Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

5 декабря. Сего дни в ночь авангард Чаплица переправился через Ушу и ударил во фланг французской позиции. Пока длился бой, подоспел отряд Ермолова и вся Дунайская армия; после этого дело продолжилось в трёх верстах за Молодечной. Здесь Виктор был разбит окончательно. Его солдаты сами бросали ружья и сдавались. Он потерял всю артиллерию в числе 20 орудий и 2 500 пленными. Думаю, арьергард французский перестал существовать.
Нет, ну красиво же! Сочетание флангового и фронтального удара. И вот результат: французы бежали, почти не сопротивляясь!
Платов донёс о занятии им Молодечно.
Отряд Сеславина налетел на дивизию Луазона, вступавшую в Ошмяны; французы бросились из города, но, увидев, что имеют дело с небольшим лишь кавалерийским отрядом, остановились. Сеславин, не вступая в бессмысленный бой, отошёл к Табаришкам.
Но главное случилось в другом месте! По сведениям верным, сразу после этого сражения Наполеон – видимо, окончательно убедившись, что противустоять нам далее не может, покинул армию! Сдав начальствование Мюрату, он выехал из Сморгони - очевидно в Париж.
Итак, цель кампании – по крайности, моей личной кампании – достигнута! Наполеона нет более; армия его почти уничтожена: вся комбинация сложилась!
Теперь важно, чтобы царь протянул великодушную руку императору французскому, зная, однако, что сейчас он получит от него куда более, нежели от любого восстановленного правительства Бурбонов. Но в том необходимо убедить его. Шишков меня не сильно любит, но в этом деле мы с ним союзники – надеюсь, что сделает он всё возможное в этом направлении, ибо тоже не желает продолжения бесполезной для России войны.
По слухам некоторым из Петербурга, царь сам лично собирается к армии: осмелел ныне. Возможно ли, что здесь удастся мне переменить мнение его? – сомнительно: он позёр, но упрям и своеволен; а уж наша с ним взаимная нелюбовь известна всему свету. Пожалуй, как раз мне надобно помалкивать; а то и говорить в смысле того, как славно будем мы бить французов и дальше: тогда есть надежда, что из ослиного своего упрямства и антипатии прислушается он к советникам добрым, в роде Шишкова и Румянцева.
Тем временем отписал я рапорт царю о ходе преследования неприятеля:
«№ 601 Главная квартира Радошковиче
После переправы французской армии через Березину армия адмирала Чичагова, преследуя оную, имела неоднократно поверхность над неприятелем, отступающим чрез Плещеницу, Молодечно, Сморгоны к Вильно. Генерал-майор Ланской, посланный 14-го числа через деревню Юрьево к местечку Плещеницы и пробираясь проселочными дорогами, перешед 12 миль, 17-го числа поутру напал в местечке Плещенице на передовой неприятельский отряд, занимавший квартиры для императора Наполеона. Следствием сего внезапного нападения было взятие в плен генерала Каминского, 2-х полковников, 2-х подполковников, 2-х майоров, 24-х обер-офицеров и 217 рядовых. Авангард армии адмирала Чичагова, следовавший быстро за неприятелем до местечка Хотиничи, взял 5 пушек, 1 полковника, 6 обер- офицеров и более 500 рядовых, при малой потере с нашей стороны, легко ранен генерал-майор Греков 8-й пулею в голову.
21-го числа авангардом адмирала Чичагова преследуемый неприятель до селения Латигал был настижен и сильно атакован генерал-майором графом Орурком, причем отбито 2 саксонских штандарта, кои повергаю к стопам вашего императорского величества гвардии с порутчиком Феншем; да сверх того одна пушка, более 1500 пленных, в том числе много штаб- и обер- офицеров и один генерал, о имени коего еще не получил уведомления. В сем случае содействовали много войски генерала графа Платова.
22 числа авангард адмирала Чичагова, подошед к Молодечне, нашел мосты, неприятелем сорванные. В полночь неприятель оставя местечко, пошел по дороге к Сморгонам. Генерал-майор граф Орурк, следуя за ним и не давая ему отдыха, захватил 500 человек в плен и 6 орудий. В местечке Молодечне найдены также два орудия.
Из рапорта адмирала Чичагова, упоминаемого о деле при Волковиске между генерал-лейтенантом Сакеном и корпусом генерала Ренье, составлявшим ариергард князя Шварценберга, известно, что австрийские войски, шедшие к Слониму, возвратились обратно к Изабелину в подкрепление генерала Ренье. Сие движение побудило генерал-лейтенанта Сакена отойти к Шерешову, дабы быть всегда в тылу неприятеля, если бы оный предпринял марш к Вильне. Из сего ваше императорское величество усмотреть изволите, что князь Шварценберг движением своим не только что не сближается к Вильне, но даже удалился несколько от сего пункта. Впрочем для узнания о действительном направлении князя Шварценберга назначен мною отряд графа Ожаровского действовать к стороне Слонима. Сейчас получил рапорт от графа Платова, при котором препровождает взятый у неприятеля польский эстандарт и который при сем вашему им¬ператорскому величеству представляю.
Фельдмаршал князь Г.-Кутузов».
К ночи уже доставили мне последний бюллетень Наполеонов, позавчерашним числом им помеченный; ну, придумщик изрядный! Без слёз от смеха не мог читать я документа сего, отчего привожу здесь на будущую память изрядные отрывки из него. Сии показывают, что армия его почти в полном порядке, а к нынешнему положению привели её погоды да казаки вредные! Достаточно сказать, что лишь теперь он впервые признаёт, что армия его отступает!
«До 6 ноября погода была отличная, и движение армии производилось с полным успехом. Холод начался с 7-го числа; с этого момента каждую ночь мы теряли по несколько сотен лошадей, умиравших на биваках. До Смоленска мы потеряли много кавалерийских и артиллерийских лошадей.
14, 15 и 16-го числа термометр показывал 16 и 18 градусов мороза. Дороги покрылись гололедицей; кавалерийские, артиллерийские и обозные лошади, в особенности лошади из Франции и Германии, гибли каждую ночь не сотнями, а тысячами. В несколько дней пало более тридцати тысяч лошадей; вся наша кавалерия спешена, артиллерия и обозы без запряжек. Пришлось бросить и уничтожить значительную часть наших орудий, запасы патронов и артиллерийских зарядов.
Армия, бывшая в превосходном состоянии 6 ноября, уже 14-го совершенно изменилась, не имея ни кавалерии, ни артиллерии, ни обозов. Без кавалерии мы не могли разведывать и на четверть мили; не имея же артиллерии, мы не могли рискнуть на бой с надеждой дать сильный отпор противнику; приходилось уходить, чтобы не быть втянутым в бой, нежелательный ввиду недостатка боевых припасов; приходилось занимать известное пространство, чтобы не быть обойденным, и без кавалерии, которая могла бы разведывать и служить связью между колоннами. Эти затруднения, в связи с наступившими морозами, делали наше положение тягостным. Люди, от природы не закаленные к перенесению ударов судьбу и несчастий, потеряли энергию и веселое настроение духа и ничего не ждали, кроме неудач и катастроф; одаренные же от природы были веселы и держали себя как всегда, а в преодолении различных затруднений видели новый источник славы.
Неприятель, видя на дорогах следы ужасного положения, в котором находилась французская армия, решил этим воспользоваться. Он окружил все колонны казаками, которые захватывали, подобно арабам в степи, отставшие обозы и повозки. Эта негодная конница, способная только производить шум, но неспособная опрокинуть даже одной роты вольтижеров, при данных обстоятельствах сделалась страшной. Однако неприятель принужден был раскаиваться, когда намеревался предпринять что-либо серьезное».
Заканчивается бюллетень словами: «Его Величество совершенно здоров».
Мне нечего к сему добавить…
Tags: 1812
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments