Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

- А кто был наставник тогда? – осведомилась мать.
- Дядя Воист, мама, - ответил мальчик.
Мать хмыкнула:
- Уй твой…
Ингвар с надеждой смотрел на неё. Мама была самым родным, самым надёжным и самым мудрым на свете человеком. После папки, конечно. Но папка… Папка всегда был в делах. И нежности к сыну, как мама, никогда не показывал. Зато строг был и спрашивал… больно спрашивал. Хотя всё равно Ингвар готов был отдать жизнь за него! И испытывал необъятное счастье, когда ладонь отца ложилась на его макушку. Такое бывало. Нечасто, но бывало. И тогда Ингвар готов был на всё!
А мама сидела задумавшись. Может, решает, как будет говорить со своим братом, уем Воистом, чтобы тот как-то решил дело…
- И что же было дальше? – спросила она, наконец.
- Уй Воист накричал на меня. Он сказал, что доложит об это великому князю, который подумает, нужен ли ему в дружине такой слабак. А потом велел привести другого щенка и приказал мне одному его убить.
- И ты?..
Ингвар шмыгнул носом.
- Ну… Я представил, что это волк… Волчок такой. И стал его бить… А мальчики всё равно смеялись. А больше всех – Туробид.
- И что же ты сделал?
Вопрос был важен весьма. Князь обиду прощать не должен. А князь начинается с княжича. Такого вот, сопливого. Ежели княжич на обиды не отвечает – никогда ему не удержать в кулаке вольницу русскую. Другого конунга найдут себе. Либо вообще промеж себя ярла выберут.
А Забаве вовсе не хотелось когда-нибудь оказаться бывшей княгинею. В том смысле, что должен быть готов сын князя русь возглавить в случае чего. Верить, что с Ольгом что-то случится, не хотелось. Нет, не так! Страшно было о том думать. Особенно, когда сыновья малы ещё. Но жизнь такова, что с мужчинами в ней постоянно происходят неприятности. Конечно, смерды могут прожить достаточно долго… Но те и не совсем мужчины. Ну, то есть оружием владеют, конечно, и в ополчение выйдут, коли князь позовёт. Да всё ж не воины.
Забава же достаточно долго прожила уже среди русов, чтобы пропитаться несколько их отношением к жизни и людям. А оно было простым. Кто с мечом – тот враг. Если не побратим. Кто без меча – тот добыча. Особенно если не русский.
Русы и друг с другом-то живут, стойно волки. На охоту стаей ходят, а вне её и друг на друга клыки ощеривают. И только вожака слушают. До поры. Покуда у того клыки острее всех в стае…
Так что русы много долго не живут. В сорок лет – уже ветеран. И три сына в строю. Или четыре. Тогда имеет шанс прожить дольше: сыновья в бою всегда рядом стоять будут.
И вот теперь, когда сын показал, что с остроте клыков его будущих можно сомневаться, Забаве стало немного страшно. Конечно, Ингор мал ещё. И в том же щенке малыша признал, такого же пожалел, как сам. Но ежели сейчас его не подправить в сторону правильного отношения к жизни, что Ольг однажды может оказаться без прикрытой сзади спины. Условно, конечно, говоря, потому как у князя есть свои побратимы, ближники, дружина… последнее дело, когда князь в бою ляжет. Это означает разгром полный, какой и не вспомнить вот так, сразу. Но ежели в сыне слабина – и на ближников расчёт тогда слабину даст. Ибо…
Нет, не выдадут в бою. Но власть, власть… Власть слабого отвергает. Ежели ты, князь, не воспитал сына так, чтобы приял он власть от тебя, как твою, чтобы русь и мысли не держала о другом вожде, - то ближники с тобой только до тех пор, пока ты жив. А за сына не встанут – как, к примеру встали ближники Одда за сына его Ольга…
Словом, сына надо было править. И срочно. Но княжича так-то вот на правило не разложишь – особенно теперь, когда он уже на мужскую половину перешёл. Но с Воистом надобно будет переговорить – пусть сделает как-то, чтобы выбить из сына эту нелепую жалость.
Ингвар с надеждою ловил выражение на мамином лице. Ему ужасно хотелось, чтобы его пожалела она – самое родное для него на свете существо. Даже не существо – сам свет! Мама – это свет! Это тепло! Это руки, приятно пахнущие чем-то сладким и терпким, что привозят из Царьграда. Это её щека, которая раньше так часто прижималась к его щеке! Это колыбельная, когда так сладко-сладко, и ты уплываешь в дальние сонные миры… Это вечера в её горнице, когда собираются женщины и начинают рассказывать сказки и петь песни…
Мама! Мамочка!
Tags: Папка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments