Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

16 ноября. Ныне развязалось изрядное сражение под Красным, хотя, Богу благодарение, удалось мне удержать его в тех самых рамках больше… скажу, скользящих столкновений, а не прямого линейного боя, кое с отчаянным от невзгод и желания вырваться неприятелем токмо бы лишние потери нам сулило.
Началось с достижения Красного французскою гвардиею. Дошед до городка в ночь на день нынешний, генерал Роге, начальствующий дивизией молодой гвардии, обнаружил там отряд наш Ожаровского, коий ночевал там, избегая мороза. Тут развернулось сражение уже буквально за домы, за тепло. Ни в чём не обвиню Ожаровского, в итоге боя отброшенного от города, хотя бы и не выставил тот секретов охранительных (сего не знаю пока): с его силами не мог он удержать ярость французской гвардии, из снега и метели в тепло устремившейся, да к тому же числом в 15 тысяч. Жаль лишь, что Ожаровский большие потери понёс. Сие, впрочем, только укрепило меня в намерении в прямой фронтальный бой с французами отнюдь не вступать, а громить их с флангов, оседлав высоты вдоль дороги столбовой.
После сего Наполеон с гвардиею остался в Красном, пропустя Жюно и Понятовского через город далее к Лядам.
Всё утро 16 ноября не показывалось ни одного француза по дороге из Смоленска. Только в три часа пополудни казаки донесли, что корпус вице-короля тянется густыми колоннами из Ржавки. Милорадович, стоя возле Мерлина, расположил корпуса кн. Долгорукова и Меллер-Закомельского поперёк дороги, а параллельно с нею поставил 26 дивизию Паскевича; 12 дивизия Колюбакина была выслана на дорогу при первом известии о движении вице-короля из Ржавки к Красному.
Видя себя отрезанным от Красного, вице-король построил корпус в боевой порядок. Сие далось ему с трудом: его сопровождали толпы безоружных солдат, кавалеристы без лошадей, канониры без орудий. Артиллерия была почти вся брошена и подобрана казаками на реке Вопи, так что тут осталось только 17 орудий.
Вице-король послал одну колонну атаковать Паскевича, другая пошла напролом по большой дороге, а третья осталась в резерве.
Завидев неприятеля, командир 4-й дивизии Евгений Вюртембергский выдвинул вперед 44 орудия и стал расстреливать наступающих французов прямо в лоб.
Милорадович, желая остановить кровопролитие, предложил французам капитулировать, но Богарне решил пробиваться. Устремившаяся в атаку дивизия Брусье была почти вся уничтожена огнём артиллерии, а посланную ей на помощь дивизию Орнано встретили гусары Сумского полка. Сии атаковали гвардейских драгун неприятеля, прикрывавших артиллерийские батареи, разгромили их наголову и захватили пять пушек.
Бой продолжился недолго; неприятель был везде опрокинут. Тогда, пользуясь темнотой, вице-король двинулся вправо и с остатками своего корпуса пробрался в Красный, потеряв в бою знамя, 2000 человек (из них 1500 пленных) и все свои 17 орудий. Наши потери составили 800 человек. И то зря – опять положили людей в атаке напрасной, когда гренадеры, выйдя из закрывавшего их леса, ружья наперевес, насилу вытаскивая ноги из глубокого снега. Но всё же большая колонна неприятеля положила перед ними оружие; остальные рассеялись и бросились на просёлки, чему помогла наступившая темнота.
Между тем, главная армия подошла к Новосёлкам и Шилову. Это всего в 5 вёрстах от Красного.
Французы заняли позиции впереди Красного, фронтом к деревне Уваровой. Здесь, по данным казаков, стоят гвардия, часть корпуса Жюно, отряд Зайончека и остатки корпуса вице-короля. Сам Наполеон предводительствует ими.
По взгляду моему, позиция сия пассивна весьма: он явно опасается слишком близкого моего расположения – всего чуть более 4 вёрст до него. Таким образом, снова действует он по моему плану: покуда я изображаю угрозу, грозя обойти его в Красном и тем заставляя держать войски его противу меня, корпуса, от Смоленска идущие, на полный произвол мой оставляет. Точнее, на произвол Милорадовича, коему я полную свободу дал трепать идущих через Мерлин Давуста с Неем, как угодно, не ввязываясь лишь в фронтальный бой. Резервами я ему буду помогать в зависимости от того, как будет вести себя Наполеон. Мне достаточно и того, чтобы Милорадович довольно обескровил оставшиеся войски французские, после чего волен Наполеон далее бежать, теряя армию без боя.
Тем временем Ламберт вступил в Минск.
Возле Риги и у Волковиска идут переменные бои, большого значения, впрочем, не имеющие.
Платов, оставя под Смоленском майора Горихвостова с 20-м Егерским полком, сам с прочими войсками своего отряда и 1-м Егерским полком двинулся на Катань.
Завтра здесь будет день горячий. Но кажется, я нигде не ошибся, и верно расставил войски мои. Куда бы ни двинулся Наполеон, я над ним нависать буду.
Tags: 1812
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments