Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Революция в России и русская доктрина

Они ушли. И нам они неподсудны. Ни те, ни другие. Ни белые, ни красные.
И как ни спорь в день 7 ноября о правоте тех или других – их это ни касается. Просто потому, что наши нынешние мерки им не подходят.
Но любопытно, что на самом деле эти споры не касаются и нас, нынешних. Да, при всём этом парадоксе: споры идут, но…
Давайте будем честными – споры о красных и белых давно утеряли свою терпкость. Приелись, как пресная каша. Почему? Потому, что много лет прошло, и ушёл тот самый терпкий запах крови, которая так густо залила те годы в нашей истории – с 1917 по 1921-й? Да, пожалуй: после вспышки интереса во времена горбачёвской гласности к попавшим под колесо революции большевикам и после легализации "белой" правды после 1991 года общественный интерес к тем событиям остаётся достаточно вялым. А на пятом поколении после событий те страсти и те доблести, те идеи и та кровь утратили аромат личностности, стали просто историей.
Но не только поэтому споры на 7 ноября производят впечатление схоластичных и вялых. А потому ещё, что мы все всё про себя решили.
Мы убедились, что были хорошие идеи со стороны красных. Чем бы там не обернулась потом практика, но многие из нас и сегодня пошли бы на борьбу за равенство прав богатых и бедных, за справедливость вне зависимости от толщины кошелька, за участие работников в прибылях работодателя, за бесплатное образование и медицину. Да просто за ту же власть Советов, когда (в теории) те, кто живёт или работает, управляет тем, где живёт и работает. Что плохого? Правда, практика показывает, что уже на втором уровне управления это ведёт к анархии, а на третьем – к распаду управления вообще, но идея-то хороша!
Мы убедились, впрочем, что были хорошие идеи и со стороны белых. Россия, единая и неделимая. Вон, поделили в 1991 году – многим ли от того лучше стало? Или защита прав собственности. В конце концов, когда в твой дом вваливается толпа рабочих и экспроприирует всё, включая жилую площадь, - это, признаемся, радости не доставляет. Или – права личности. Почему какой-то партсекретарь – или фанатик, или, наоборот, хитрый выжига – должен решать за человека, чем ему заниматься и как жить? Почему из-за какого-то замшелого Маркса людям нельзя заняться частным предпринимательством или своей собственной землёю? Тем более, если вспомнить, как уже в довольно развитое время, при Хрущёве, жестоко обкорнали даже личные приусадебные хозяйства, а в стране, занимавшей шестую часть суши, из-за идеологических призраков товарища Суслова, нарезали людям не более, чем по шесть соток земли? И вдобавок жёстко ограничивали площадь и высоту садового домика. А джинсы кому мешали? Почему их не было, а кто шил – тех сажали?
Мы убедились, что были хорошие люди на стороне красных. И были плохие люди на стороне красных.
Мы убедились, что были хорошие люди на стороне белых. И были плохие люди на стороне белых.
В конце концов, что погоны, прибитые гвоздями к плечам, что звезда, вырезанная на спине, - это одинаково больно. И одинаково – уж простите! – закономерно в гражданских войнах того градуса озверения, что случилась в России. А значит – ещё раз простите! – это можно вынести за скобки.
И что остаётся?
Остаётся… нынешняя Россия!
Мы не знаем, что могли бы сделать белые, победив в Гражданской войне. Но мы знаем, что сделали красные. Пройдя через ряд собственных переворотов и внутренних революций, перестав, собственно, быть теми самыми "большевиками за мировую революцию", а став чем-то вроде социалистических "имперцев", они смогли построить великую страну.
Мы в ней живём ныне, и именно её промышленное, военное, научное величие, достигнутое при "красных", не позволили ей сложиться, как карточный домик, и рухнуть в 1990-е годы. Слишком сложна и интеллектуальная оказалась эта страна, чтобы её можно было упростить до экономических формул "чикагской школы" и "государства как ночного сторожа".
Мы не знаем, что могли бы сделать красные, не окажись они перед вызовами, которые бросала им турбулентная история. Не будь ожесточения Гражданской, возможно, не приобрели бы такого гипертрофированного веса органы борьбы с контрреволюцией, вскоре выродившиеся в органы борьбы "по заказу". Не будь разрухи, когда в 1921 году кое-как ковырялось над развалинами лишь 3 процента довоенной экономики, то, возможно, не понадобилась бы такая судорожная индустриализация, породившая такую насильственную коллективизацию. Не будь тех партийных кадров, что выросли на приказе и жестокости, - может, не случилось бы дворцового переворота 1953 года, и мы не рванули бы семимильными шагами к коммунизму, оставив за спиной, как говорилось в грустном анекдоте, скот – и прочее продовольственное и товарное снабжение. А ведь были, были планы изменить формат государства так, чтобы не партсекретари, а производственники решали, что делать и куда вести страну. Даже названия фильмов символично так перекликались: при Сталине – "Директор", а при Хрущёве – "Секретарь райкома"…
Но что мы сегодня знаем твёрдо, пожив в той "стране красных" и в нынешней "стране белых", - что и плохое, и хорошее, было и есть и там, и там. И в конечном итоге всё зависит от человека. От тебя самого. Что это в нас самих живёт и тот, кто поднимался в атаку "За Родину, за Сталина!", и тот, кто в Гражданскую прибивал офицерам погоны к плечам. В нас по-прежнему живёт и мальчишка-кадет, романтик "белой идеи", и комсомолец, романтик сибирских строек. В нас живёт гордость и стремление быть гражданином великой державы – и упрямое желание двинуть эту державу локтем, если она будет чересчур наваливаться.
Что характерно – двигали. Жалели потом, да. Но с ощущением, что всё равно сделали правильно. А то у россиянина шея гнётся лишь до определённого предела.
А дальше наступает 25 октября 1917 года…
Вот потому и глохнут споры. Ибо в глубине у нас есть общее понимание: мы живём в царстве ни той, ни другой доктрины. Мы живём в мире россиянина, какой он есть. Да, 7 ноября оставило свой неизгладимый – а верно будет сказать, и великий – след на нём. Но это мир, в котором мы живём так, как хотим, а не так, как велит та или иная доктрина.

Tags: Политическая диалектика, Политическая история, Политическая философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments