Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Примерно о том же размышлял и великий князь русский Хельги Оддсон, глядя на то, как волынский жрец Ходына подготавливает всё к жертвоприношению.
Русское войско добралось до какого-то священного места волынян – взгорка на берегу возле впадения реки Луги в… реку Лугу. Да, вот так оно и было, у этих волынян. Одна река Луга вытекала из озера Луга, а другая тянулась из-за межгорья. И обе они соединялись в ещё одну Лугу за прежним бужанским селом, где теперь жили, естественно, волыняне. Чуть ниже слияния Луг и стояло большое святилище Велеса – главное требище волынских волхвов.
Именно так – всех волынских волхвов. Ибо жрецы – то ли под воздействием Ходыны, то ли в силу собственных наклонностей к старине – разделения Земли по князьям не приветствовали. А потому по княжествам не делились, а продолжали держаться воедино. Общей жреческой партией, так сказать.
Теперь эта партия оказалась, как ни парадоксально, на стороне пришельцев и захватчиков. Хельги именно тут до конца понял игру и цели Ходыны, заключившего соглашение с русами. Жрецу поперёк горла стояло дробление его племени по князьям. То, что оно разделялось по родам, которым никто не был указ, кроме веча, собиравшегося раз в год, его не беспокоило. В конце концов, роды всегда имели претензии друг к другу, и их вожди-старейшины, соответственно, тоже. Но все склонялись перед властью богов, следовательно, перед словом их жрецов. А поскольку веча были, как обычно, местными, локальными, то на уровне всего племени решения принимались довольно узким синклитом. Основную роль в котором играли как раз объединённые в одну корпорацию жрецы.
Когда же в условиях противостояния с печенегами всё большую власть стали приобретать прежние военные вожди, в старину избираемые и потому зависимые от волхвов, то конфликт между первыми и вторыми стал неизбежен. Ибо вожди уже перестали распускать ополчения после войн, оставляя, как встарь было, лишь небольшие дружины из юнаков-клятвенников. Нет, теперь они – в меру своей состоятельности, военной и финансовой, конечно, - сколачивали себе каждый по постоянному войску из лучших бойцов всех родов. А поскольку состоятельность нужно было доказывать – а воинов элементарно кормить, - то князья устремились в рой постоянных войн и конфликтов, отнимая друг у друга земли и челядь и примучивая под себя чужие роды.
Так везде было – и у дулебов, и у бужан, и у присан, и у вислян, и у червян, и у словаков. У древлян князья и вовсе усились так, что Землю фактически разделили и сидят по своим городам, опираясь на союзы родов. У дреговичей лишь осталось благочестие древнее, когда князья остались тем, чем им и надлежит быть – военной десницей богов. И слуг божеских.
Вот и ушли в прошлое великие времена, когда по слову жрецов во главе всего племени вставал один военный вождь, по слову жрецов за ним шло ополчение всех родов – и такой полк покорял и диктовал свою волю всем окружающим. Ушли времена великого князя Махала, когда племя волынян царило над всеми славянами, - вот уж истинно князя, не то, что нынешние!
Потому сначала Ходына и прилучские волхвы увидели в вожде русов не враждебную себе и родам волынским силу, а наоборот – надежду на возрождение племени. Князь Эльг удачлив, силён, явно умён, несмотря что молод ещё годами. Можно даже сказать – хитёр. Зрит в корень дел, в суть обстоятельств. Вон лендзяне бестолковые как при нём поднялись! Ну, не совсем при нём – больше при отце его Стреле. Да всё едино – при русах. Кем были они ранее, под хазарами? Никем! Сидели себе, языки в задницы засунув и только кивали мелко: "Да, царь, возьми, что хочешь, царь, и девок бери, царь, и юношей". Хазары даже не сами ходили к ним, а угров за данью посылали. Этих самых угров, которых русы вместе с печенегами вон аж в Моравию загнали!
А теперь? Теперь гордо именуют себя по-русски полянами, пристроились к руси, прицепились к торговле, отстраиваются, как бешеные, под защитной русской дланью. Да ещё на окрестные племена поплёвывают: мы-де русские! А вы, дескать, данники наши с русами!
Ну да – кто на нас с медведем?
А и сказать- древляне тож зажили лучше. У тех, правда, свои мухи в головах, но те рода, кои под русь прямо пошли, укрепились, то признать надобно. Ранее вечно готские древляне перед всеми величались – даром что готов настоящих уж не осталось, все – славянского языка люди. А вот ведь – то ли придумали себе, то ли впрямь каких остатних готов покорили да имя их древнее себе взяли – но величаются! Род свой от Амалов держат, хотя всем известно – уж волхвам-то, знание древнее держащим, точно! – что Амалы другими готами предводительствовали. Гревтунги те готы звались, а эти – тервинги. И как раз с Амалами-гревтунгами война большая была у славян. Покуда славяне под гуннов не стали и гревтунгов частью истребили, а частью прогнали. Но как бы то ни было, а ныне коростеньские те древляне готские уже не главные. А сильнее их стали овручские древляне, кои с русами вон даже породнились…
Словом, решил Ходына, главный жрец волынский и личный враг князя Велемысла, что по пути волынянам с русами. И князем их великим. Дань не тяжкая, зато выгод много. И князькам укорот, от старины отступающимся. И от печенегов защита – всё ж воинство русское не чета ополчениям родовым. И главное – что сидят русы в Киаве своей, большими делами занимаются с ромеями, хазарами да печенегами. А тут, на Земле, старина восстановится. Великая старина волынская!
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment