Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Его Сиятельство главарь

Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный вклад в победу и прославились настолько, что стали одним из брендов России и до сего дня. Однако, воздавая должное его боевым заслугам, счёт которым открыл в 18 лет, современники считали его изрядным разбойником. В хорошем смысле слова, как говорится: в подлинном разбое на дорогах его, конечно, никто не обвинял. Но вот методы боевых действий, практиковавшиеся казаками под его началом, понимали и принимали не все. Как писал поэт Гавриил Державин, "сил Донских ты страшный вождь". При известной хитрости атамана, хоть и пытался он всю жизнь играть бесхитростного степного дикаря, этакого донского Кандида, дополнением к характеристике нередко шло определение "колдун".
Не атаман, в общем, а главарь.
На днях исполнилось 260 лет со дня его рождения.
Впрочем, и здесь Матвей Иванович Платов напустил туману. Так, по одним данным, родился он в 1751 году. По другим – в 1761. Современные историки – а главное, казаки - отдают предпочтение всё же 1753 году. И с датой не всё понятно. Ранее считалось, что родился он 6 августа. Сегодня вроде бы открыли записи церковно-приходских книг, где записано 8 августа. По старому стилю - то есть 19 августа по современному.
А что было не так с его, Платова, - а шире с казачьим – методом ведения боевых действий? Главное же эффективность, не так ли? Так с этим у донских казаков всё в порядке: по итогам 1812 года за ними значилось до 100 тысяч пленных и 500 орудий. Цифры эти, впрочем, "гуляют": разные данные дают от 364 до 547 пушек и от 70 до 150 тысяч пленных.
Так или иначе, всё равно много. Немаловажно и то, что благодаря своему "дикарскому" способу войны казаки Платова дважды – под местечками Мир и Романово – наносили тяжёлое поражение авангарду противники, чем в немалой степени помогли 2-й армии князя Багратиона выдраться из грозившего ему окружения. Не менее ценен вклад казаков в обеспечение окружения французской армии в Москве: ведь это они больше недели уводили французский авангард по ложной дороге, покуда Кутузов уводил войска гениальным своим фланговым маршем в место не только безопасное, но и обеспечивающее угрозу вражеским коммуникациям. А уж казачья разведка была подлинными глазами и ушами русской армии, позволявшей ей "видеть" в разы дальше, чем Наполеону.
Так отчего всё же неоднозначное отношение было к Платову и его казакам – действительно как к разбойникам и их главарю?
Да просто так тогда не воевали. Конечно, казаки как вооружённая сила использовались и ранее. Тот же Платов впервые отличился в 1771 году при взятии Перекопской линии и Кинбурна в русско-турецкой войне. "За отличную храбрость, оказанную при атаке крепости Очакова" был пожалован орденом Св.Георгия 4-го класса. При штурме Измаила командовал колонной из казаков и заслужил Георгия уже 3-й степени. Своеобразным, но значимым признанием боевых качеств казаков был приказ императора Павла в 1801 году дойти до Индии, дабы отнять эту колонию у Англии, с которой Павел враждовал тогда. Причём признание было и со стороны англичан – этот приказ стал последней каплей, после которой британский посол в Петербурге организовал, как уже доказано историками, убийство русского императора.
Но так, как казаки, тогда не воевали. Их действия подчас называли разбоем не потому лишь, что казаки никогда не пренебрегали добычей, взятой в ходе боевых действий, но потому, что они противоречили принятым тогда "рыцарским" правилам войны. Как это – напасть исподтишка? Как можно атаковать в рассыпном строю, а встретив серьёзный отпор, развернуться и удрать? Когда сам Багратион кричит "Браво!" французским солдатам, строй которых тает под огнём, но непоколебимо надвигается на флеши в сражении при Бородине, - как расценить то, что казаки, совершая рейд в тыл противника, уклоняются от атаки на вражеское каре, зато кидаются потрошить чужой обоз?
Однако героическая битва за флеши никакого положительного для русских результата не дала – в обороне этого всего лишь передового укрепления полегла едва ли не половина армии Багратиона, а сам он был смертельно ранен. Зато действительно почти разбойничий налёт на французские обозы остановил атаки противника на два часа в самый напряжённый момент сражения, чем, по сути, обеспечил фактический выигрыш в битве: русские успели перебросить подкрепления к угрожаемым участкам, чем спасли свои позиции и, значит, выполнили задачу дня. А вот Наполеон, придавший набегу казаков настолько важное значение, что сам поехал на свой левый фланг разбираться в ситуации, свой замысел на сражение не исполнил. А значит, проиграл, хоть и продвинулся на одну-две версты вперёд.
Но главное, в чём заслуга казаков и лично Платова, - в создании условий для стратегического окружения французской армии после того как она вошла в Москву. Это ведь либо недостаток понимания военной стратегии, либо недобросовестное злоречие, когда говорят, что армия Кутузова стояла в Тарутино, дожидаясь, когда Наполеон сам оставит Москву. А партизаны? Основная масса партизан представляли собою именно части армии, вполне регулярные и подчинявшиеся главному командованию. Армия Кутузова не стояла в лагере, армия Кутузова перекрыла французам все дороги из Москвы, лишая подвоза, снабжения, связи, уничтожая подкрепления и малые отряды, отправленные на добычу продовольствия и фуража. Просто Кутузов начал новый, непривычный для современников тип войны – не главными силами в генеральном сражении, а малыми отрядами, обеспечивающими нужный результат.
И вот здесь сходятся Кутузов и Платов. У первого был новый, необычный, даже непонятный собственным же его генералам замысел. У второго был под командой инструмент для осуществления этого замысла. Ведь все партизанские отряды – за исключением, разве что, самодеятельных крестьянских ватажек – включали в себя казачьи части. Они и обеспечивали потрясающую и весьма гибельную для противника подвижность русских партий, приносили разведданные, пресекали попытки вражеских фуражиров добыть продовольствие. А что пленных продавали по рублику крестьянам на расправу – так… разбойники же!
Как ни странно, первыми новый тип военных действий оценили враги. Сам Наполеон, прежде называвший казаков "жалкими арабами севера" заявил позднее: "Мне бы 25 тысяч такой конницы – и я бы завоевал весь мир!" Он знал, что говорил: во время битвы под Малоярославцем, уже после ухода из Москвы, император едва не попал в плен к казакам. После чего, поняв, что из-за них тыла у него фактически нет, не только окончательно принял решение отступать, но распорядился зашить себе в воротник цианистый калий. Ну, а после столь лестной оценки казаков возвысили и в собственной стране.
Так и получилось, что у новаторской стратегии Кутузова оказался идеально подходящий инструмент Платова. И хотя между двумя полководцами прежде пробегали искры – за то же Бородино с несчастным тем обозом фельдмаршал атамана даже к награде не представил, - теперь взаимопонимание было полное. И благодарный главнокомандующий испросил у царя для Платова давно чаемый тем графский титул. Так и появился в России его Сиятельство атаман. Ну, или главарь…
Tags: 1812, Заметки по истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments