Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Штурм города он наметил через два дня. На третью ночь, считая от нынешней. За это время, обещал Ходына, Стрибог пригонит тучи, которые обложат небо серой пеленою. Это чтобы ночью Луна не мешала светом своим. Проверено было ныне: по реке на лодьях не подобраться – всё видно лучникам волынским. Хорошо хоть, не к склону сразу направились, верхушку которого вал с частоколом украшал, а вдоль противоположного берега шли. Вроде бы охраняли реку от возможного пересыла из города через реку. А то бы, чего доброго, раскрыл задумку Велемысл Волынский…
Хельги, мимоходом продёрнувшись холодком вдоль хребта – этот жрец волынский, он что, ещё и на Стрибога влияние имеет? хорошо, что он на нашу сторону в итоге стать решил, - решил заодно использовать его силу для вразумления Велемысла. Вызвал волхва к себе, осведомился о здоровье, о воле богов волынских – как там у них с утра настроение? – и спросил затем, вопреки собственным обычаям, прямо, в лоб:
- А что, сможешь ты силу свою показать Велемыслу-князю? Да убедить его город сдать?
Старик взглянул на него остро и вроде бы даже недобро.
Хельги внутренне пожал плечами: нет, ничего иного не мыслил. Надо же, редкий раз не стал прятать нужное себе в одёжку из прихотливых слов и смыслов – а волхв недоволен.
Тот, однако, прочёл, видно, правильный ответ в глазах князя. Взор его ощутимо помягчел.
- Сила Велесова всегда со мною, княже велий, - низким голосом прогудел жрец. – Люб я Велесу-богу, того скрывать не буду…
"А Стрибог тогда с какого боку?" – про себя спросил Хельги, но вслух проговорить это не решился.
- И князька местного, незаконного, убедить я мог бы, силу ту явив ему, - продолжил Ходына. – Однако же и то в розмысел принять нужно, что не допустят меня до Велемысла. Ибо знает он, что в силе я зачаровать его словом Велесовым. Опыт есть у него, - усмехнулся жрец недобро. – А посему известил он всех, чтобы не допускали меня ни до него, ни до воев его, ни до людей его. Было в прошлом годе, заспорили о соли мы. Так, поверишь, до боя оружного дело дошло – так хотелось ему прибить меня!
Хельги слабо мог представить, как это – жрец с княжескими воинами оружно биться может, нешто дружина лиутеская ему подчинялась? – но внимания на том заострять не стал. Сейчас то неважно.
- То есть выстрелят тебя, ещё и до ворот не допустив? – уточнил он.
- Верно, княже, - кивнул Ходына. – Уверен я в том.
Князь пожал плечами.
- Однако и то есть, что послал я подсылов наших, от волхвов Велесовых, в город, - добавил жрец. – Силы у них моей нет, то верно, но для смердов простых и того хватит. Велено им шептать, что-де князь великий русский без опалы на них пришёл, а хочет-де лишь недоимки за 12 лет взять. Да и то – не с них, мол, смердов, - а с князя, с его казны богатой, да неправой. Это Велемысл-де, поминки князю русскому не посылал, а всё, что со смердов да гостей тороватых выжимал, в свою сокровищницу складывал. А князь-де русский сердца ни на кого, кроме Велемысла, не держит, города жечь не велел и неправд никаких чинить обывателю простому заказал же воям своим. И в том-де роту клал самому Велесу, который жертву князя русского с уважением принял…
Хельги восхитился. Ох, и дед! Вроде, и нет лжи в словах его – а всё неправда! Но такова, что и не найдёшь её! Не хочет же русский князь города жечь? Не хочет. Воям, правда, насчёт обывателей ещё ничего не приказывал, дабы с ража их боевого не свести, - но прикажет ещё. Ибо зачем ему нетронутый, но пустой город? Здесь форпост его стоять должен – против дулебов и всяких там прочих вислян и присан. А службу в нём несущих воинов кормить надо. А кому это делать? Да смерду тому же. Так что резать его и в полон вести – нет, никак того нельзя.
Опять же и казну княжескую взять. Что, не желает ли он, Хельги, взять казну ту? Желает, ещё бы. Будет смысл после того гостя местного, торговца рыночного или обывателя простого обдирать? Да никакого в том смысла нет! В следующем годе на полюдье-выходе своё возьмём.
И Велес ли жертвы не принял? Принял, да ещё как!
Нет, Ходыну всё же после окончания войны этой убить надобно, решил великий князь. Этак-то он всё извернуть умеет, что и неправды в неправде не найдёшь… Да не то что не найдёшь! – вот он, сам уже поверил, что затем и шёл сюда: князя наказать, а народишко приветить! А главное – что и нужно то делать! Правильно то!
Хельги ещё раз ощутил холодок на спине. Ещё чуть-суть – и жрец этот колдовать им начнёт! Управлять станет, как куклою! Точно – сам Велес ему в уши дует, а тот с духа того и людьми вертеть так ловко умеет!
Но наружно князь выказывал только восхищение – и действительно, столь же искусно искреннее, сколь искусно правдивою была речь волхва. Он, Хельги, тоже лицедействовать умеет! И боги тоже в уши ему полезное шепчут – и Перун, и Тор, и сам Локи хитроумный. Так что восхититься Ходыною труда не составило. Тем более в разумении пользы общей, что из его действий и слов проистекает…
Tags: Папка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments