Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

2 декабря. Чичагов преследует неприятеля по дороге от Зёмбина на Камень к Плещеницам; отряды, посланные вперёд ещё прежде выступления его, для истребления мостов, беспокоят в то же время его фланги.
Казаки Платова взяли в плен Прейзинг-Мооса, из баварского корпуса армии Наполеона.
На флангах наших были дела небольшие, но тоже успешные: партия подполковника Теттенборна из отряда генерал-адъютанта Голенищева-Кутузова разбила при местечке Долгиново арьергард баварского корпуса генерала графа Вреде; более 1 тысячи пленных. А в местечке Гребешове отряд генерал-лейтенанта Мусина-Пушкина разбил французов наголову, взяв в плен 4 офицеров и 200 рядовых.
Более ничего значительного ныне не происходило.
По традиции и чтобы сохранить картину действий наших, ибо, конечно, не все их умею отразить здесь, в журнале личном, прилагаю вновь листы из журнала военных действий:
"Ноября 16-го. Генерал-адъютант граф Ожаровский доносит, что лейб-гусарского полка штабс-ротмистр Нащокин, посланный с казачьим Шамшева полком из Козлова Берега в местечко Березну, нашел там отряд под командою генерал-майора Орурка, принадлежащий к армии адмирала Чичагова, и тем открыл коммуникацию Главной армии с армиею адмирала Чичагова.
Генерал граф Платов, представляя рапорт графа Витгенштейна, доносит от 15-го числа, что он находится между Крупками и Начью и истребляет неприятельские войски, тянувшиеся частями по большой дороге для соединения к главным своим силам. А генерал граф Витгенштейн извещает его своим рапортом от 14-го числа, что 15-го с вверенным ему корпусом будет в Кострице, откуда откроет сообщение с войсками генерал-адъютанта Кутузова.
Партизан подполковник Давыдов доносит от 15-го числа, что он 14-го атаковал отряд польских войск, прикрывавший гошпиталь свой в местечке Белыничах. Лесистые места и буераки способствовали много неприятелю удерживаться на каждом шагу; но 26-го егерского полка прапорщик Давыдов с сотнею казаков, ударив, рассеял их и взял 96 человек в плен. Между тем Волынского уланского полка подполковник Храповицкий с отделением своим занял местечко и гошпиталь. Неприятель, пользуясь лесистыми местами при реке Ослине, собравшись, хотел было держаться, но раздраженные казаки, спешившись, ударили в дротики и гнали его до местечка Есмонов, у которого, зажегши, мост, отступал к Березине, где вероятно, встретит новые препятствия. В сей день весь гошпиталь, состоящий в 290 человеках с лекарями, достался в руки. А на месте сражения взят 1 подполковник, 4 капитана и 192 человека рядовых, весь обоз,. 180 ружей и бывшие в местечке магазейны с провиантом.
Главная квартира армии в деревне Сомры.
Ноября 17-го. Генерал-адъютант Васильчиков с отрядом, ему вверенным, сего числа находился в селении Вышнее Городно, а полковник Юзефович с Харьковским драгунским и казачьим Данилова полками в Велятичах.
Главная квартира армии в деревне Михневичи.
Ноября 18-го. Генерал Милорадович доносит, что пехота вверенного ему авангарда 15-го числа расположена была около местечка Крупки, а кавалерия - в деревне Начи.
Генерал граф Витгенштейн рапортует от 13 ноября, что тога же дня прибыл он в селение Барань, дабы отрезать неприятелю Лепельскую дорогу и иметь способ действовать на Веселово, а равно и по большой дороге, ведущей к Борисову, притом доносит что, подойдя к Кострицы, 15-го числа намерен он атаковать неприятеля вместе с графом Платовым или в Немоницах или в Веселове.
Генерал граф Платов от 16-го числа доносит, что он, преследуя неприятеля, стеснил его при городе Борисове и отбил два орудия; по сожжении мостов чрез реку Березину неприятель, не имея средств перейти оную и будучи окружен со всех сторон, пред войсками корпуса графа Витгенштейна, положа ружье, сдался военнопленным в числе 7 тысяч 1 с 3 орудиями. О подробностях сего дела будет от него, генерала графа Витгенштейна, особое донесение.
Адмирал Чичагов доносит от 7-го числа, что по разбитии части отряда генерала Косецкого при Новосвержене авангард его следовал далее по дороге к Минску. 3-го числа настиг неприятеля при местечке Кайданове, где генерал-адъютант граф Ламберт быстрым движением не допустил его пользоваться соединением с корпусом генерала Домбровского, но, отрезав все дороги, по упорном сопротивлении принудил положить оружие. Генерал Косецкий, командовавший сим отрядом, спасся бегством с малым числом людей. Трофеи сего дня: 2 знамя, 2 пушки,, пленных: штаб-офицер 1, обер-офицеров 63, рядовых до 4-х тысяч. По успешном поражении авангард его 4-го числа занял Минск, в коем неприятель оставил в добычу значительные с провиантом магазейны, некоторое количество пороха и свинца и большой гошпиталь, в котором больных и раненых: обер-офицеров 45, нижних чинов 2224, наших пленных раненых обер-офицер 1, рядовых 109.
Генерал Милорадович, препровождая копию с рапорта генерал-майора Ермолова, доносит от 15-го числа, что в селении Глинках захвачен польской службы генерал Василевский, а генерал-майор Ермолов в рапорте своем уведомляет его, что с отрядом авангарда 14-го числа находился в Крупках.
Адмирал Чичагов рапортом от 15-го числа доносит, что по вступлении в город Минск поспешал ускорить занятием Борисова, для сего, усиля авангард генерал-адъютанта графа Ламберта, немедленно отправил его к оному. 9-го числа граф Ламберт открыл неприятеля при Борисове, мгновенно его атаковал и, несмотря на упорное сопротивление засевшего в тет-де-поне, взял оный приступом. Неприятель, остававшийся на левой стороне реки, не успев истребить моста, обратился в бегство; причем взято штаб-офицеров 2, обер-офицеров 38, нижних чинов более 2000, 7 пушек и одно знамя. Между тем полковник Луковкин с казачьим полком, соединясь к отряду полковника Палагейка в Игумене, должен был итти в Березну, для наблюдения за движениями корпуса генерала Домбровского; но узнав, что корпус сей поспешал к Борисову и что Березин занят уже нашими войсками, обратился к селению Уши, где, окружив часть неприятельского арьергарда под командою полковника Симановича, принудил сдаться. Число пленных: штаб-офицер 1, обер- офицеров 12, нижних чинов 284. А генерал-майор Чаплиц с вверенным ему отрядом шел на Зембин. Мосты и переправы, существовавшие на реке Березине, все истреблены. По занятии Борисова авангард под командою генерал-майора графа Палена шел к Лошницам, но в 10 верстах от города был встречен корпусом генерала Удино. Граф Пален, видя превосходство неприятельских сил, уступил город и взял позицию на правом берегу реки, заняв тет-де-пон. Притом уведомляет, что генерал-лейтенант Сакен разбил корпус князя Шварценберга, взяв одно знамя и более 1000 человек, и что о подробностях сего дела будет от него особенное донесение.
Генерал граф Витгенштейн рапортует от 16-го числа, что он со всем корпусом, прибыв к Старому Борисову, отрезал неприятельский арьергард, состоящий из части корпуса маршала Виктора, пригласил притом и графа Платова для содействия поспешить прибытием к городу Борисову. 15-го числа атаковал неприятеля перед вечером и после сильной перестрелки, продолжавшейся 4 часа, искусным и удачным действием нашей артиллерии неприятель обращен в бегство. Причем взято: 1 пушка, 30 штаб- и обер-офицеров и до 1000 нижних чинов. После чего послан был от него парламентер объявить им, что они со всех сторон окружены и предложить без кровопролития положить ружье и сдаться военнопленными. Долго колебался неприятель. Прибытие графа Платова к городу Борисову и мужество войск, наконец, принудили согласиться на предложение. В числе пленных: дивизионный генерал Партен, бригадный генерал Бильяр и начальник штаба Делетр, 2 полковника, 40 штаб- и обер-офицеров и 800 нижних чинов. А 16-го числа поутру в 7 часов положили ружье и последние генералы Камюс и Блямон, 3 полковника, 199 штаб- и обер-офицеров и до 7000 нижних чинов, 3 пушки, 2 штандарта и много обоза. В числе пленных два новые кавалерийские полка: Саксонской и Бергской, на весьма хороших лошадях.
Адмирал Чичагов от 17-го числа донес, что он 16 числа с рассветом дня атаковал неприятеля, перешедшего реку Березину при селении Брилове. В то же самое время генерал граф Витгенштейн с своей стороны действовал на неприятельские силы, прикрывавшие переправу. Корпус генерала Удино занимал гу¬стой лес по дороге, ведущей от селения Стахова к Брилову, действие атаки, при упорном сопротивлении неприятеля, продолжалось до глубокой ночи; но невзирая на то, был он сбит и тесним более 4-х верст; причем кроме значительного числа убитыми и ранеными потерял 1 пушку, 7 штаб- и обер-офицеров и 130 человек нижних чинов.
Главная квартира армии в деревне Шеверничи.
Ноября 19. Партизан артиллерии капитан Сеславин доносит, что он с вверенным ему отрядом 16-го числа занял город Борисов.
Генерал граф Витгенштейн рапортует от 17-го числа, что он атаковал неприятеля при селении Студенцы, которой защищался с величайшим упорством, желая спасти свои обозы и тяжести, несмотря однако же на оное, был сбит с позиции и преследован. В сем сражении, продолжавшемся целый день, неприятель потерял 13 пушек и до 1500 пленных, много штаб- и обер-офицеров, которых все еще приводят. Обозов же как казенных, так и партикулярных , такое множество, что боле полуторы версты квадратной дистанции оными заставлено так, что ни проехать, ни пройти невозможно.
Адмирал Чичагов от 18-го числа рапортует, что после сражения, бывшего 16-го числа при селении Стахове, неприятель преследован был до селения Брили, в коем бросил он 7 пушек и 10 ящиков; потеря его убитыми чрезвычайно велика, ибо берега реки Березины покрыты трупами, в плен взято до 3000 человек.
Главная квартира армии в деревне Уши.
Неприятель потерял в сии дни, считая по донесениям с 16 -го по 20-е число ноября, пленными: генералов 5, штаб- и обер-офицеров 427, нижних чинов 23 500, пушек 22 и 4 знамя.
Фельдмаршал князь Г.-Кутузов".
Ныне отписал царю на апробацию решения заменить ряд командиров; среди прочих – этого негодного Мекленбургского, коий ничего в военном деле не понимает, а представляет собою тип княжущего генерала, этакого барина на войне. Он сейчас управляет 3-м корпусом, но не утверждённым будучи в сей должности императором. Теперь же в корпусе сём соединены 1-я и 2-я гренадерские дивизии; управлять такой силою столь мало энергичному командиру позволить не хочу я. Посему хочу я его заменить Коновницыным, о чём и испрашиваю согласия Александра. Коновницын сильно вырос за время исправления при мне должности дежурного генерала, мнения высказывает дельные, а наипаче – мыслит категориями манёвров и стратегии.
Поскольку же командующий 8-м пехотным корпусом генерал-лейтенант Бороздин наклонен мною принять поручение к приведению всего в порядок в тылу армии, что я почитаю довольно важным, и куда он уже отправился, то на оный корпус хочу я поставить генерал-лейтенанта князя Долгорукова. Хотя при армии он только с Тарутина, однако же успел отлично проявить себя при Красном, за что представлен к ордену Св.Георгия 3-го класса. Хорошо образован и весьма остроумен, каламбуры его иные нравятся мне весьма, хотя мы с ним не близки. Поелику же я по указу царскому вынужден на его 2-й корпус поставить несносного принца Евгения Вюртембергского, то считаю правильной рокировку таковую на 8-й корпус.
Поскольку сегодня день был почти что свободный, в дороге я снова много размышлял о будущих судьбах России и Европы.
В чем интерес России? Быть в Европе? Мы торговлею нашей и так в Европе. И это положение в целом сбалансировано. То, что Европе надо от России, что России от неё - так и так они обе получают. И я не вижу, что могло бы уничтожить эту торговлю и тем навредить нам.
Какова политическая выгода нам от вторжения в Европу? После ликвидации Польши - никакой! Даже если захватить какие-то территории - они никогда не будут нашими, зато мы окажемся вовлеченным в мелкие свары держав, где нас всегда будут ненавидеть и пытаться обмануть – ибо мы другие, а значит – варвары в глазах европейских.
Интересы России объективно - в Проливах.
Так вот. Совсем уже днями мы выгоняем Наполеона из Отечества нашего. Победоносная русская армия, только что приобретшая не только гигантский боевой опыт побед, но и опыт уничтожения лучшей военной силы Европы, прошла бы в Константинополь, как нож сквозь масло.
Кто возразил бы на то – не словесно, а на деле?
Франция, остающаяся в состоянии войны с Англиею, а с нами заключившая почётный мир после небывалого разгрома, - нет, она бы на сие не реагировала никак. Не до того. В условиях такого оглушающего разгрома Наполеону точно не до Проливов. Он некоторое время зализывал бы раны, а затем был сильно озабочен удержанием своих владений в Европе.
Англия? Англия могла бы к нему кинуться с предложением защитить Проливы или наказать Россию за их захват. Но тут я не вижу, чем может она торговаться с Наполеоном на переговорах. Согласиться на его континентальную блокаду против себя? Вывести войска из Испании? Отдать Мальту?
А ведь отдать надо весьма многое, чтобы заставить Наполеона забыть о нынешних сотнях тысяч потерь, после чего решиться на новое вторжение. И вообще ему ещё как-то надобно найти новую формулу для сей войны, когда он уже знает, что такое Бородино и что вообще даже взятие Москвы ни в коем разе не приносит в России победы.
Нет, не пойдёт на нас Наполеон.
Англия скрипела бы зубами, но тоже не смогла бы откровенно противустать нам, желая вернуть себе союзника против Франции. Остальных игроков на поле – просто нет, ибо Австрия – вассал Франции и на самостоятельную войну с нами не осмелилась бы.
Возможен ли из-за захвата нами Проливов внезапный союз между Англией и Францией с целью покарать Россию? Думаю… нет. Невозможно себе представить, что "прощённый" Россией Наполеон вдруг внезапно кинется в объятья Англии, чтобы вместе с нею не допустить только что уничтожившие его армию русские войска к Проливам. Во-первых, для этого надо как минимум эту войну с Англией физически завершить - а это требует пересмотра всей политики, то есть – требует времени. Во-вторых, собрать новую армию. Это - тоже время. А в-третьих, надо настолько близко к сердцу принимать интересы турок, чтобы, невзирая на бурление в Европе, вызванное русской победою, бросить там всё и отправиться защищать Проливы.
Впрочем, не знаю. Знаю, что на моей стороне сего негласного спора с царём – большая часть общества нашего, кое не желает продолжения войны в Европе и уничтожения Англией своего врага нашими руками. Размышляю, много обо всём думаю… остаётся надеяться, что Шишков, Салтыков, вообще общество наше смогут так же продавить решение о мире, как смогли продавить против воли царя решение о моём назначении главнокомандующим.
Я, без ложной скромности если, надежды России оправдал. Создаст ли победа наша и моя таковую ситуацию, в коей царь вынужден будет прислушаться к гласу народа? А то ведь известным образом победа сия и его усилила…
Tags: 1812
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments