Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Повести исконных лет

В лето 6345 (837). Послал царь хазарский по русь, сказав: "Се поставил я крепости по землям славянским, а некому собирать там дань для меня, изгнал бо я неверных угров. Придите и изгоните угров, отдам те крепости вам, а дани дам на откуп. А буду платить и жалованье". И много русов по землям русским собралось и пошли к кагану варягами, дав клятву ему служить по правде.
И отобрал каган из них 400 мужей, и позвал их в собственную дружину свою, в охрану личную, и пошли они. А имя кагана того не ведаю я, а было то при царе хазарском Ханукке. В Хазаране бо княжит царь, а не каган, а каган сам не правит, а представляет власть Бога на земле иудейского; а преже бо были язычники и верили в Тенгри, небесного бога.
И се были в дружине личной у кагана 400 русов, а в охране дворцовой 4000 магометан и не бе меж ими мира. И то одобрял царь, говоривше: "да не столкуются меж собою, а будут все варяги нам".
А в веру свою иудейскую не звал их царь, и пошли русы, не хотели бо обрезание делать. А иные многие пришли из норманнов, ибо говорили много о том призыве в руси, и норманны то знали.
И пришли тогда первее русы в Киевскую землю и сели в Самвате; а имя князя их было Ерод или Ород, а по-русски Эррауд. И был он из данов, и знался с конунгами полоцкими Эгилем и Асмудом; а иные говорят, что братался он с ними. И были они варягами у хазар, и отдал им царь дани славянские.
С той поры пошли поляне, а преже были лендзяне, что по-славянские и значит поляне; то русы на своём языке стали лендзян так называть, и с той поры пошло так. А ныне их так называют, а сидят они вокруг Киева на горах сих; и в честь их ворота в Киеве называются – Лендзкие или Лядские.
Восстали против императора смоляне и заключили союз с болгарами против греков. И воевал много хан Пресиан болгарский, и много побеждал войска ромейские. Захватил он Македонию и Албанию и много величался, грозя, что захватит и Константинополь.
В лето 6346 (838). Избрались от русов киевских два мужа смыслена и знатна и отъехали в Итиль: хотели бо получить грамоту от кагана к базилевску – да разрешил бы руси торговать с ромеями сверх дани хазарской. И сделал так царь: подписал каган грамоту, иже подтверждал мир меж хазары и греки, а русы – послы теперь – варяги его и послы.
В се же лето прибыли послы в Константинополь и говорили с базилевском, и честь от него великую приняли.
Пришли русы некие к царю и попросили у него городок дать им Тмутараканский, хотели бо там сесть, возле моря, корабли строить и ходить по нему с торговлею; и не позволил то царь, сказав: "Ныне мир у нас с греками, а вы, русы, на них нападать будете. Когда немирье настанет, сядете и будете греков воевать". И так не дал русам городок; но стали он сами собою там селиться, зане удобно было место сие – с Волги-реки через переволоку проходили проливом здешним гости с мехами и челядью, и из Булгара гости шли с товаром, а по Дону везли челядь же и дани славянские, что русы сверх откупа хазарского собирали, а греки торговали своим товаром, а арабские гости ходили сюда же, а в Кафе большая торговля челядью и до сего дня идёт; до неё же от Тмутаракани день пути.
В лето 6347 (839). Заратились угры с печенегами изнова, и на хазар нападать стали тож. И ходили на Белую Вежу, и у порогов стояли лето, и не было прохода ни на кораблях, ни пешему, и встала торговля в Киеве, и серебра не было. И убили русы много рабов, что сидели здесь, коих в Ромейскую землю продать хотели, а из-за угров на порогах вывезти не могли. И дорого было кормить их долго, но не отпустили русы никого же, но убили всех. И помнят в Киеве о резне той до сего дни, и поговорка такая есть: "Попал, как к русам в голод".
И не смогли слы русские вернуться от императора в Киев, но поплыли по Дунаю, через франков. И в стольном городе тех франков, Ингельхейме, опалился на них император франкский Людовик, сказав: "Не знаю, кто такие русы, а эти слы суть свейские норманны, иже нападают на Дуурстеде и опустошили Вальхерен и увели с собой многих женщин вместе с неисчислимыми богатствами различного рода. Не слы они, а доглядчики норманские". И посадили слов тех в поруб, и бумаги их отняли, и только то помогло им: увидел бо император франкский письмо от базилевса, в коем просил тот за послов, иже к нему каганом хазарским посланы с заверением о дружбе и мире. И выяснил император, что хотя и из одного корня русы и норманны роды свои ведут, но живут инако, и сами со свеями воюют часто: нападают бо свейские норманны и на пределы русские.
И снял опалу император и щедро одарил слов русских, и шпоры им подарил, сиречь в риттерское достоинство возвёл. И отпустил их с дарами большими. Но не добрались слы те до Киева: напали на корабль их свеи и мало не победи; но вырвались и дошли до Ладоги, и тут один из послов от ран скончался. Второй же умер в Смоленске, заболев; и о том ведомо стало от слуги его. И с тех пор торгуют русы с Царьградом, и без разрешения кагана, кою сокрушил сын великой княгини Святослав о два лета тому, и сам каганом назвался, зане переял он власть и силу хазарскую.
В лето 6348 (840). Напали на Ладогу даны, а вёл их конунг Рагнар по прозвищу Кожаные Штаны. А был тот Рагнар, сказывают, сыном конунга Сигурда Кольцо, что допреже Ладогу завоевал у словен; оттого-де говорил Рагнар, что вотчину свою возвращает. А направил его на Ладогу король Анунд Уппсальский, что правил тогда страной Свейской вместе с братом своим Бьёрном из Хоги после Эрика-конунга.
А был Анунд изгнан из страны своей и жил за морем, а где – неведомо. И прибился к Данам, и сговорился с конунгом их Рагнаром Кожаные Штаны, что помогут ему даны вернуть стол его. Собрали они войско на 33 кораблях и напали на Бирку, когда Бьёрн-конунг был далеко от того места, ходя по полюдье по Финмарку.
А в Бирке о ту пору много гостей было торговых, и жалко им было товара своего, если даны его отнимут. И послали к Анунду и договорились, что не будет он Бирку на щит брать, а за то дали ему 100 марок серебра.
И стало так. А рагнар-конунг обиделся на то сильно, ибо не получил он с данами своими добычи и серебра. И тогда сговорились даны, что сами нападут на Бирку и пограбят её и гостей торговых – сильно бо обижены были даны. Но узнал о том Анунд и позвал прорицателя некоего, чтобы сказал тот именем богов своих бесовских да нейдут даны на Бирку. И тянули жребий, и показал он, что не будет данам удачи, коли нападут они на Бирку.
И тогда восстонали даны – совсем, дескать, без добычи они остались, и воины другие над ними смеяться станут. И кидал тут снова волхв тот жребий и выпал жребий напасть им на Ладогу. И увидели в том волю богов их – вот, сказали, как ходил на Ладогу ярл Ренальд Высокий под королём Сигурдом, так ныне сын того Рагнар Сигурдсон пойдёт и много добычи возьмёт.
И пришли даны в Ладогу нежданно; едва успел князь Дий исполчить свою русь. И бились крепко; трижды сходились, и вели русь Дий и два сына его – Дий же и Даксо. И не могли победить друг друга, и на следующий день бились. С утра до вечера сражались они, а на закате пали стяги Диевы, а самого его убил Рагнар-король.
Вошёл тогда Рагнар в Ладогу и много добычи взял; помнят о добыче той по сей день в свейской стране.
И поставил Рагнар князем руси Ладожской сына своего Витзерка. Но не приняла его русь, а пошла за Даксо-князем, когда сказал тот: "Да не отдадим Русь нашу данам заморским!" Крепко воевали после русы с данами, и не могли даны далеко отходить от города; и дани им не давали, но давали Даксо-князю.
Tags: Повести исконных лет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments