Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Повести исконных лет

В лето 6396 (888). Печененги воевали с гузами и хазарами на Итиле, и не стало русам прохода в Хазаран, ходили бо и в буртасы печенеги и сговаривались вместе идти против хазар. И не могли русы ладожские в том году сбывать мех и скору, и воск, и мёд, и челядь. А с Булгаром торговля затихла тож, ибо ведь тот же товар они везут в Хазаран и дальше к агарянам. Оттого частые размирья у русов с булгарами, и иной раз не пропускают булгары корабли русские ниже того места, где Волга в Итиль впадает; там же булгары страну свою имеют.
А стал князь Квиллан стар и болен; само имя его с русского языка переводится как "болезнь"; из чего заключаю я, что было то прозвище князя того, а имени его не знаем мы.
И вспомнил Квиллан о молодом Гриме, коего воспитывал при дворе своём. Узнал он, что за морем стал Грим знаменитым воином, ходил викингом и много богатства привёз из тех походов. Послал Квиллан за Гримом – идёт-де он на Русь, где примет пояс воеводский, а после смерти Квиллана стать-де ему князем Ладожским. Не было ведь у Квиллана своих детей за болезнью его; был один сын, но не признал его Квиллан и велел убить вместе с матерью его. Не хотел при том Грим оставлять выбор князя на вече после смерти своей, ибо случалось уже так, что слабый правитель низводил дело русское и Русь саму в смуту и безначалие; из-за того ведь и звали потом варягов, говоря им: "Земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет; придите и княжьте по наряду". Ревнивы бояре ведь русские друг к другу, чураются они подчиняться такому же, как сами. Стар и болен был Квиллан, но был он сведомым мужем; сам много раз защищая стол свой не токмо от находников, но допреже от бояр своих, знал он, что без сильного князя разойдётся Русь снова по родам; и почнут воевать сами на ся; а в конце, обессилевши, примут роды русские правителя чужого. И позвал потому Квиллан Грима; а помнили того на Руси, и отца его Кетиля помнили.
И собрал Грим род свой, и сына своего Орвара, и воинов своих верных, и поехал на Русь. А пришед, сел он в Хольмгарде – хотел бо Квиллан, чтобы тот рукою его в Гардах был.
Вернулся в Болгарию Симеон, иже стал позже царём болгарским. Он был третьим сыном княза Бориса и учился в Константинополе, чтобы стать священнослужителем – хотел бо отец его сделать его главою Церкви болгарской, зане стол княжеский сын его Владимир занять был должен. И служил Симеон в Преславском монастыре.
В лето 6397 (889). Расширился Хольмгард, и велел Грим срыть стены его, сказав: "Некого бояться тут руси".
И видел Грим, что закрыты руси пути на юг торговые – война на Итиле не даёт пройти русингам, а ловят и грабят и печенеги, и хазары, и буртазы и прочие, в тех местах обретающиеся. Один лишь Муром торгует с вятичами, но токмо мехами и скорою; а вывоза нет и у них.
И спала Гриму на ум мысль на Царьград путь торговый открыть – помнил ведь он рассказы отца, как тот на Константинополь ходил и сколько там богатств чудных обрёл. Сказал Грим: "Русь Тмутараканская богата оружием и одеждой, серебром звенит агарянским да золотом греческим, а мы наги. Любо руси и нашей стать твёрдою ногою при море Греческом".
Выступил в поход Грим, взяв с собою много воинов: русь, варягов, и чудь, словен, мерю, весь и кривичей, и сына взял своего Орвара. И пришёл к Смоленску с кривичами, и принял власть в городе, и посадил в нем своего мужа, а русь сюрнесскую покорил и под свою руку взял. Оттуда отправился вниз, и стал воевать Любеч у северян, и взял его, и также посадил мужа своего.
И спустились по Днепру к горам Киевским; а знал Грим, что сидят в Самвате хазары в числе малом, а много дани свезено в город. И не хотел он воевать Самват, дабы не сжечь при штурме добро то, а измыслил хитрость. Спрятал он одних воинов в ладьях, а других оставил позади, и сам приступил, ведя малого сына своего Орвара. И встал у горы, которая ныне Угорской зовётся, спрятав своих воинов, и послал к хазарам, говоря им, что-де "мы купцы, идём в Греки, ищем путь Аскольдов, а везём с собою внука Аскольдова. Придите к нам, ибо хотим служить хазарам, как Аскольд служил". Когда же вышел к ним бек местный хазарский, булшицы называемый, выскочили все остальные из ладей, и схватили булшицы и воевод его. И сказал Грим: "Будем сидеть здесь, как Аскольд сидел; да будет это мать городам русским; а вам, хазарам, путь чист". Но не схотели начальники хазарские идти из Киева – боялись бо, что сказнит их царь. И взялись за оружие, но окружены были русью, и убили их.
Так сел Грим в Киеве с сыном своим. И были у него варяги, и славяне, и прочие, прозвавшиеся русью; и с той поры пошла есть Русь Киевская, а не прежняя Аскольдова.
Тот Грим начал ставить города и установил дани лендзянам иже зовомые ныне поляне, и словенам ильмерьским, и кривичам смоленским, и установил, что с дани той 300 гривен ежегодно закладывать для варягов, дабы всегда в казне средства были для наёмников сих, - ждал бо Грим мести хазарской за взятие Самвата и войска собирал.
Хазары же тем временем не могли против Грима оборотиться – воевали они бо печенегов в соузии с торками, сиречь гузами. И победили печенегов – прошли вверх по Итилю до буртас, и буртас покорили, и так разрезали печенегов на две части. Остались орды их одни за Итилем, где торкам покорились, и ныне гузами зовутся, как и те; а самые сильные орды их по сию сторону Итиля отступили, в прежде угорские степи.
И было таких орд восемь, и имели они, когда изгнали их в эти степи, ханами у народа иртим - Ваицу, у цур - Куела, у гила - Куркутэ, у кулпеи - Ипаоса, у харавои - Каидума, у талмат - Косту, у хопон - Гиаци, а в орде цопонов - Батана. И стали кочевать здесь - четыре орды по ту сторону Днепра, а четыре – по эту. Ежели от Итиля идти, то первой из них будет орда куарцицур, она граничит с узами-торками; а второй - сирукулпеи, коя с Хазарией граничит; а возле алан кочует орда вороталмат, а вулацопон ходят возле Херсона и Климатов.
Остальные же четыре орды располагаются по сию сторону реки Днепра, а именно: гиацихопон соседит с Болгарией через Дунай, а гила кочует по степям под горами до угров в Паннонии, а иавдииртим ходит по нижнему Днепру и Бугу, соседя с подданными русскими – лендзянами, деревлянами, волынянами и уличами, а харавои соседит с Русью Киевской; это они подступали летом сим к Киеву и мало не взяли его в отсутствие Святослава князя с войском.
А княжение своё ханы печенежские не могут передавать детям или своим братьям; после же их смерти избирают у них или их двоюродного брата, или сыновей двоюродных братьев, племянников. То делается для того, чтобы не резать им друг друга, ибо достоинство ханское не остаётся постоянно в одной ветви рода, но по очереди всем принадлежит.
В Болгарии благоверный царь Борис на склоне лет своих удалился в монастырь, передав престол свой сыну Владимиру.
Велик был царь Боорис в миру и ревностен чрезвычайно в вере Христовой. Украшал он страну храмами и способствовал распространению благочестия. Но сын его Владимир не таков оказался: не успел он престол царский принять, как начал отходить от истинной веры и стал на путь отступничества от Христианства. Сокрушался о том благоверный Борис, но оставался в монастыре, молясь о просветлении души сына своего и народа своего.
В лето 6398 (890). Начал Грим воевать против древлян и города их пожёг. И, покорив их, брал дань с них по черной кунице, сказав: "Се беру с вас дань легку, зане не врагами держу вас, но подданными русскими".
Tags: Повести исконных лет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments