Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

4 ноября. Прошёл ныне первый снег. Зима устанавливается, как видно, окончательно; да и пора ей. Предвижу многие новые бедствия для армии неприятельской, ибо и так она нужду испытывает во всём страшенную, как то пленные докладывают; в условиях же зимы ожидать можно дальнейшее возрастание расстройства и беспорядка в войсках французских.
Однако же и для нашей армии зима – тоже испытание знатное. Как и всегда, впрочем, и для любой армии. Сколь могли, подготовились мы к ней; тем не менее, настаиваю перед властями гражданскими об ускорении доставки в армию тёплой одежды. Забавный обмен сношениями с губернатором гражданским рязанским случился: он всё беспокоился, какой длины полушубки поставить – запасся он большею частью длинными оными, в коих солдату ходить неудобно. Что ж, ответил ему в его же духе: "В разрешение рапорта вашего от 8 октября под № 6851-м, относительно изготовляемых для армии в Рязанской губернии полушубков, сим ответствую, чтобы полушубки доставляемы были в армию те, какие по донесению вашему покороче и не длиннее мундиров, чтобы только закрывали нижнюю часть живота, стоющие по десяти рублей. Впрочем, сие не должно остановить вас в доставлении к армии искупленных уже вами тысячи полушубков подлиннее. Настоящее холодное время, скорое наступление зимы вынуждает меня просить вас елико можно поспешить доставлением в армию полушубков, равномерно и сапогов, из Рязанской губернии ожидаемых, кои также необходимо нужны".
Между тем, французы непонятно как бегут и теряют очень много. Как докладывают партизаны и казаки, масса людей бредёт в одиночку в страшном беспорядке и большей частью без оружия. По всей дороге плетутся бес порядка тысячи уже не солдат, а сброда от всех полков большой армии. Вчерась они одними убитыми потеряли до шести тысяч, сегодня также много, и пленных по сей час сегодни 1200. Ничего мне к сему добавлять не надобно, как то Наполеон делает в своих реляциях хвастливых, кои захватили мы. И одной правды достаточно для того, чтобы изумить всю Европу. Мы уже. в Вязьме, а через несколько дней, уверен, будем в Смоленске.
Тем временем сам Наполеон остановился – на него, видимо, произвело впечатление вчерашнее дело у Вязьмы. Он стоит в двух переходах от меня, в Славково, с гвардиею. Жюно он также остановил, тот в Дорогобуже; Давуст с Понятовским совсем рядом от Красного, где уже завтра будет моя главная квартира, - в Семлёве. Видно, Наполеон боится повторения вчерашнего, вот и решил дождаться явственно расстроенных задних корпусов своих, приуготовясь выступить к ним с сикурсом, буде мы снова попытаемся их отрезать. Что ж, в том польза от вчерашнего дела знатная; пусть Наполеон стоит на месте, в то время как мы двигаемся далее. Авангард генерала Раевского, состоящий из 7-го корпуса и 1-го кавалерийского, завтра уже имеет продвинуться до деревни Староселье, что на Юхновской дороге, идущей до Дорогобужа, где остановится; причём разъезды свои предписано ему распускать к Смоленской дороге и в другие стороны.
Всё идёт правильным чередом, но вот сильно беспокоит меня судьба сына Марии Алексеевны. Она поручила мне его, которого я было и взял к себе, но не мог удержать. Пристал ко мне и выпросился командовать полком у Винценгерода. И по непонятной глупости Винценгерода попался в полон с им вместе в самой Москве. Но знаю, что здоров, всякой день у пленных спрашиваю, и пошлю денег. Очень худо, ежели что приключится с ним плохого; отношения наши с Марией Алексеевной слишком хороши, чтобы подвергать их толикому испытанию; весьма раскаиваюсь, что отпустил его от себя.
С другой стороны, Лёвушка уже далеко не мальчик. 27 лет, участвовал в кампании 7-го года, был ранен. Да и в этой кампании в трёх сражениях был, при Бородине и в голову ранен. Ей-ей, скоро полковником станет! Как удержишь такого?
Сам же продолжаю приводить генералов если не в повиновение – они повинуются и так, но всяк, к сожалению, по-своему приказы понимает, - то в понимание того, как надобно добиваться того, чтобы Наполеон сам бежал и не тратить понапрасну солдатские жизни. Вот предписал сегодня Платову: "Генералу от инфантерии Милорадовичу приказано от меня следовать по большой дороге за неприятелем и теснить его сколько можно более. Вследствие чего, ваше высокопревосходительство, старайтесь выиграть марш над неприятелем так, чтобы главными силами вашими по удобности делать на отступающие головы его колонн нападения во время марша и беспрестанные ночные тревоги. Сие самое предписано графу Орлову-Денисову делать слева по большой дороге. Таковой род преследования приведет неприятеля в крайнее положение, лишив его большей части артиллерии и обозов. При сем прошу вас меня сколь можно чаще уведомлять о положении вашего корпуса и о успе¬хах, в коих я не сомневаюсь".
При сём вынужден буквально воевать с Чичаговым. Сей фрукт, считая, видно, что особое доверие к нему Александра (доверие ли одно лишь? – спрошу; ведь Чичагов известен как англофил; сколь бескорыстна сия любовь? или же оба они в одной доверенности кабинета английского состоят?) дозволяет ему не слушать ни увещеваний моих, ни прямых приказов. Так и продолжает бессмысленно крутиться возле Брест-Литовска, никоим образом не выходя на Борисов, где по их же с царём плану должен он пресечь движение Наполеона! Ещё одно письмо отписал ему:
"№ 324 Главная квартира деревня Быкова в окрестностях Вязьмы
Секретно
Милостивый государь мой Павел Васильевич!
Главной армии авангард неутомимо преследует неприятельскую армию, которая вчерашнего числа оставила Вязьму и, по- видимому, взяла направление на Смоленск. Я с армиею следую параллельно боковым маршем почти на одной высоте с моим главным авангардом, имея следующие выгоды: во-первых, кратчайшим путем достичь Оршу, буде неприятель на сей пункт отступать будет; естьли же направится на Могилев, то пресечь к оному совершенно путь; во-вторых, прикрываю я моим движением края, из коих к армии все запасы доходить будут.
Генерал-лейтенант граф Витгенштейн до 10-го сего месяца уведомляет, что 6-го числа соединенно с графом Штейнгейлем разбил неприятельскую армию под командою Сен-Сира Гувиона, из чего вы усмотреть можете, что таковой успех над неприятелем представляет графу Витгенштейну способы, преследуя сильно неприятеля, отрезать совершенно отступление главной неприятельской армии от Смоленска чрез Оршу или Могилев. Сколь бы полезно было, естьли бы и ваше высокопревосходительство как можно поспешнее по предположению вашему оставя обсервационной корпус против австрийских войск, с другой частию обратились в направлении чрез Минск на Борисов".
Весьма вежливо подписался: "С истинным почтением и преданностию остаюсь вашего высокопревосходительства покорный слуга
князь Г.-Кутузов".
Но одновременно умыл руки, чтобы не случилось так, чтобы меня в каком возможном чичаговском провале обвинить можно было:
№ 329 Главная квартира деревня Быкова
Вашему императорскому величеству щастие имею всеподданнейше представить при сем журнал военных действий от 16 до 24 октября, также в подлиннике рапорты адмирала Чичагова от 9 октября и генерал-лейтенанта графа Витгенштейна от 10-го числа. Графу Витгенштейну, которой не означает в рапорте, какое взял неприятель, им разбитый, направление, ни какое предпримет он, послал я сегодня нарочного. Сожалительно, что адмирал Чичагов так долго должен заниматься около Бреста-Литовского и потому не может иметь участия в общем действии.
Фельдмаршал князь Г.-Кутузов".
Так что ежели не успеет Чичагов – на меня сего уже не перевесят.
Одновременно продолжается всякая прочая работа по армии. Изменил и дополнил ныне вот правила укомплектования рекрутами новых формирований, ибо немало тут получается и ошибок и прямых злоупотреблений. Привожу из архива:
"Назначенные по доставленным прежде сего правилам (в 14-м пункте) 61 166 человек рекрут комплектовать должны следующие войски:
1-е
Девять отделяемых из армии егерских полков, именно: 18-й, 21-й, 30-й, 34-й, 36-й, 40-й, 41-й, 42-й и 50-й, каждой в двух баталионах, а посему всего составлять будет 18 баталионов.
В состав сих полков поступают прибывшие из армии оных полков штаб-, обер- и унтер-офицеры и рядовые, а равно помянутые же чины сих полков^ из четвертых баталионов, бывших в Калуге под ведением генерала Милорадовича.
2-е
По одному баталиону в полки 7-й дивизии (кроме 36-го егерского), 24-й дивизии (кроме 40-го егерского), 26-й дивизии (кроме 42-го егерского), 12-й дивизии (кроме 41-го егерского), 23-й дивизии (кроме 18-го егерского) и все баталионы 11-й дивизии, а всего 31 баталион.
В состав сих баталионов поступают присланные из Калуги бывших в ведении генерала Милорадовича оных полков четвертых баталионов штаб-, обер-, унтер-офицеры и музыканты.
3-е
По одному баталиону в полки 3-й дивизии (кроме 21-го егерского), 4-й дивизии (кроме 34-го егерского), 17-й дивизии (кроме 30-го егерского), 27-й дивизии (кроме 50-го егерского), всего 20 баталионов.
В состав сих баталионов поступают присланные из Калуги бывших в ведении генерала Милорадовича четвертых баталионов штаб-, обер-, унтер-офицеры, музыканты полков 9-й, 15-й и 18-й дивизий, которые все и перечисляются уже из прежних своих полков в полки вышеписанных дивизий.
4-е
По сему распоряжению составлять будет 69 новоформирующихся баталионов .
5-е
Новоформированной 4-й Костромской полк, а равно все штаб- и обер-офицеры прочих 11-ти новоформированных полков, возвращенные из армии фельдмаршалом князем Кутузовым, поступают также в состав всех вышеписанных полков и баталионов по рассмотрению генерала князя Лобанова-Ростовского.
6-е
Каждой из сих баталионов должен состоять из 80-ти унтер- офицеров, одного баталионного барабанщика, 16-ти барабанщиков и 920 рядовых.
7-е
Разделение каждого баталиона на 4 или на 8 рот предоставляется воле князя Лобанова-Ростовского, а посему в первом случае каждая рота состоять будет из 20-ти унтер-офицеров, 230-ти рядовых, а в последнем из 10-ти унтер-офицеров и 115-ти человек
8-е
Распределение поступаемых в полки и баталионы рекрут должно быть уравнительно, дабы все помянутые полки и баталионы могли в одно время комплектоваться.
Недостающее же число рекрут будет впредь назначено.

Все доставленные генералу князю Лобанову-Ростовскому при указе 25 сентября правила наблюдаться должны в точной их силе.
10-е
К наполнению формируемых баталионов офицерами назначено в выпуск из кадетских корпусов и Дворянского полка до 500 человек, которые в непродолжительном времени и отправлены будут в Арзамас. Расписание оных по полкам предоставляется генералу князю Лобанову-Ростовскому.
11-е
Сверх вышеписанного положенного в каждом баталионе числа чинов надлежит иметь еще во всяком баталионе особо 2-х обер-офицеров, 5 унтер-офицеров и 60 рядовых на тот случай, дабы по отправлении сформированных баталионов оставалась всегда особая команда, готовая принимать поступаемых вновь к образованию рекрут.
12-е
Наконец, для лучшего и ясного соображения назначаемых к комплектованию войск, прилагается у сего точное расписание полков по дивизиям, составляющим действующую армию".
Tags: 1812
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments