Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Папка

Как и следовало ожидать, впрочем, сундуки волынской княгини были не слишком обильными. То, что обязана иметь женщина такого ранга, но и не более. Никаких особенных богатств или украшений. Разве что монисто – что интересно, русское. Четыре нити – с зажиточной женщины. Откуда, интересно, в волынских лесах такая вещица?
Княгиня пожала плечами:
- Муж подарил. А где взял, не знаю.
Ладно, пора на переговоры с жрецом. Будем определять с ним, сколько и чего.
- Так, - взглянул он на Стегги. – Ты организуй тут, чтобы перенесли сундуки эти, да княжьи, в лодью мою. Да скажи там, чтобы не обдирали тут ничего. Тут ещё дружина наша жить будет, что с Сигурдом останется. Как ты, Сигурд, готов моим наместником тут стать?
Тот ухмыльнулся:
- Ты же знаешь, конунг: любой твой приказ для меня – закон. Но одно ты мне обещаешь: при первой серьёзной войне ты меня покличешь.
Хельги ответно осклабился:
- Ну, а как без тебя-то!
Сигурд довольно улыбнулся. Потом показал рукой на княгиню, на жмущихся к стене холопок:
- А с этими что делать?
Хельги хохотнул:
- Ну, княгиня-то - моя.
Он взял Доброславу за подбородок, подтянул вверх. Глаза женщины наполнились страхом. Она попыталась отстраниться, но Хельги держал крепко:
- Но-но! Не ерепенься, холопка! Лучше старайся, как следует. Тогда, может, в наложницы возьму. В Самват.
Княгиня смотрела на него снизу вверх. Зрачки её расширились. Она пыталась что-то сказать, но Хельги не позволил ей. Он ухватил её за волосы, повернул к себе и, ощерившись, проорал:
- Молчи, холопка, покуда я не прикажу тебе говорить!
Затем, не обращая внимания на сильное, но беспорядочное сопротивление женщины, повернул её спиною к себе и нагнул к столешнице. Прижимая её локтем, другой рукою сноровисто развязал на себе пояс, а затем одним махом задрал на княгине рубаху. Ягодицы мелькнули бело-розовым, но Хельги не собирался их разглядывать. Женщина красива, когда смотришь спереди. А в этой позе… Так что он просто нащупал жаркое сухое отверстие и медленно – а то самому больно! – входить в него.
Доброслава дёргалась под ним, бессмысленно и бесполезно стремясь уйти, отползти, и уже не кряхтела в сопротивлении, а почти рычала. Но оттого лишь больше раздразнивала Хельга. Наконец, он овладел женским телом окончательно. Краем глаза ухватил, как воины Стегги утаскивают сундуки, подумал, что быстро работает посылец его верный. Сам Стегги, впрочем, как раз не работал, а глазел на то, что делает князь, поощрительно прищёлкивая языком. Сигурд просто усмехался. Немало они вместе с Хельгом девок попользовали, а что тут княгиня… Так в этом деле всё равно, кто. Это в мозгах у себя она княгиня. А в таком виде – такая же баба, как и все.
Поймав взгляд своего князя, он вопросительно кивнул в направлении холопок. Те всё также жались к стене, кто стоя, кто в полуприсяде – словно и у них уже горело между ног. Хельги, нахмурившись, показал ему кулак. Сигурд пожал плечами на такую пантомиму: дескать, как скажешь. Всё равно моими будут, коли наместником посадишь.
Наконец, князь выплеснулся. Почему-то довольно быстро, словно в девственницу. Но зато полно весьма. Застоялся, покуда плыли до земли Волынской.
Оторвался от жертвы, покровительственно шлёпнув её по заду. Поправил одеяние: на переговоры со жрецом идти, надо соответствовать. Хотя Велесовы слуги, бают, те ещё охальники. Для того и заменили, мол, обряд жертвенный: вместо бросания дев в воду занимаются соитием с ними от имени своего бога. Ну, да ладно. Отдать последние распоряжения да идти. От своих того же Сигурда взять. Кого ещё? Воиста, пожалуй, не стоит: не любят здесь древлян. Лучше Свейна Эрикссона и Руара. И хватит.
- Ладно, - подытожил Хельги. – Эту, - указал он на княгиню, сползшую со стола и сидевшую, спрятав лицо в ладонях, на полу, - с холопками – в клеть какую, под замок. Вечером ещё посмотрю на них. Имущество, что я указал, - на лодью. Не перепутай, гляди, всё пересчитаю!
- Так с теми-то что? – мотнул головою Стеги в сторону горницы, где оставались княжьи дети.
- Да что? – отозвался князь. – Щенят удави или, там, прирежь. А с малой – на что она?
Договорить он не успел – буквально из-под ног его выметнулась с воем княгиня. Хельги даже сделал шаг в сторону – настолько дикий вид был у женщины. Но Сигурд перехватил её и отбросил е стене, где всё ещё дрожали служанки. Княгиня вновь рванулась к дверям, но её уже зажали двое воинов из Стеггиных носильщиков. Они билась между ними, как рысь в силках, но с силою русов совладать, разумеется, не могла.
- С малой делай, что хочешь, - продолжил Хельги, переведя взгляд на Сигурда. – Продать её вряд ли получится, мелкая слишком. Долго слишком кормить, покуда в возраст нужный войдёт. А можешь тут оставить. Ежели род придёт за неё просить – потом, когда наместником останешься, - отдашь. Они тебя чрез то полюбят. А не придут… Ну, в общем, сам решишь…
Как закончишь, приходи в залу нижнюю. Мы там с жрецом их сидеть будем. Да Свейна Эриксона с Руаром Вороний Грай прихвати с собой. Давай, действуй!
Tags: Папка
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments