Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Повести исконных лет

В лето 6415 (907). Поднялись по весне слы греческие от Березани и стали просить мира, чтобы не воевал Одд Греческой земли. Сказали: "Не губи города наши, дадим тебе дань, какую захочешь". И приказал Одд дать дани на 200 кораблей. А затем дать дани для русских городов: для Киева, затем для Чернигова, и для Смоленска, для других городов: ибо по этим городам сидят князья, подвластные Одду. И дать торг руси в Царьграде. А иначе будет он воевать с болгарами вместе против греков.
И согласились на это греки. И послал Одд для переговоров о мире с греческими царями Леоном и Александром к ним в столицу князей своих и воевод Карла, Фарлафа, Вермуда, Рулфа и Стемида. И решили, и хартию написали, и записано в ней тако: "Когда приходят русы в Царьград, пусть берут содержание для послов, сколько хотят; а если придут купцы русские, пусть берут месячное на 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбу и плоды. И пусть устраивают им баню - сколько захотят. Когда же русские отправятся домой, пусть берут у царя на дорогу еду, якоря, канаты, паруса и что им нужно. Если же русские явятся не для торговли, то да не берут месячное; и пусть запретит русский князь указом своим приходящим сюда русским творить бесчинства в сёлах и в стране нашей. Приходящие сюда русские пусть живут у церкви святого Маманта, и да будет торг их здесь; и пришлют к ним от нашего царства, и перепишут имена их, тогда возьмут полагающееся им месячное. И пусть входят в город только через одни ворота в сопровождении царского мужа, без оружия, по 50 человек, и торгуют, сколько им нужно, не уплачивая никаких сборов".
Так цари Леон и Александр заключили мир с Оддом. И присягали друг другу: сами целовали крест, а слы греческие приезжали в Киев, где Одда с мужами его водили присягать по закону русскому, и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скота.
Веровали бо русы уже по большей части в этих богов, коих славяне подданные почитали. И ныне русы многобожники – кто в Одина и Тора, иже суть главные боги норманнские, кто в Перуна и Волоса. А есть в русах такие, кто от веси, мери или чуди род свой ведут, и те верят в бога неба Юму или Ильму; а иные здесь уже, в Киеве из печенегов в русь пришли – эти верят в Танру, небесного бога; а из северян – те в Хорса, а иные кто – в иных. Но главными в земле своей богами считают русы Волоса, он же Велес, и Перуна, бога воинского; им же и поклоняются.
Се идёт всё от невежества языческого и невегласия: само подобие богов племён разных о том говорит, что видят люди поганые Бога Единого, но не понимают сего по темноте своей и бесовскому наваждению, и оттого строят себе ложных богов, иже суть идолы безгласые. Ибо в руке Божией и жизнь, и смерть человеческая; и небо он создал, и твердь; и свет от тьмы отделил; и человека создал по образу и подобию своему. А поганые смотрят разумом слепым на деяния Его и обожествляют деяния Его, но в идолах олицетворяют, истины не ведая.
В Константинополе патриарх Евфимий созвал собор, и были на нём легаты от папы римского и от восточных патриархов посланники. Восприяли тут императора в лоно Церкви снова, а святителя Николая осудили; и отправили его в монастырь дальний в ссылку, а присных его преследовали. И была смута велика в Церкви константинопольской.
Угры пошли на баваров и сошлись с ними в сечи жестокой. И разбили их наголову, земли Восточной Марки попленили и себе забрали.
В лето 6416 (908). Приходили к Одду слы греческие и просили дать им русов в варяги, и нанять норманнских варягов для греков. И дали золота на то 100 литр. И обещал им то Одд, и согласились из числа русов 700 мужей идти к грекам в варяги.
А греки пошли дальше к Ладоге, хотя нанимать ещё мужей из руси и норманнов. А шли на корабле на большом; невесть как и пороги преодолели; и охрана была. Но пропали, и никто не знает, куда делись, а через волоки за Сюрнесом прошли. Иные бают, что полоцкие русы их переяли за золото их; но истина сокрыта, ибо нет власти русской в Полоцке; только по имени русами их зовут, а на деле остались норманнами.
В день пятидесятницы венчал царь Леон кесарем своего сына Константина руками патриарха Евфимия. И так стало у ромеев три царя: Леон, он же Лев, брат его Александр и сын его Константин, иже был ещё младенеск вельми.
В лето 6417 (909). Тмутараканские русы бегали морем на Абесгун на 16 кораблях, и много добычи взяли. А иные из них остались на островах тех, яко киевские русы на Березани. И оттуда ходили на земли албанские и агарянские.
И много славы про них пошло, про русов тех. И многие русы киевские захотели пойти в Тмутараканскую Русь, ибо жил Одд в мире со всеми, а воинам его добычи мало что совсем не было. И ушли многие, когда приходили из Тмутаракани звать к себе, говоря, что на следующее лето изнова идут за море Хвалисское.
В лето 6418 (910). Ушли многие русы киевские в Тмутаракань, и запустела Русь – ушли ведь и к грекам по обещанию Оддову.
Тогда решил Одд поехать за море, к себе на родину в Ригафильке и по всему Северному пути, хотя там нанять варягов для Руси. И подступил тут к нему волхв один со словами: "Не езди, княже, умрёшь ты там". Спросил Одд: "От чего умру я?". И сказал ему кудесник тот: "Умрёшь ты, княже, от коня своего".
Тогда посмеялся Одд, сказав: "Отроком уехал я из родной стороны, а ныне муж зрелый есмь. Так долго кони не живут!". И уплыл за море с людьми своими. А княгиню свою Силькисиф оставил в Киеве с сыном своим малым Олегом, а воеводе своему ближнему по имени Карлы поручил охранять их и землю Русскую.
Когда же через Ладогу и Варяжское море добрался Одд до удела отца, то обнаружил, что земли и имущество рода его отданы конунгом Харальдом Прекрасноволосым одному из бояр его Аскольду Золотой Сапог. И было то после отъезда Грима, отца Одда, смерти Рюрика в Данах. Раздавал бо тогда Харальд конунг земли отъехавших хёвдингов и ярлов вельможам и бондам своим, желая собрать весь Северный Путь под своею рукою.
И пошёл Одд к королю Харальду, и стал пред судом его. И столь много правды за Одда было, что не смог конунг противостоять ей, хоть Аскольд среди его присных числился. Только выдвинул король условие: захочет ли Одд вернуться на Восточный путь, то да продаст удел свой Аскольду. И денег на то Аскольду дал – знал бо Харальд, что Одд сам конунгство в Киеве держит, и уверен был, что не захочет тот бросить его ради острова малого.
И когда подплывал корабль Одда к острову его Карми, сказал он: "Очень хочется мне посмотреть селение, где провёл я детство своё". "Только не ищи коня своего", - ответил ему один из ближников его по имени Лидульф Бурый, смеясь. А сам именно того и хотел, ибо замыслил злое по сговору с Аскольдом Золотой Сапог.
Вышли на берег Одд с людьми его, и поселились в доме его, и устроили пир.
На следующий день повёл Одд людей своих по острову своему и показывал им, где было у него стрельбище, где он научился без промаха разить врагов. Проводил их Одд и туда, где учился плавать, и рассказывал им, как всё это было. И дошли до конюшни, и узнали там от старого конюха, что давно издох конь тот, смерть от которого волхв Одду предвещал. И показал место, куда отвезли труп коня, зане сдох тот от мыта, болезни лошадиной; оттого отвезли его в лес, дабы зверь хищный побыстрее объел его.
И посмеялись над тем и снова пошли пировать. И когда выпили ещё, сказал Лидульф Одду: "Знаем тебя, конунг, как человека вещего, будущее провидящего. Идём, посмотрим на кости коня твоего, да посмеёмся над волхвами, а твою мудрость восславим". И сказал Одд: "Да будет так".
И пошли они с Лидульфом и челядином одним из местных на то место, где кости коня лежали. А остальные, напившись, продолжили пировать, ибо приказал Лидульф челядинок позвать, и услаждали они людей Одда.
И дошли они до костей конских, и поставил Одд ногу на череп коня своего; и посмеялись снова. И тут выползла из черепа змея, и ужалила его в ногу повыше щиколотки – был ведь Одд в постолах низких. И от яда её распухла у Одда вся нога и бедро, и умер он быстро, до того ещё, как челядин людей привёл, чтобы князя в дом нести.
Так то рассказал Лидульф. Но удивлялись многие: что за змея могла столь сильный яд выплюнуть, что так быстро умер Одд: Из опасных ведь змей лишь гадюка живёт на Северном пути; а от её яда даже мальчишки знают как спастись; отсосут кровь из ранки, да поболеет печенью время недолгое.
Но не заподозрили Лидульфа в умысле и действии тайном, зная, что любил его князь, а тот был ближником его доверенным. Но именно Лидульф помогал убить Одда, подкупленный Аскольдом; о том расскажу ещё в своём месте. А умыслили всё на волхва того, смерть князю предсказавшего; ошибся-де волхв в пророчестве своём, но восхотел настоять на правоте своей, оттого наслал на князя нежить некую, которая и убила его. И когда вернулись в Киев, разыскали волхва и убили.
И оплакивали Одда все люди плачем великим, и понесли его, и похоронили на берегу моря, и насыпали курган велик. А потом посели на корабль и отправились к конунгу Харальду, хотя от имени Одда продать удел его, как договорились. Но посмеялся над ними король, сказав, что сам Одд не продавал имения, а теперь стало оно выморочным; потому забирает он удел себе. И было мало людей Одда, не могли она противостать королю с людьми его; взошли на корабль свой и отплыли домой на Русь.
Неудивительно, что от волхвования сбывается чародейство. О том знаем мы из истории древней, знаем и кудесников древних; а токмо ведомо, что ходили и творили они всюду чудеса бесовские. Делают бо бесы такие чудеса, чтобы обольщать жалких людей, часто уловляемых на них дьяволом. Волшебное то обольшение, от диавола сущее; подобными чудесами испытывается наша православная вера, что тверда она и крепка. А пребываемы когда подле Господа и не увлекаемы дьяволом, пророчествуют иные именем Господним, и бесов даже изгоняют, потому что на достойных многократно действует благодать Божия, и воистину ходят они под рукою Его.
Когда приплыли люди Оддовы в Киев, то рассказали княгине Силькисиф, что случилось с мужем её. И сказала она: "Ожидала я такой вести".
И собрались лучшие мужи Оддовы и не стали кричать нового князя на Русь, но провозгласили им Олега Оддсона, хоть и мал он был, а княгиню Силькисиф объявили правящей княгинею до совершеннолетия его. После этого стала она сама управлять Русью вместе с сыном своим и боярами и воеводами. А особенно Лидульфа приблизила к себе, и все думали, за то, что оказался он рядом с мужем её в смертный час его; а был вхож на ложе её.
А всех лет княжения Одда было 15, но до сего дня помнит его народ, называя Вещим, хоть и сына его Олега тоже так прозвали за ум его и удачу, и даже путают его иные из людей чёрных и невеждых.
Ходила изнова русь тмутараканская за море Хвалисское, собрав вои многи – и русы, и варяги, и с ростовской руси удальцов, и с киевской. Дошли до Табаристана и ходили там, грабя; сожгли город Сари, и с многою добычею поворотили домой. Но тут догнали их люди воинские из Гиляна и Ширвана и победили, и убили почти всех. И плач стоял в Киеве, ибо немало из руси киевской легло в том месте.
И трудно было в Киеве, ибо совсем мало осталось руси. И отложились от неё уличи и древляне, а северяне подходили к Чернигову и воевали его, но взять не смогли
Tags: Повести исконных лет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments