Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Возвращаемся к "Папке"

Весь день думал Хельги над проблемой, как взять ему город Волынь. Ближников своих выслушивал. Воев старых собирал, заслуженных. У волынян русских мнение их спрашивал.
Войско, разумеется, тоже не стояло. Врем от времени сотни по очереди изображали приступ, пытаясь таким образом выманить волынян в поле. Но Велемысль-князь хитёр оказался, змей подколодный! Ворота ни разу так и не открылись, всё противодействие русам лишь лучники на стенах оказывали. Тут, впрочем, бой почти на равных шёл: русские волыняне из Лиутеска, да древляне, да радимичи союзные тоже не худшими охотниками были. Снизу стрелять – оно сложнее, конечно, нежели со стены. Но потери были умеренными, зато защитников тоже неплохо проредили, считая если относительно общего количества их в городе в сравнении с численностью русского воинства.
Но это было – так. Чтобы воинов занять. Известное дело: ежели воин не занят делом, то в свободное время он сперва спит-высыпается, а как выспится – шарахаться начинает. Да от безделья драки затевать, да имущество своё пропивать.А пьяное войско – лёгкая врагу добыча.
На самом деле Хельги всё пытался хитрость какую-нибудь измыслить, чтобы не силою город взять, а напуском. Оттого и вопросы задавал, и слушал внимательно – вдруг кто, сам того не ожидая, на мысль удачную наведёт. Это как на мысли охотничьей: можно за оленем одним сдуру весь день по дереву-лесу метаться, а можно заранее так промысел обдумать, чтобы всё стадо оленье на тебя само вышло…
Озарение пришло ночью. Смешно: ночью - и озарение! Между тем, Хельги именно так это про себя определил. Вернее, прочувствовал. Долго смотрел на восходящую Луну, глядя как набирается белизною кривая рожа её в оспинах, и как зарница в голове полыхнула!
Ночь! Именно! Ночью почти никто никогда не воюет. Тем паче – здесь, в Славиниях. Темно, леса густые, даже и при полной Луне свет её нифльхеймовый не помогает, а мешает: тенями резкими так всё переплетает, что и на лугу потеряешься. Оно, конечно, и везде так, в мире этом подлунном, потому люди по ночам и не воют. Но здесь, где всего рельефа – лес один, а всех путей – лишь реки извилистые, всё вдвойне. Да и нежить по лесам такая бродит, что лишний раз лучше не тревожить.
Нет, Хельги по-своему любил свою землю. Но именно свою, русскую. Киаову. Тоже леса, тоже реки, тоже нежить. Но как-то своё всё. Вроде даже помогает. Вон как в позапрошлое лето находников норманнских вырезали у Вышгорода, как раз лесом и ночью пробравшись! Конечно, помогли промысловики-охотники полянские, но и из руси, что в набеге участвовала, никто не подвёл. Пали на находников, что, в переговоры не вступая, землю зорили, как вороны: чёрные из чёрного. И какие ни будь норманны лихие хороборы – но во тьме, не оборуженные, со сна… Да и русы – хороборы не хуже норманнов. Так что вырезали всех находников быстро и жестоко, потеряв всего четверых своих. Да и то – одного свои же зарубили. Ошиблись: он шелом норманнский носил, вот и не признали в темноте.
Старики вспоминали тогдадела Одда-батюшки – как тот вот так же ночью на угров падал, когда те Самват оступили. Хоть и с краю орды ущипнёт – ан угры уж до утра не спали, всё разбирались, кто да как их воев порезал и коней отогнал. Так и ушли, откупом малым удовольствуясь. Больше проели, покуда под стенами прежней крепости хазарской стояли…
Но там земля своя. Родная. И боги, и нежить там с русами уж свыклись – за тридцать-то лет, что прошли с появления здесь Орвара с русью и вмешательства его по союзу с хазарами в тогдашнюю войну степную меж уграми и печенегами. А тут, у волынян, всё чужое. И хотя после давешник поминок Велесу характерного холодка угрозы от Земли Хельги не чувствовал, а всё ж и не один бог мёртвых здесь правит. Не Христос ромейскиий. Так что волыняне бугские сейчас усиленно и Велесу тому же молятся, и Сварогу, и Дажьбогу, и Макоши, и берегиням, - в общем, всем своим. Даве и русские волынские жрецы всем богам требы сотворили, но к кому больше боги местные и нечисть местная прислушаются – большой вопрос…
И тем не менее, Хельги именно озарением вдруг понял, что штурмовать город надо ночью. Точнее, не ночью и не днём. А с помощью огня, факелов многих создать нечто среднее, межевое, ни то и не это, а третье. Тогда и ночные боги с нелюдью не встрепенутся… а если встрепенутся, то не вмешаются, ибо не ночь их тут стоять будет. А дневным богам и вовсе нечего делать – ибо всё же ночь вокруг. И останется в деле один Перун – и как бог войны и воинов, и как покровитель огня. А Перун – на русской стороне, про то всем известно. К тому же ему обильные жертвы тоже принесли – и по обычаю воинскому, без чужих жрецов…
Но боги богами, да не вся их сила с нами. И своим умом промышлить надо, поле промерить грядущее. А промысливал русский князь, что воинство с факелами, что на штурм пойдёт, - не единственным быть должно. Сильным и массивным – да. Но не главным.
Через поле на штурм пойдут славяне русские. С криком, с яростью – как положено. Только вот факелы приказать надо на длинных палках делать. Чтобы лучникам со стен прицел сбить. Те, как думать надо, будут на локоть-два ниже огня стрелы класть. А там не будет никого. Да, и чтобы факелы на отворот несли! Сбоку, а не над собою. И чтобы махали ими, круги водили – дабы совсем вражеских лучников с толку сбить.
А тем временем сзади, с речной стороны, там, где и стен-то нет почти, а есть лишь вал, частоколом укреплённый, проберутся на лодьях двух русы. Которые из русингов, прежде всего. Из речных, то есть, русов, не степных, - из тех, что не забыли ещё русить по рекам за серебром восточным. И покуда всё внимание защитников Волыни будет занято славянами на сожжённом посаде, русинги навалятся сзади, преодолеют частокол – а дальше уже дело привычное. Захватят городишко, пока с другой стороны люди Велеслава будут стену сторожить…
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments