Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

О легитимности нацистских штурмовиков

Если сначала украинские события до жути напоминали Февральскую революцию в России, то сегодня они до боли напоминают первые дни и недели торжества нацизма в Германии.
С той, разве что, разницей, что Гитлер пришёл к власти легитимным путём – будучи назначенным на должность рейхсканцлера президентом Германии.
Разница в то же время чисто стилистическая: нынешний киевский режим был подсажен на свои кресла нацистскими боевиками, завоевавшими для них улицы, - Гитлер принял власть, имея боевиков за спиною. Так или иначе, картина та же: на верхах "теоретики", использующие нацизм для взлома государственного устройства в своих интересах, в низах – практики, штурмующие государственное устройство в интересах и по приказу "теоретиков". И то: если "нация превыше всего" – то отчего бы штурмовикам не пройтись коваными подошвами по всему, что "враждебно нации"? Ежели же найдут не всех или не тех – чистоплотные верхи скорректируют направление удара. Не прерывая переговоров с западными политиками. Каковые, в свою очередь, этих чистеньких "теоретиков" считают своими штурмовиками, которых можно и нужно нацелить на настоящего врага Запада.
Мерный шаг штурмовиков слышен сегодня на всех уровнях украинской общественной и политической системы. Сообщают о замирающем по ночам Харькове, других городах юга и востока Украины – это на нижнем уровне общества штурмовики зачищают улицы непокорных городов. Сообщают об угрозах чиновникам, об избиениях депутатов, пошли аресты активистов, выступающих против киевского режима – это внушается послушание через страх на среднем уровне. Сообщают о разгоне конституционного суда Украины, об угрозах возбуждения уголовных дел против государственных чиновников, штурмовик таскает за галстук прокурора – это идёт подчинение людей верхнего уровня. Подчинение чему? – нацизму! Ибо из идеологии национализма выросло нынешнее руководство Украины. Чего не только никогда не стеснялось, но чем гордилось.
И неважно, что оно, это руководство, по всем законам политики – хунта. Нелегитимное сборище людей, захвативших государственную власть с помощью насилия. Это действительно неважно – ведь отсутствие легитимности возмещается наличием штурмовиков на улицах. А у штурмовиков в головах и на знамёнах – идея. Идея превосходства нации. А поскольку люди не могут долго жить в страхе, то вскоре у них начинается процесс чисто психологической компенсации: а почему бы самому не присоединиться к этой идее, чтобы избавиться от этого страха?
Именно по этой причине случилось в Германии то, что и до наших дней не перестаёт многих удивлять – как высококультурный, умный, любящий пофилософствовать народ опустился в коричневую грязь и покрыл свои руки кровью десятков миллионов жертв? Ответ же прост. Немцы действительно, как сказано в легендарном фильме, "любовались Дюрером". Но по булыжникам мостовых грохотали сапоги штурмовиков. И страх перед ними понуждал становиться ими. Не всех. Но многих. Большинство.
Чем дело закончилось для немцев – известно. Менее известно, что многие из них после поражения, стряхнув кровавый морок с глаз, с изумлением оглядывали себя: неужели всё это натворили мы? Как это с нами вышло? И это изумление было действительно искренним. У многих. У большинства.
А начиналось всё с национализма. С идеи особых прав для себя как для носителя некоей национальной самоидентификации. С особых прав для себя как носителя особых прав нации.
Фашизм, нацизм начинаются с национализма. Любого. Как только человек заговорил о каких-то особых правах по признаку нации - всё, считай, он уже на стороне Гитлера. Пусть хоть коготком - но там!
Мало кто это понимает. Многие даже уважают националистов, считают их идеи вполне допустимыми. Многие сами любят называть себя "мягкими" или "лёгкими" националистами.
А между тем, это та самая кривая дорожка, к тому же наклонная, по которой путь к фашизму предопределён. Вольно говорить поляку "Польша - для поляков!" У них других народов и нет. Хотя потенциально это тоже первый шаг к нацизму. Но уже на многонациональной Украине это ведёт к негасимому – или гасимому только гитлеровского уровня насилием – гражданскому конфликту. "Украина для украинцев!" – как кричали ещё недавно некоторые руководители нынешнего киевского режима и кричат сегодня его штурмовики на улицах? А что для других? Тем более в тех регионах, которые просто прирезаны были к Украине волею советских руководителей? Они живут испокон веку на своей земле и никоим образом не причастны к тому, что их землю приписали к некоему административно-политическому образованию. Куда им уходить со своей земли?
Вот он и Крым со своим референдумом и выходом из состава Украины. "Крым украинский либо безлюдный" – это их не устраивает. Им почему-то хочется жить на своей земле – законное желание, не правда ли? И жить на своей земле, не слыша топота по ней штурмовиков, криков "Москалей на гиляку!" и угроз наказания за разговор на родном языке, - это тоже законное желание.
Именно оттого природно, почвенно, фундаментально законен предстоящий крымский референдум. Ведь вопрос на нём на деле означает просто выбор: жить - или жить под пятой нацистского штурмовика!
Какой выбор легитимнее?
Tags: Временно отторгнутые территории, Очерки текущей войны, Политическая диалектика, Украинская война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments