Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Повести исконных лет

В год 6369 (861). Решил Михаил кесарь замириться с каганом и направил к нему мужа своего именем Кирилл. И поехал Кирилл к царю сначала в Херсон, который царь осаждал.
А Кирилл тот был муж учён вельми и философ, И знал много языков, а родом был болгарин из Солуни, яко и из грешный. И выделял его среди прочих учеников своих патриарх Фотий, и после многих лет учения книжного и чтения книг священный стал означенный Кирилл священником-иереем и хартофилаксом, яко хранителем библиотеки царской.
А расскажу, отчего его послал император, а не протоспафария некого.
Было так, что восхитились русы многие величием города императорского и красотою храмов. Ведь и в языческие души проникает свет Божий, егда они узрят истинной веры прибежище. Тому мы много примеров имеем, и Ольга великая княгиня Крещение святое приняла в Константинополе, узрев велиелепие Храма Святой Софии и иных церквей Господних, и я при том присутствовал и службу пел чином великим.
А паче иного поразило русов свирепых тех чудо Господне, когда после обхода стен Ппатриархом с Ризою Матери Божией шторм разыгрался и многие корабли русские потопил.
И после замирения послали русы из Тмутаракани к базилевсу, ркя: "Мы исперва Бога знаем и кланяемся ему на Восток. Но, держась стыдных обычаев, иудеи привлекают нас в свою веру, а сарацины с своей стороны, предлагая нам мир и дары, уверяют нас, что их вера наилучшая. Живя с вами - греками, в мире и дружбе, зная, что вы великий народ и царство от Бога держите, обращаемся к вам и просим вашего совета. Пошлите нам мужа книжного. И, если вы переспорите иудеев и сарацин, мы примем вашу веру".
Так послали Кирилла и с людьми, дабы не токмо договорился он о замирении с каганом, но и крестил жестоких русов, ярость их языческую смиря и приведя их к Вере истинной.
Доплыл Кирилл до Херсона, и договорился о мире с царём хазарским. И была радость велика у людей всех херсонских, ибо изнемогли они уже от хазар.
И решил Кирилл философ уважения ради научиться жидовской беседе и книгам – предстояло ему бо далее к кагану ехать, дабы мир тот утвердить. И научился, преложив восемь частей грамматики, и оттого получив разумение. А жил тут самаретянин некий. И, приходя к Кириллу, спорил с ним, и книгсамарянские приносил показывать. И испросил их у него философ Кирилл, и затворился в храме и молился горячо. И явил Господь ему милость свою и чудо: дал ему Бога разума паки, и начал Кирилл книги те читать безошибочно. Увидев же то, самарянин возопил громким голосов и рек: воистину, те, кто в Христа веруют, вскоре Дух Святый приемлют и благодать. И крестился сам и сына своего крестил.
И воистину то чудо великое свершилось! Ведь мало тех самарян осталось, и берегутся они от иноземцев, и языком своим только меж собою говорят. А письмена их сложны вельми, и кривы, и невнятны, но обрёл Кирилл разумение понимать их.
И обрёл он же тут Евангелие и Псалтирь, русскими письменами писаны, и человека встретил, говорившего по-русски, из варягов русских, крестившегося и в сан священнический перешедшего, и книги священные на язык русский переложившего. Хотел бо он подвиг свершить и крестить собратьев своих и норманнов тож, зане понимают норманны по-русски свободно. И беседовал с ним Кирилл, и силу речи воспринял, и с письмом речь сравнивал, а после молитву к Богу держал, а вскорости начал и по-русски разговаривать. И дивились ему, и Бога хвалили.
И отправился Кирилл филосов далее, в Тмутаракань через Сурож, и старца того русского с собою взял, мольбы его выслушавши, и Евангелие, русскими письменами изложенное. И прибыв к тому народу, к русам тем, к которым был послан, там при содействии Искупителя всех, Бога нашего, проповедью и убедительностью своего красноречия отвратил от заблуждений поганских многих жителей Тмутаракани, а тако же и всех тех, кого пленило неправоверие как агарян, так и иудеев. Щедрыми же раздачами золота, серебра и шелковых одеяний он склонил к соглашению безбожный народ русов, заключил с ними мирные договоры, убедил приобщиться к спасительному крещению и уговорил принять рукоположенного патриархом архиепископа.
А случилось то так.
Собрал однажды князь Дира русов своих на сходку их подданных и воссел впереди со своими боярами, кои более других по многолетней привычке были преданы суеверию, и стал рассуждать с ними о христианской и исконной вере, под коею поганскую свою веру размел. И позвали туда того иерея русского, коий только что к ним с Кириллом явился, и спросили его, что он им возвестит и чему собирается наставлять. Сей же, взяв священную книгу Божественного Евангелия, возвестил им на русском языке некоторые из чудес Спасителя и Бога нашего и поведал о чудотворных Божьих деяниях.
На это русы ответили: "Если сами не узрим подобного, а особенно того, что рассказываешь ты о трёх отроках и печи, не поверим тебе и не откроем ушей речам твоим".
Истинно так ведут себя русы, о сём свидетельствовать сам могу, ибо иных сам крестил тут, а иных не возмог за таким же их насмешками – по грехам моим бо не дал мне Бог явить чудо Его, заповедал, видно, нести учение его и просвещение смиренно и с терпением. И молился аз горячо, но одно мне явлено было: не пришло ещё время русам Веру истинную принять, ногрядёт тот, кто свершит сие. И обливаюсь слезами в мыслях, увижу ли сего крестителя, равен ведь будет Апостолам он!
А сей же старец, веря в истину Рекшего: "Если что попросите во имя моё, то сделаю" и "Верующий в меня, дела, которые творю я, и он сотворит и больше сих сотворит, когда оное должно свершиться не напоказ, а для спасения душ", сказал им: "Хотя и нельзя искушать Господа Бога, но если от души решили вы обратиться к Богу, просите, что хотите, и все полностью ради веры вашей совершит Бог, пусть мы жалки и ничтожны".
И просили они бросить в разложенный ими костёр саму книгу веры Христианской, божественное и святое Евангелие, и если останется она невредимой и неопалённой, то обратятся к Богу, им возглашаемому. После этих слов поднял иерей глаза и руки к Богу и рёк: "Прославь имя Твоё, Иисус Христос, Бог наш в глазах всего этого племени",— и тут же метнул в пламя костра книгу святого Евангелия. Прошло немало времени, и когда погасло пламя, нашли святой том невредимым и нетронутым, никакого зла и ущерба от огня не потерпевшим, так что даже кисти запоров книги не попортились и не изменились. Увидели это варвары, поразились величию чуда и уже без сомнений приступили к крещению.
И крестилось так 200 чадий – почти все русы Тмутараканские; а норманны к тому времени уже из варягов отложились, обменяли у хазар добычу и пленных на серебро и уехали к себе на Северный путь, хваляся удалью своею и удачей и славя князей Аскольда и Дира.
А русы же, утверждённые в кафолической вере и наставленные, с великою радостью благодарили Всемогущего Бога и Его служителя Константина философа и иерея русского. Сверх того, послали русы императору письмо, благодаря его, что он постарался обратить их к истинной и кафолической вере. И отдали они пленников, что вязли во время похода на ромеев – увезли ведь Дировы русы и пленных собою, чтобы продать, зане не досталось им золота и паволок, что получил Аскольд.
И с тех пор переменили русы тмутараканские языческую и безбожную веру, в которой пребывали прежде, на чистую и неподдельную религию христиан. И при этом столь воспламенило их страстное стремление и рвение к вере, что приняли они у себя епископа и пастыря и с великим усердием и старанием встречают христианские обряды.
А Константин философ ходил далее ко двору кагана, и был принят милостиво, и утвердил каган мир с имперетором, и пообещал неприкосновенность христианам.
И так стали жить русы Тмутараканские в вере Христовой. А епископом первым стал у них тот старец иерей, что чудо Божие явил им. А позднее стала тут и митрополия Аланская и Зихии, когда направил сюда греческого архиепископа патриарх Игнатий.
Но то было позднее, а в се лето собирались два собора в Константинополе и осудили Игнатия, и утвердили Фотия патриархом, а Игнатия на втором соборе отлучили за непокорство Церкви. И были там легаты папы Римского Николая, и подписали они сии решения.
Но не покорились игнатиане, и в их числе св. Николай Исповедник, но бежали иные из них в Рим и изложили дело в воззвании к папе от лица Игнатия на суд собора.
И был первый голод на Руси, зане жестокая и суровая зима тогда стояла.
Tags: Повести исконных лет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments