт. А предпочёл я такое поле этим ферзём занять, чтобы держать под ударом все перспективные ходы противника. Да, отступил. Как некие тут говорили: опять он от боя уклонился, струсил, старый чёрт! Просто глупцы! Я лишь так фигуры свои разместил, что в результате именно Наполеон от боя уклонился! Это ведь он ушёл, не приняв боя на избранной мною позиции! На языке досужей болтовни бабы этой поганой, Беннигсена, получается, что не я, а Бонапарт струсил! Поджал хвост и пустился наутёк по той дороге, кою я ему указал.
Но на самом деле не о трусости речь идёт. Наполеон свою отвагу не раз доказывал, один только Аркольский мост чего стоит; и я, смею надеяться, не заслужил славы сей, три раны в голову имея, и ни разу с поля боя не ушедши без приказа. Измаил, где мне, генералу, пришлось в первых рядах на вал взбираться, солдат ободряючи, поранее Аркольского моста случился…
А просто потому Наполеон боя не принял, что ему были пресечены все ходы всех фигур. На карту посмотреть ежели, то рисунок расположения войск наших воронку напоминает. Или котелок, на дне которого я с главными силами стою, а стенки его части Милорадовича, Паскевича, Платова да партизан образуют. А сверху хоть и бесхозный ныне (кстати, давеча поставил я генерал-майора Сен-Приеста, бывшего начальника штаба Багратионова командовать им вместе пленённого Винценгероде) отряд сего генерала, столь несчастливо в Москву зашедшего, - оный крышкою на котелке том ляжет. И был бы Наполеону мат, коего чтобы избегнуть, он, умный человек, и сделал тот единственный ход, который я ему оставил. Потыкался везде – везде встретил вездесущего Кутузова! А пробиваться – не решился. Не полез в воронку, но устремился из неё! И теперь вот проходит ныне на единственную оставленную ему дорогу сквозь войски мои, как сквозь строй!
Отсего и радостен я был ноне, так что Маняшка, что мне было язык показывала, поддевая меня на предмет, что не годен я уж для ея assouvissement (и откуда, чертовка, слову сему научилась!), сама взмолилась о пощаде. Помнится, ещё в юности моей слыхал я от кого-то: де, стариковский разок не боек, да долог, отчего для бабы сладок – так оно и выходит. С поправкою лишь, для меня почётной: егоза сия от меня первая изнемогла, отдышаться запросилась. А утром жаловалась, что натёр я ей всё.
Эх, сладка! И тут победил я!
Впрочем, к делу. Главная квартира к вечеру перенесена в Кременское. Авангард Милорадовича (2-й и 4-й пехотные, 2-й и 4-й кавалерийские корпуса) — уж у Егорьевского.
Отдал я распоряжения: Платову совместно с дивизией Паскевича преследовать французов с тыла; армии же главной идти к Вязьме чрез Кузово - Сулейку - Дубровну - Быково; авангарду Милорадовича двигаться в промежутке между Смоленской дорогой и главными силами на Никольское, Воронцово, Спасское, Федоровское; партизанам с флангов делать набеги в тыл противника.
Давыдов, Сеславин и Фигнер направлены действовать с юга, Ефремов — с севера; а отряд генерал-адъютанта графа Ожаровского ещё давеча был послан на Ельню, прямо к Смоленску, то есть с упреждением по отношению к неприятелю, дабы тот бежал побыстрее, опасаясь, что перехвачу его у Смоленска. Севернее Смоленской дороги, через Рузу и Сычевку, движется отряд генерал-адъютанта Голенищева-Кутузова.
Так что ничего Наполеон не выиграл отступлением своим: так и оставляю я его в окружении стратегическом.
Вот и Ермолов из авангарда доносит мне:
«Его светлости имею честь всепокорнейше донести, что авангард, следуя от Егорьевского фланговым маршем, сегодня в 20-ти верстах от оного на ночлеге. Генерал Платов ночует в Ельне неподалеку от Колоцкого монастыря. Генерал-майор граф Орлов-Денисов пошел на Гжатск. Завтра авангард продолжает свое движение и, приближаясь к Гжатску, составит подкрепление генералу Платову. Неприятель по известиям сожигает свои обозы, теряет много людей отсталыми. Подкрепя войски Донские, можно ожидать, что неприятель оставит и часть артиллерии и тогда даже как авангард не будет вступать в значущие дела. Генерал-майор Иловайской с десятью полками уже находится во фланге неприятеля.
Естьли вашей светлости угодно будет предписать, чтобы часть войск Донских, упредя неприятеля, истребляла сделанные им заготовлении на пути и сожигала мосты, то нет сумнения, что отступление его будет самое бедственное. Преследование авангардом необходимо нужно по мнению моему, ибо есть единственным средством к ускорению отступления неприятеля».
Ну, далее он тоже в стратега обращается, поучать меня тщится:
«Движение же армии к Вязьме и далее не менее нужно потому, что неприятель может, сблизясь с Белоруссиею, следовательно с способами, заняв Смоленск, дать отдохнуть своим войскам, а часть отделя, усилить корпус, противу графа Витгенштейна действующий, и одержать над ним значительный успех, в чем следующая по следам его наша армия, конечно, воспрепятствует и отвлечет силы или умедлит движение их, дав время прочим нашим войскам действовать с ощутительною выгодою».
Но ведь и хорошо то! Хитёр Алексей Петрович; наружно мил со мною, но за спиною – лиса; однако ж не без разума, и тому уже рад я, что уроки невольно мои впитывает. Пусть нескромно сие, но весьма и весьма хочется, чтобы плеяда имён полководческих в России на мне не кончилась; ибо что говорить: начиная с Петра Великого, каждая, почитай, война имя великое выдвигала: Румянцов, Репнин, Суворов, аз многогрешный. Но даже и Суворов великий – всё же изрядный, но тактик, а нынешний век новый вид войны выдвинул, войны стратегической, когда уж не в столкновениях войск победа решается, не в сражении одном, а в таком манёвре, когда неприятель к поражению и без сражения понуждаем оказывается. Родятся ли в армии нашей нынешней таковые генералы? Вот Ермолов, пожалуй. Барклай – пожалуй, но он педант и прямолинеен; он был бы штабистом хорошим при главнокомандующем, стратегически мыслящем. Перспективен Паскевич, недаром я ему в сложной каше сей возле Малоярославца отдельный отряд вручил. Но чином мал ещё, глядеть надобно. Милорадович… да, пожалуй. Но как-то… сомнительно. Всем хорош, вроде бы, но… Но вот так оглянуться ежели назад, то и не вспомнишь ни одного дела, где он чем-нибудь кроме храбрости знатной отличился… Раевский, Дохтуров – нет. Дорохов – да, пожалуй; но тоже время потребно, дабы из чина своего возрос он мышлением своим. Платов? Способен на манёвры быстрые, и чувство к окружению неприятеля заложено в нём ещё первобытностью степною, но… конник. Армиею командовать неспособен. Остальных и не рассматриваю. Корпус – их потолок, даже и Витгенштейна, столь превозносимого ныне.
Завтра выдвигается главная квартира на Спас в общем направлении на Вязьму. Ах, как радует сие! Как же черно было после оставления Москвы! Хотя и знал я, что на пользу нам сие, что теперь уже точно одолею я Бонапарта – но то были помыслы разума чистого, а душа скорбела. Теперь же светло на душе!
Tags: 1812
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments