Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

22 ноября. День был спокойный, о серьёзных столкновениях не докладывают. Разве что партизаны пощипывают французов, по-прежнему уносящих ноги к Березине.
Кстати, о партизанах. Вчерась приказом по армии объявил Московского пехотного полка 1-й гренадерской роты стрелка Степана Еремеенко унтер-офицером с пожалованием знака отличия Военного Ордена. С ним расследование закончено; оное показало, что за полученными ранами в деле при городе Смоленске находился для излечения оных на попечении Смоленской губернии у помещика отставного подпоручика Кречетова, где по выздоровлении своём, когда при ретираде французских войск команда их, из 47 человек состоящая, проходила село Млехино и Пользино, он, Степан Еремеенко, собравши крестьян тех селений и ободрив их примером личной храбрости, 7 человек французов истребил, а остальных 40, перевязав, отправил на передовые казачьи посты. За таковой храброй поступок, обнаруживающий истинное усердие к службе и дух, русским только солдатам свойственный, и наградил я его. Жду документы на… забыл! – драгуна того… Эх, память разве подводить стала? Четвертаков! Емельян. Надо будет осведомиться, как там идёт расследование по его партизанству.
Но это так, к слову. Положение армий ныне таково: Чичагов вступил в Борисов со всею армиею своей; у него 34 тысячи. Кстати, отряд Домбровского удалось извести его Ламберту почти наполовину: тот ранее отступил к Борисову с 4 000 солдат; здесь к нему присоединились гарнизоны Минска и Борисова в числе 1 500 человек. Из них потерял он 2 тысячи с половиною. Но ныне, как сказывают, к нему присоединился гарнизон Могилёва, так что в отряде сём, по сведениям верным, около 8 000 теперь.
Витгенштейн подошёл к Лукомлю. У него около 30 тысяч.
Он тут давеча похвалил меня в письме. На что я ему ответил с крайнею признательностью. Но чтобы расставить точки над «i», обрисовал несколько сравнительное с ним положение вещей:
«Милостивый государь мой граф Петр Крестьянович!
Дружеское письмо вашего сиятельства от 4-го сего месяца я получил с признательностию. Похвала от такого генерала, как граф Витгенштейн должна необходимо льстить меня. Все, что я бы вам ни сказывал об расстройке неприятеля, будет недостаточно. Всего удивительнее то, что Наполеон забыл и оставил на жертву армии нашей тысяч близко тридцати, то есть Неев корпус с множеством команд, из Смоленска идущих, и большой парк — более 200 пушек, что все истреблено и досталось в руки нам, кроме тысяч трех пехоты, которая спаслась с ним лесами на Сырокоренскую переправу, но и ту преследует Платов».
Это в добавление к рассказу о прежних победах моих:
После поражения неприятеля при Вязьме 22-го минувшего месяца армия предприняла фланговой марш кратчайшим путем в направлении чрез Ельну на Красное. Сим движением успел я предупредить большую часть неприятельской армии при сем городе. Корпуса маршала Даву, маршала Нея, короля италийского и часть гвардии сего 5-го и 6-го чисел ноября совершенно были разбиты и рассеяны. Наполеон, будучи свидетель такого жестокого поражения войск его, из первых ускакал со свитою в Ляды, оставя войски на жертву победителям. Потеря неприятельская в сии дни простирается: в плен доставшимися 19160, между ими 6 генералов и 234 штаб- и обер-офицеров. Отбито 97 пушек, 6 знамен, фельдмаршальской повелительной жезл, весь обоз и казна.
Город Смоленск совершенно оставлен неприятелем с 4-го на 5-е число. Во время отступления оставлено им 112 пушек и сожжено 800 зарядных ящиков. Сверх сего корпус Нея из 25 т. был совершенно разбит и рассеян, в последующих днях однакож весь перехвачен, кроме малой части, спасшейся за Днепр при переправе у Новокорыстни принятой и преследуемой на правом берегу Днепра отрядом генерала Платова».
А то ишь ты – «спаситель Петербурга»! А я – спаситель России!
Между сими двумя армиями менее 100 вёрст. Но Властов уже у Холопеничей, а это и вовсе почти посередине между этими пунктами, так что рассчитываю на соединение войск генералов этих уже послезавтра.
Правда, Наполеон уже в Коханове, это тоже лишь несколько более чем 100 вёрст до Борисова, а Жюно, по сведениям верным, подошёл ещё ближе – к Толочину; но у сего, по тем же донесениям, всего 200 французов и 500 поляков боеспособных – что они против всей армии Чичагова? Да и у самого Наполеона только гвардия — 4800 пехотинцев и 1600 кавалеристов. Домбровский в Бобре. Виктор с 11 тысячами в Черее. В общем считать, у Наполеона тысяч 26 войска; не знаю, сколько сброда, сего подсчитать затруднительно, ибо самые пленные из оного не знают ничего.
Не понимаю, чего так опасается Витгенштейн: у него трижды больше войск, нежели у Виктора. Вернее, понимаю (писал уже об том); но всё же верить не хочется.
У меня в главной армии - 50 тысяч; радует, что удалось преодолеть это пугающее падение численности; а тыловые гарнизоны в основном занимаются ополчением.
Словом, если никто не подведёт, то Наполеон полностью в ловушке. Ни один из его отрядов не может противостоять ни одному нашему отряду по силе; при том обложен он плотно. Рассчитываю на уничтожение армии его возле Березины, кою ему едва ли преодолеть, ежели только Чичагов не уступит Борисова; но кому он его уступить может? – не вижу сил таких неприятельских, кои подвинуть могут с места 34-тысячный корпус. В прочем описал я Чичагову положение наше и Наполеона и ещё раз приказал ему внимательно следить за всеми передвижениями:
«Посылаемый при сем к вашему высокопревосходительству флигель-адъютант гвардии поручик Орлов объяснит вам на словах расстроенное положение главной неприятельской армии. Между тем из полученных известий видно, что Наполеон сего 8 числа выступил с гвардиею своею из Орши к Коханову, из чего заключить должно, и армия его пойдет в сем же направлении.
Генерал от кавалерии Платов, подкрепленный авангардом под командою генерал-майора Ермолова, из 14 баталионов пехоты, 2 полков кирасир и 2 рот артиллерии состоящий, идет по пятам неприятеля, а Главная армия сего 12-го числа переправляется при Копысе чрез Днепр и пойдет в направлении чрез Староселье, Белыничи и Погост. Главной армии авангард под командой генерала Милорадовича, состоящий из 2-го и 7-го корпусов при двух кавалерийских дивизиях и 4-х казачьих полков, переправясь 11-го числа, пойдет в направлении чрез Староселье на Толочин, где соединятся оба наши авангарда и составят значительную массу войск, вслед за неприятелем стремящихся.
Вследствие чего ваше высокопревосходительство усмотрите, что если генерал Витгенштейн, будучи удержан Виктором и Сен- Сиром, и не был бы в состоянии содействовать вам в поражении неприятеля, то вы, соединенно с генерал-лейтенантом Эртелем и генерал-майором Лидерсом, довольно сильны будете разбить бегущего и теснимого от меня неприятеля, который почти без артиллерии и кавалерии.
Легко быть может, что Наполеон, видя невозможность очистить себе путь чрез Борисов к Минску, повернет от Толочина или Бобра на Погост и Игумен, захочет пробраться на Волынь, для чего не излишне было бы наблюдать его партизанами, дабы заранее быть извещенным о его движении и тем его предупредить».
Как мальчику разъясняю всё. Ей-Богу!
Что ещё ныне примечательного было?
О продовольствовании вновь заботился, сколь удаётся в нынешних условиях. Это уже и не примечательно, но, как сказано уже, весьма рад, что результатов удаётся добиваться. Ланской замечательно хорошо всё делает, хоть и сердился я на него ранее. Однако наладилось дело, кажется. Но как оно в Белоруссии и Литве будет? С другой стороны, Чичагов немало магазейнов взял, заставлю поделиться!
Наконец, поздравил Платова с титлом графским, присовокупив слова, из коих он понять может, что прежние неудовольствия мои к нему совершенным образом забыты:
«Милостивый государь мой граф Матвей Иванович!
Чего мне желалось, то бог и государь исполнили. Я вас вижу графом Российской империи. Ежели бы подвиги ваши, начав от 6 октября по сей час, и не были так блистательны, тогда скорое прибытие с Дону 26 полков, которые в разбитии неприятеля столько участия имели, может сделать достаточно признательным всемилостивейшего государя. Дружба моя с вами от 73 году никогда не изменялась, и все то, что ныне и впредь вам случится приятного, я в том участвую.
Теперь прошу вас только уведомлять меня о направлении неприятеля.
Остаюсь в совершенной преданности вашего сиятельства верный и всепокорный слуга
князь Михаил Г.-Кутузов».
Ввечеру уже доченьке написал любимой.
«Лизинька, мой друг, и с детьми, здравствуй! Вот и вечер настал, мой дорогой друг, а я до сих пор не выбрал минуты, чтобы тебе написать; писать же при свете мне очень трудно. Поэтому опять за меня пишет Кудашев. Боже, сколько Его милостей до настоящего времени! Вязьма, Смоленск, Витебск, Орша, думаю, что даже до Могилева все освобождено. Враг бежит со всех ног. 5-го и 6-го мы одержали блестящие победы. 5-го Бонапарт присутствовал лично. За эти дни мы взяли более 20 тысяч пленных и пушек, примерно, более 200. Это так же верно, как то, что я тебя люблю. Несколько великолепных знамен с орлами и на протяжении 5 или 6 дней — восемь генералов; значительную часть императорских экипажей, кучеров и конюхов в ливреях. Проклятия армии этому человеку, когда-то великому, а теперь ничтожному, — поистине ужасны. Меня уверяют даже, что, проклиная его, благословляют мое имя за то, что я сумел справиться с таким чудовищем. Это точно мне было сказано за столом моими генералами, и я беру в свидетели Кудашева, иначе это было бы хвастовством. Безусловно, у меня много прекрасных минут, но я не весел, как обычно, хотя признаюсь, что я растроган тем счастьем, которое мне сопутствует, но нельзя быть веселым при таком напряжении! Прошедшие дни я много думал о Бонапарте, и вот что мне пришло в голову по поводу судьбы его и моей. Присоединяю сюда мое мечтание…»
Ну, это то, о чём я писал супруге Катиньке, повторяться не буду.
СНОСКА. Кудашев, оказывается, добавил там несколько строк от себя. Приятны мне они: хотя и от родственной души, но признательность заслуг моих льстит несколько в возрасте моём:
«Не сердитесь на меня, дорогие и добрые друзья, что не получаете от меня известий о папеньке так часто, как бы вам этого хотелось. Причина, которую я вам приведу, будет похожа на хвастовство, и я в отчаянии, потому что это как раз то, чего папенька терпеть не может. Но тем не менее это правда: благодаря тому напряжению, с которым мы постоянно преследуем и бьем врага, у нас остается время только на отдачу приказов. Очень часто глаза невольно смыкаются. Усталость такая, от которой стареешь. Еще дней десять такого аллюра, какой у нас был до сего дня, и у Бонапарта не хватит ног, чтобы бежать...
Постарайтесь, дорогие друзья, как можно скорее покинуть Крым, присоединяйтесь к нам вместе с моей маленькой семьей, и мы все поедем в Париж. Можно быть уверенным во всем, когда во главе находится такой гениальный полководец. Как я счастлив, что служу под его началом...»
Разбирал ещё письма французские. Некоторые есть весьма достопримечательные.
О Витгенштейне:
«Армии Витгенштейна наверно придется раскаяться во всем том зле, которое она нам причиняет. Император идет к ней наперерез с 100 000 человек, а маршалы Виктор и Сен-Сир теснят её у нас в тылу, и я надеюсь, что она вскоре будет уничтожена. А пока набеги её отрядов причиняют нам всевозможный вред, а когда к нам приходят подкрепления, казаки оказываются уже далеко. Всё было взято в Витебске, генерал-губернатор, комендант крепости, находившиеся там наши орудия: один из канониров дал себя изрубить в куски, прежде чем отдать свое орудие в руки неприятеля, и сколь люди, отличающиеся такой отвагой, достойны сожаления: смерть одного полковника и нескольких офицеров из числа моих знакомых, убитых при той же оказии, усугубляет печаль мою по поводу этого происшествия.
Меня предупредили, что неприятель в Орше, в четырёх милях отсюда, и я немедленно уезжаю».
О Наполеоне:
«Со времени Славкова я не имел чести писать Вам. Император провел там весь день 4-го числа. Выехал же оттуда 5-го в 5 часов утра с тем, чтобы отправиться в Дорогобуж. 6-го Его Величество отправился в Михайловку, где и провел ночь. 7-го Император ночевал в маленьком замке на берегах Днепра, недалеко от станции Пнёво. Его Величество сел в карету в первый раз, со времени выезда из Москвы. Снег, шедший в этот день, и сильный ветер делали езду верхом очень неприятной. 8-го ночевали на станции Бередикино, противной маленькой деревушки, где мы были нагромождены один на другом. 9-го Император прибыл в Смоленск в час пополудни. Мы пробыли там вчерашний день и остаёмся и сегодня, а уедем, может быть, завтра. Начиная с 7-го числа поход наш был очень трудным по причине дурной погоды. Шёл сильный снег и мороз, сопровождавшийся ветром, было всё время от 4 до 8 градусов. Лошади истощены. Было сделано все возможное для спасения артиллерии. Некоторые обозы останутся позади. Это не важно, в виду нашего теперешнего положения. При тех обстоятельствах, в которых мы тогда находились, надо было спасать людей, лошадей и орудия. В этом мы успели и если только неприятель справедлив, то он должен удивляться поспешности и порядку нашего движения. Я сообщу вам подробности, когда буду иметь счастие беседовать с вами у вас дома. Погода продолжает быть холодной, хотя сегодня не более 2 градусов. Генерал Бараге-д’Илье случился очень кстати на дороге в Ельну, где ему удалось остановить наступательное движение отряда, под начальством казацкого офицера графа Орлова-Денисова, имеющего под начальством 12 полков Донских казаков, 2 полка регулярной конницы и может быть одну пехотную дивизию. Милорадович находится с авангардом между Вязьмой и Дорогобужем. Платов преследует маршала Нея с своими казаками и беспокоит его, не причиняя ему большого вреда. Неизвестно, наверное, где находится сам главнокомандующий.
Генерал Самсон попался в плен с 4 полками, близ Дорогобужа».
Нет, ну какое беспардонное искажение всего, что на самом деле было! И ведь не скажешь, что ложь прямая, но так подано, что, скажем, про сдачу в плен Ожеро ничего не известно, зато выпячен генерал Бараге-д’Илье, якобы остановивший Орлова-Денисов, который остановился сам, дабы переварить целую пленную бригаду!
А Ней, коему Платов не причиняет особого вреда! Вот ведь умельцы! Это они от императора своего берут, коего совершенно лживые бюллетени тоже попадаются нам.
Tags: 1812
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments