Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

14 декабря. Платов подошёл к Ковно. Здесь его встретил всё тот же вездесущий Ней огнём из 20-ти орудий. Под командою у него, по данным неверным, но похожим на правду, всего 1500 человек. Платов – молодец! – не стал зря класть людей, тем более с его-то слабою артиллерией; он попросту послал казаков по льду через Неман выше и ниже Ковно. Ней посчитал себя опасным быть отрезанну – как то много раз с ним случалось уже; потому выдвинулся из Ковно, но на марше был настигнут и окружён казаками. Ней хотел пробиться штыками, но солдаты и ему уже не повиновались и рассыпались; причём часть перебита, часть полонена, остаток в трудно определимом числе спасся бегством. Ней опять ускользнул – это чудо какое-то! Мне уже хочется взять его в плен только для того, чтобы бесконечно наслаждаться обсуждением с ним стратегии военной!
По донесениям, сей последний бой в нынешней кампании протекал так.
Командуя арьергардом, Ней сам явился в Ковно только с небольшой горстью солдат. Здесь он увидел картину мало отрадную: несколько тысяч солдат было на площади и на прилегавших улицах; но они лежали замёрзшими перед винными магазинами, которые пред тем разгромили.
Когда подступили к городу казаки, следствием стала новая паника, бегство и скопление на неманском мосту солдат, совершенно уже деморализованных. И тут Ней снова совершил, казалось, невозможное! Он отыскал или собрал в этом сброде то, что ещё могло сопротивляться, как-то убедил солдат снова взяться за оружие и организовал из них позицию.
Поставив на Алексотенских высотах орудия, он с остатком арьергарда стал отстаивать оные позиции.
Несмотря на всё воодушевление, кое смог внушить маршал солдатам своим, они плохо слушали своего командира; часть из них бросилась бежать при первых пушечных выстрелах конной батареи казаков. Тогда Ней, выхватив ружьё у одного из бежавших, повёл сам их в атаку, и казаки отступили.
Платов, не желая жертвовать людей, послал два отряда казаков в обход французской позиции. Ней таким ходом событий был принуждён оставить Алексотен. С ничтожною частью тех, кто ещё сохранил строй, он стал по льду переходить Неман на другую сторону; думаю, вспоминал он при том Днепр около Красного…
Но солдаты передовой колонны, уже взобравшиеся на подъём, обнаружили тут разворачивавшихся в лаву казаков, отчего развернулись и с криком бросились бежать назад. Таким образом путь отступления оказался неожиданно отрезанным, и панический страх охватил солдат, считавших себя уже в безопасности.
Произошёл сильный беспорядок, но и в нём ней, не утративший мужества и упорства, не потерялся, сохранил твёрдость и, собрав уже просто жалчайшие остатки в подобие кареи, бился, пока была возможность, до ночи. С наступлением же ночи он, пользуясь темнотой, с оставшимися солдатами пробрался вдоль берега Немана и укрылся в лесу. Это было бегство катастрофическое, в коем множество солдат потерялось, много замёрзло. В Вильковишки, где находился Мюрат, Ней явился почти в единственном числе. Но опять ускользнул! Поразительно, насколько благоволит ему Фортуна!
Теперь французы бегут частью к Тильзиту, частью к Вильковишкам. Можно сказать, что они уже за пределами русского государства! Жду подтверждения от Платова, что взял он Ковно, и тогда можно будет сказать, что и цель кампании — изгнание врага из России – достигнута!
Платову указал я следовать за неприятелем до самой Вислы. В подкрепление назначено ему часть регулярной кавалерии с пехотою, которые, перейдя Неман, не очень удаляются от армии Чичагова (коий днесь из Вильны уехал к войскам своим) и корпуса Витгенштейна, которые впредь до повеления моего оставил я покуда на правом берегу Немана.
Жестоко предостерёг атамана и с казаками от каких бы то ни было бесчинств и грабительств, а то знаем мы, как оно казачки наши умеют! Чтобы по вступлении в край прусский именно под опасением строжайшего взыскания, всем в команде его находящимся казакам отнюдь не грабить и вообще никаких не причинять обид.
Армия Чичагова расположилась по квартирам в окрестностях Прен. Главная армия — между Вилькомиром и Воложином. Авангард Васильчикова направлен к Белостоку.
Написал в этом основании рапорт царю о том, что остановил войски наши, давши несколько соображений, почему это необходимо.
«№ 652 Вильно
Хотя из генеральной диспозиции моей ваше императорское величество высочайше усмотреть изволите, что я хотел преследовать неприятеля за Неман армиями адмирала Чичагова и корпусом графа Витгенштейна, но сколь ни полезно бы было теснить его таким образом, как он теснен был до сего времени, однакож в исполнении сего встречаю я затруднении.
Главная армия, быв в беспрестанном движении от Москвы до здешних мест на пространстве почти 1000 верст, несколько расстроилась. Число ее приметно уменьшилось и люди, делая форсированные марши и находясь почти день и ночь то в авангарде, то в беспрестанном движении для преследования бегущего неприятеля, в очевидное пришли изнурение; многие из них отстали и только во время отдохновения армии догнать могут.
Во уважение сих обстоятельств, дабы войски вашего императорского величества привесть в желаемое состояние и с лучшими успехами действовать на неприятеля, я положил дать здесь отдых Главной армии на несколько дней, что однакож может продолжиться до двух недель.
Армия адмирала Чичагова и корпус графа Витгенштейна, хотя также должны были выступить 1-го числа, но как и у них от форсированных маршей и ежедневного движения отстало много людей, а при том и запасы не подоспели еще к ним, то и по сей необходимости приказал им выступить 3-го числа. Вследствие сей перемены Главная армия остается здесь на некоторое время.
Армия адмирала Чичагова и корпус графа Витгенштейна идут к Неману и остановятся на правом берегу сей реки. (Установление сие сделано потому, что не имеем еще подлинных сведений о движении Макдональда. Граф Платов со всеми казачьими полками, одним гусарским и 2-мя драгунскими полками из армии адмирала Чичагова, равно и авангард графа Витгенштейна и Чичагова преследуют неприятеля по его следам и должны продолжать свое движение до самой Вислы.
Фельдмаршал князь Г.-Кутузов».
Надеюсь убедить.
ПРИМЕЧАНИЕ НА ПОЛЯХ. Сия надежда не оправдалась: противустояние наше до того обострилось, что в тот же день Александр, не видя рапорта моего, но как бы отвечая на него же (хотя отвечал на предыдущий), потребовал безусловного преследования Наполеона:
«С.-Петербург
Князь Михайло Ларионович! Получив сегодня донесение ваше от 25 ноября № 599, поспешаю ответствовать на оное, не теряя времени.
Поверхность наша над неприятелем, расстроенным и утомленным, приобретенная помощию всевышнего и искусными распоряжениями вашими, и вообще положение дел нынешних требуют всех усилий к достижению главной цели, несмотря ни на какие препятствия. Никогда не было столь дорого время для нас, как. при теперешних обстоятельствах, и потому ничто не позволяет останавливаться войскам нашим, преследующим неприятеля, ни на самое короткое время в Вильне.
Я, уважая причины, в донесении вашем помещенные, нахожу полезным остановить в Вильне единственно небольшую часть войск, более других расстроенную, которая бы собрала отставших и выздоровевших людей, равно и баталионы генерал-майора князя Урусова; а прочим всем войскам как большой армии, так и армии адмирала Чичагова и корпуса графа Витген¬штейна следовать беспрерывно за неприятелем, взяв такое направление, чтобы не только внутри, но и вне границ наших иметь ту же цель, отрезывать ему сообщение и соединение с новыми подкреплениями его.
Правила, принятые вами в рассуждении границ австрийских, я апробую; по предмету же расположения нашего в Пруссии вы получите вслед за сим подробное от меня изъяснение. Пребываю вам всегда благосклонный
Александр».
Нет слов, кроме мужицких!
Отписал ещё несколько рапортов царю.
О захвате трофеев и пленных в Вильне:
«№ 647 Вильно
Вашему императорскому величеству щастие имею всеподданнейше донесть, что по занятии города Вильны я употребляю все средствы для приведения всего в устройство и известность. Краткость времени не позволяет мне при сем представить вашему императорскому величеству общую ведомость, ибо как всякого рода запасов, также и пленных такое множество, что должно употребить некоторое время для узнания настоящего числа. Впрочем, пока я здесь нахожусь, комендант главной квартиры Ставраков обще с генерал-майором Безродным собрали в городе в разных магазейнах ржи 14 тыс. четвертей, сухарей и муки 5 тыс. четвертей, весьма значущие запасы мундиров, ружей, сум, седел, шинелей, киверов и прочих коммиссариатских вещей.
Пленных же 7 генералов: Вивье, Гуссейт, Норман, Гюлиом, Лефевр, Ивановский и Зайончек, 108 штаб-офицеров, 224 обер-офицера, 9517 нижних чинов и 5139 больных, в госпиталях находящихся.
Сверх сего в окрестностях города собирается множество пленных, также и некоторые магазейны еще не успели освидетельствовать. Коль скоро все сие будет приведено в известность, то я буду иметь щастие довести до сведения вашего императорского величества».
Следующий – о разгроме войск неприятельских при выходе из Вильны.
Ещё один – по поводу действий наших противу австрияков Шварценберга.
Ещё – рутина штабная.
Кажется, где-то остались ещё французы на нашей территории, не считая Макдональдовых, из большой из армии бывшей. Собираю сведения о том.
Но уже можно сказать: из 380 тысяч главных сил французской армии (не считая Макдональда и австрийцев), и затем вместе с прибывшими к ней подкреплениями возвратились обратно за границу с оружием в руках только 1000 (400 солдат старой гвардии и 600 гвардейской кавалерии) с девятью орудиями. С девятью! И около 20 тысяч безоружных.
Это разгром, коего не было в истории новейшей! А они ещё сравнивают меня с Суворовым! Видит Бог, люблю я покойного Александра Васильевича и уважаю, но помилуй Бог! как он говорил – он не спасал Отечества нашего!
Впрочем, умолкаю. Не стоит тешить гордыню свою хотя и в журнале сём тайном…
Tags: 1812
Subscribe

  • О трактовке событий вокруг смерти князя Игоря

    А вот скажите мне кто-нибудь добренький, как, по вашему мнению могут быть совмещены следующие события и даты в непротиворечивый ход событий с…

  • Русские - повелители славян

    Интересные аллюзии к скандинавской мифологии предлагает внимательному читателю одна из самых известных русских былин – «Добрыня и змей». Конечно, в…

  • Русские - повелители славян

    Ещё на одно очень важное былинное свидетельство синтеза русов со славянами и прочими нативными элементами в ходе развития от догосударственных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments