Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Жрец был опаслив, но вёл себя твёрдо.
- Да ты что, княже! – говорил. – Какие недоимки за двенадцать лет? Никто нам двенадцать лет назад ни о каких данях не говорил и под дань не примучивал! Мы тебя уважаем, но излиха требуешь!
Одет был волхв торжественно – в ярко выбеленную рубаху, алого атласа – а можно такое жрецу? – штаны, синие сапоги с отворотами. Хельги даже мимолётно пожалел, что у него нет таких. Может, у волхвов местных пошарить? Похоже, не у князя тут основные ценности собирались…
В принципе, Хельги специально загнул про двенадцать лет недоимок по полюдью. Придумал на ходу: дескать, Одд-батюшка собирался волынян примучить, да нежданная гибель за морями помешала. Но завещал он сие сыну своему свершить. Поскольку Хельги мал был, то русь в поход не ходила. Только это отнюдь не освобождает волынян от самого долга. Ведь если бы Одду смерть не помешала – непременно примучила бы русь волынян.
-Или ты в этом сомневаешься? – давил на волхва князь, в принципе-то готовясь дать слабину в этом вопросе. Тема была вброшена так, нарочно: для того, чтобы можно было уступить здесь, отдав как бы и не своё, зато взять всё в главном. А главным было – уговорившись на постоянную дань по традиционному солиду-щелягу с дыма, вытребовать ещё по гривне кун меховой рухлядью. Щеляг, впрочем, тоже чаще всего отдавался рухлядью – где смердам золото взять? – однако дополнительный мех для продажи в Царьграде никому ещё не мешал. И нужно было сделать так, чтобы жрец такое, по сути, увеличение размера дани против традиционного, проглотил, не заметив.
- Не сомневаюсь, - буркнул тот. – Однако не по правде то.
- Как это не по правде? – изумился князь. – Со смерти батюшки моего уже семнадцать лет прошло. А я требую всего за двенадцать!
Такого положения в правде, конечно, не было – ни в русской, ни в волынской. Но дюжина есть дюжина – для Велесова слуги число священное.
Эх, вот вспомни Велеса, так он…
- Княже, тут иначе, чем у вас на руси, - твёрдо выговорил жрец. – Тут земля Велесова. И народ тут Велесов. Не обвычен он к такому… к бесправде такой. Давеча я вон для храмов соляного подношения потребовал. Так что ты думаешь? – несколько родов отказались! Да ещё и грозить начали! Мне, верховному волхву Велесову! Баяли, что уйдут-де под ладомирского князя. Хотел наш Воибор их наказать, но старейшины воспротивились…
- Так ты намекаешь, чтобы мы это сделали? – понял Хельги.
Велеша взглянул на него остро. Как тогда, на поле перед градом.
- Нет, княже, - спрятав через мгновение глаза, сказал жрец. – Намекать на то не могу, зане свои они, велесовы внуки. Однако, ежели Велес в твоём лице пошлёт им кару – только нетяжкую, ибо нам с тобою с них кормиться ещё, - тут я только отмолить их смогу…
Ох, и язва! – мысленно восхитился князь. "Нам"! "Нам" с них кормиться! Только ты, рус, примучь их, да за обиду мою отомсти!
Что ж, а дюжина лет недоимок - не такая уж ложная цель, получается. Можно сказать, год он у жреца так и так отобрал бы. А теперь либо три, либо с тех родов за всю дюжину заберёт!
Он промолчал, показав, что не отказывается.
- Вот и узри, княже, - убедившись в согласии руса на столь замаскированно изложенное требование, продолжил Велеша. – Народишко у нас колкий, не смотри, что лесовики. А кои на пограничье степном живут, валы сторожат – и вовсе бойцы изрядные. Коли я за тебя буду – примут волю нашу и дани понесут. А ежели что сильно не по правде – отложатся, начнут по весям и задругам сами к Велесу обращаться. А тот, сам знаешь, бог своенравный. Восхочет здесь руками людишек своих Перуну силу свою показать – и что будет?
Хельги задумался. Кровь будет. В том, что русь победит любой местный род, да и любую задругу, он не сомневался. Но… кровь будет. А дани, соответственно, уменьшатся. С врагами-отказниками – иного выбора нет. Тех надо бить, понуждать и принуждать. А тут, коли уж само в руки пошло с помощью этого жреца… неразумно.
Но и просто так уступать было тоже неразумно.
И тут с нежданно выручил Сигурд.
- Да что он может, твой Велес супротив Перуна! – пренебрежительно протянул он. Красиво сказал, истинно по-славянски. Хельги, с детства окружённый сплошь русами, так чисто на славянском говорить не мог.
Волхв внимательно посмотрел на Сигурда. Затем усмехнулся:
- Ничего, говоришь? А хочешь ли, воин, посмотреть, что может Велес?
Сигурд ухмыльнулся:
- И что?
Жрец вновь посмотрел на него. Длинным, как язык змеи взглядом. Глаза его, однако, будто втянулись внутрь глазниц.
- А вот смотри, воин, - медленно, глубоко проговорил Велеша. И продолжил, размеренно, будто камни, роняя слова:
- Посмотри на навершие моего посоха. Видишь камень на нём? Это глаз Велеса, за этой землёю следящего. Через него и воля Велеса смертным сим передаётся. Передаётся она нынь и тебе. Чувствуешь волю его?
Сигурд как-то чрезвычайно быстро обмяк, стал словно другим.
- А теперь глянь на суму мою волховскую, - так же размеренно, но вроде уже и гулко продолжил жрец. – В ней требы малые ношу я, Велесу посвящённые. Поднимешь ли суму сию?
Сигурд поднялся с лавки, подошёл к месту, где сидел волхв и лежала сума его. Взялся за неё. Сума была нарочито бедная, холщовая, на вид почти пустая. Но воин не сумел оторвать её от пола. Хоть и двигался замедленно Сигурд, однако же сила его никуда деться не могла. Однако же не поднял он холщовой сумочки! И во второй раз не смог. А после третьей неудачной попытки волхв отпустил его:
- Иди, воин, садись обратно. Не обижайся: никто не может поднять суму сию малую. Ибо в ней сила Велеса заключена…
Да, такого Хельги ещё не видел! Он положил ладонь на оголовье меча, скрестив пальцы в жесте Перуна. Нет, знал он, конечно, что боги волю свою на людях являют, да и сам подчас чувствовал что-то такое… Будто не сам он решения принимает, а сверху кто озаряет его. Но чтобы так! Вот так – просто, зримо, вот тут вот прямо! В мире людей!
Ох, и жрец! Хорошо, что он на нашей стороне…
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments