Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Наконец, Ходына закругляться – перешёл к непосредственным просьбам:
- Дай нам, о Велесе мудрость твою – победить ворога хитростью!
Дай нам, о Велесе, силу твою – победить ворога силою!
Дай нам, о Велесе, защиту твою – да не сокрушат враги твои внуков твоих!
Веди нес, о Велесе, путями твоими –
Ибо ты истинный путь ведаешь!
И ежели победу даруешь нам – втрое большие жертвы принесём тебе!
Сразу после этого жрец ударил в бронзовое било. Звук разнёсся гулкий, сочный. Велесу должно понравиться. Ещё один удар. Этот, казалось, унёсся в белёсую, пронизанную солнцем высь неба. Третий удар был более глухим – он словно бы поглотился землёю.
Двое младших волхвов подошли к девкам. Довольно сноровисто надели им камни на шеи – один держал, а другой завязывал верёвку так, чтобы не развязалась. Иначе быть беде: девка всплывёт. Что будет означать – Велес жертвы не принял. Девке-то ладно – её просто убьют. Но от отказа Велеса до его проклятья один шаг, а кому нужно на селище своё такое зло вешать? Да ведь и на волхвов то порухой кладётся, и на тех, за кого молились они. Вот и старались слуги божьи.
Девки вели себя по-разному. Одна отрешённо стояла, закрыв глаза. Готовилась уже, видно, предстать перед Велесом, запоминая данные ей поручения к богу. Другая что-то приговаривала речитативом – не разобрать было, что. Не с Хельгиным славянским. Третья – та самая плакса – просто выла в голос. Ох, как бы беды не было, как бы не вернул её Велес! Да не должен бы: тут и без девки вон и куриной кровью окроплён он, и козьи головы вон на восток и на запад от капища смотрят, и вол тут же зарезан. Хорошо зарезан, мирно. И только эта дура всё торжество портит!
Ходына, по всему судя, был того же мнения. Потому с плаксы и начали – первой столкнули с крутого берега в омут Велесов.
С минуту волхвы напряжённо вглядывались в тёмную воду – не покажется ли тем белёсая тень, всплывающая в тёмной глубине. Затем один из них явственно перевёл дух: принял жертву Велес!
Второй к богу отправили ту, что бормотала свою непонятную то ли песню, то ли молитву. Тоже всматривались в омут – не разочарован ли ею бог скотий и навий.
Наконец, толкнули и третью. Та, видать, уходила с радостью: не скатилась по обрыву, как предыдущие жертвы, а сама прыгнула в тёмную воду. Ну, пусть Велес и примет её лучше всех!
Потом был пир. Тут же, на требище. Служки быстро приволокли столы, скамейки, несколько отроков притащили бочонки с мёдом. Пили, пели, ели. Вола храмовые служки запекли умело, бульон куриный был густым. Козлятинка, правда, подвела – да что не съест воин под выпивку?
Хельги тоже, отведав мёду, наверное, с бочонок, если всего, отпустил мысли, расслабился. Ходына доверительно шептал ему разное. Жрец был доволен, что ничего не сорвалось во время службы. Твёрдо заверил князя, что Велес на штурм Ладомира своё добро дал, так что беспокоиться не о чем.
Хельги и не беспокоился. Разве что Перуну велел на всякий случай тоже уважение оказать. Сказано – сделано: воткнули вкруг в землю стрелы, и внутри этого временного хольма четвёрка воинов знатно подрались дубинками. Но хорошо подрались: без крови. Не надо будет виру платить, чтобы обида да укоризна меж поединщиками праздными не легла.
Правда, затем Вуслейф Копыто разошёлся. Начал подбивать Воиста на поединок, чтобы выяснить, кто сейчас больше на своих воинов смотрит – Тор или Перун. Кто кого, дескать, победит, на том-де и глаз его бога лежит. А он, Вуслейф, дескать, всегда на себе зрак Тора чувствует поощрительный. И вот хоть теперь посреди он, Вуслейф, Земли Перуновой, а берётся доказать, что всегда Тор за ним приглядывает.
В общем, пьяная болтовня, на которую умница Воист отвечал шутками и смешками. Но Хельги всё же рявкнул на Вуслейфа, обозвав того "козлищем вонючим". Не хватало ещё в руси разладов по вопросу, чей бог сильнее – норманский или славянский! И так среди русов взаимоотношения лучшего желают, вон и слава даже про них идёт, что, дескать, без меча из дома не выходят, потому как друг от друга подлянки опасаются. А тут ещё давайте в ближней дружине друг друга резать начнём! А у Вуслейфа так вечно получается: начинает разговор вроде и с шутки, но по мере выпитого шутка ему сначала мозг застит, а тот уже гнев не удерживает, на волю отпускает. Бывало уже такое: развеселится Вузлейф, а после кто-то мёртвый лежит. Или хольмганг на следующий день – а этот дурень старый и не помнит, из-за чего поединок у него…
Словом, пригрозил Хельги лучников кликнуть, да и расстрелять бузотёра здесь же. Время бо военное. А посему ежели у князя великого и суд велик, то у походного конунга, коим он, Хельги, ныне является, суд короток будет.
Ничего, не утерял разума ещё Копыто. Носом пошмыгал, в себя пришёл – да и потянулся к Воисту обниматься:
- Прости, брате!
По-славянски сказал, надо же! А ведь десяток слов всего и знает-то…
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments