Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Централизация власти - вопрос очень сложный

Централизация власти - вопрос очень сложный
С очень многими входящими переменными.
По умолчанию - она выгодна данной правящей группировке. Даже если к власти рвется группировка с противоположными лозунгами, то, обретя оную власть, она ее будет непременно центрилизовать. Такова уж природа и человека, и власти.
Но это - закон стратегический. А локально на местах могут развиться такие экономически мощные властные элиты, которые могту позволить себе отвергать централизацию, а центр с этим поделать ничего не может. Это тоже закон - но второго уровня: он непременно следует за централизацией вслед за обеспечиваемым ею ростом экономического потенциала регионов.
Но есть закон и третьего уровня: централизация происходит не только географически, но и социально, и политически.
В социальном смысле она или отвергает сотрудничество с другими социальными группами, кроме властной элиты, и тем лишает себя опоры, после чего гибнет, или втягивает в себя другие социальные группы, но тем самым постепенно лишая централизацию смысла. Если, правда, у элиты нет возможности эксплуатировать чужой экономический и социальный капитал - колоний (колониализм), оккупированных территорий (гитлеризм), покоренных народов с их экономическим потенциалом (американизм) и т.д. Впрочем, это только отдаляет срок неизбежного растворения централизации.
В политическом плане централизация означает концентрацию политической власти в руках лишь одной из групп политической элиты, что и является основной гарантией исторической краткосрочности таких режимов. Пока группа-узурпатор достаточно сильна, чтобы ни с кем не делиться властью, то она и не делится, в том числе и методами террора (сталинизм). Но тем самым она замыкается сама в себе, загнивает, неизбежно входит в период реформ, слабеет и обрушивается - революционно-кроваво или не слишком кроваво.
Отсюда прост анализ нашей нынешней политики: в отсутствие возможности обеспечивать экономически слабые слои и региональные элитные группы за счет внешних источников (колониализм, гитлеризм, американизм) путинская власть берется замыкать на себя (централизировать) источники экономического существования региональных элит. Тем самым они лишает их экономической базы и, по логике, должна за это предоставлять возможность прильнуть к этим источникам из центра (ротация региональных и центральных элит, как в СССР). Этой возможности она тоже не представляет, из-за чего путинская политика централизации лишь создает излишнее напряжение по линии центр-регионы. Что напряжение стало уже серьезным, показывает пример перехода во все более жесткую оппозицию к центру самого экономически сильного регионального лидера - Лужкова.
По линии социальной путинская централизация обеспечивает точно такую же, как региональную, эксплуатацию социальных групп и слоев, не входящих в правящую элиту. То есть за счет так называемых реформ происходит перелив эксплуатируемого национального капитала в руки той группы, которая контролирует власть. Эта группа замыкает на себя, таким образом, доступ к льготам, которым пользовались ранее другие группы, доступ к реальному медицинскому обслуживанию, к производственным мощностям (известная по регионам тенденция "москвичизации" местных производственных ресурсов) и их продукту, к здоровью и проч. Даже если допустить, что эта правящая группа обеспечит дальнейшее справедливое распределение отобранных таким образом у общества продуктов, само взятое ею на себя право отбора возмущает и радикализирует другие социальные группы.
Наконец, политическая централизация, окончательно замкнувшаяся в стенах зданий на Ильинке, где размещается президентская администрация (а специально не говорю - Кремль, ибо тот - лишь исполнитель воли Ильинки), с неизбежностью ставит ее, администрацию, в положение оккупационной силы, а себя, централизацию, - в роль инструмента оккупации. Таким образом, администрация начисто исключает для себя возможность сотрудничества с другими политическими группами, не обладая в то же время ни таким террористическим инструментом и аппаратом, как Сталин, ни достаточным интеллектуальным ресурсом, чтобы не то что обеспечивать себе интеллектуальный и духовный контроль над другими силами, но и хотя бы элементарно избегать подстав с их стороны.
Таким образом, нынешняя элита создает региональное, классовое, социальное и политическое напряжение по всем азимутам. Это может делаться либо по крайней глупости в сочетании с заносчивостью недалекого умишка, либо с какой-то крайне важной эгоистической целью вкупе с расчетом на безнаказанность. Эгоистическая цель у любой элиты всегода была только одной: добиться обогащения, используя для этого ресурс власти. Это же обогащение рассматривается как ресурс обеспечивающий дальнейшую безопасность - можно переехать, скрыться, от купиться и т.д. Примеры здесь у всех перед глазами - судьбы представителей предыдущего поколения олигархической элиты - Гусинского, Абрамовича, Дерипаски, Дьяченко и проч.
Отсюда - вывод, совершенно неоригинальный: при всей многотонности лапши, которой нас подчует олигархическое правительство и прочие институты нынешнего олигархического всевластия, речь по-прежнему идет о разграблении национального продукта в интересах относительно небольшой социальной группы. Причем разграблении настолько безоглядном, что вопрос о гарантиях дальнейшей безопасности общества даже не ставится. И настолько безудержном, что исключает заботу о поддержке со стороны других элит и социальных слоев.
А потому я боюсь даже думать, что произойдет после того, как экономическое содержание этой политички будет исчерпано за полной высосанностью национального богатства. Скажем так: децентрализация его остатков будет самым мягким определением.
Tags: Политическая философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments