Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Повести исконных лет

В лето 6440 (932). Обратился Аарон царь на аланов, зане те были христианы православные, и много зла сотворил: храмы пожёг, а священников прогнал, а многих убил. Поднялись за то аланы на хазар и к русам тмутараканским послали, говоря: "Се, бьют нас, единоверцев ваших, за веру нашу общую. Забудем же прежние нелады, но станем вместе". Но не пошли с ними русы, боясь потерять проход по реке Русской к рудникам серебряным своим из-за гнева царя; захватит-де он рудники, и не будет у Руси Тмутараканской серебра. Но решили тайно помогать аланам и крикнули охотников.
Прознал про то Аарон и разгневался сильно на русов. Искать повелел он всех христиан русских в городе Итиле, и многих убили, даже и тех, кто в личной страже кагана варягом был. И бежали многие русы тогда с Хазарана, кто в Ростов, кто в Тмутаракань.
Послал Аарон к узам, и дары многие послал, зовя их против алан и обещая им серебро русское. И пошли узы с хазарами, и победили алан в сече великой. А затем подошли к Тмутаракани, и на щит взяли. Русы же воссели на корабли свои и уплыли – одни в Царьград, где варягами стали, а иные в Киев, прося о помощи.
Так не стало Руси Тмутараканской; но завещали русы те Олегу, великому князю Киевскому, говоря: "Вернём с вами, кияне, Тмутаракань – буди она пригородом Киева".
И много думал над тем Олег с мужами своими; но не мог обратиться на хазар, зане мало сил было у Руси, и много народа из-за голода умерло – нельзя было войско большое собрать. И третье лето недород был.
В лето 6441 (933). Многие христиане восставали в Греческой земле из-за голода. И было у них войско большое, а водил его Василий Медная Рука.
Пропал волхв Велесов из Волыни, а куда делся, никто не знает. Верно то говорят, утащили его бесы, бо после его пропажи началось вёдро на Руси, и хлеб уродился.
Пришли норманны на Ладогу; послал их Эрик конунг отмстить Олегу за убийство Аскольда. Хоть и сам Аскольд убежал от Эрика, но сказал тот: "Стою я по отце моём; неможно убивать людей отца и моих без моего на то согласия". Но не пустил норманнов Иггельд князь, вышед из Хольмгарда, зане был он соузником Олеговым. И послал к Олегу за помощью.
Пришёл Олег с русью, и не обрёл здесь норманнов, зане отозвал их Эрик конунг обратно. Приплыл бо на Северный путь брат его Хакон, иже жил у короля англского Этелеьстана, и помогал ему Этельстван. А был Хакон правитель добрый и справедливый, служил истово Богу нашему Христу и нёс свет Христовой веры людям на Северном Пути.
И высадился он в Трондхейме, и встало на сторону его множество людей, обиженных Эриком, а преже отцом его Харальдом. И за то, что был Хакон человек добрый и справедливый, скоро собрал он вокруг себя большое войско.
А Эрик сидел у себя и собирал войско себе; но многие люди уходили от него к Хакону.
Ходили угры на тюрингов, но побеждены были королём Генрихом по прозванию Птицелов.
В лето 6442 (934). Впервые пришли на Царьград угры и попленили всю Фракию, Роман же заключил мир с уграми. Шли бо угры на болгар, но болгары дали им дары и пропустили на ромеев через свои земли.
В се же лето напали агаряне на ромеев в Италии.
Эрик конунг вышел на Хакона конунга на Северном Пути. И увидел, что мало у него воинов в сравнении с войском Хаконовым; многие бо ярлы и бонды пошли за ним против Эрика. Когда же понял Эрик, что не может противостоять Хакону, то сел с малою дружиною на корабли и отплыл. И пошёл он на Западный путь. Там высадился на Оркнейских островах и много собрал там викингов. Но не хотели идти воевать на Северный путь ради Эрика; викинги ведь – не русы, и собираются только ради грабительства, как ватажки молодых печенегов собираются: живут ведь зимою в своих аилах, а по весне сговариваются юнаками и рыщут по степи. Тако и у славян ватажки такие уные преже были; но те зимою сбирались, после страды, и ходили на соседей пыл свой воинский юный потешить. И ныне овые сбираются в родах, по старине кои живут; но не волят им князья русские вервии соседние зорить, но в русь зовут; и которые доблесть свою покажут, тех берут.
Так не восхотели викинги за долю Эрика воевать, но за свою; и пошёл он с ними на англов. Встретил его король англов Этельстан и предложил Эрику не класть воинов в битве, но взять бы Эрику землю Нортумбрию, и графом её стать, и защищать Англию от набегов скоттов. И согласился Эрик, ибо населена была та земля данами и норманнами, и получил он так словно конунгство варяжское.
Из русов тмутараканских, кои варягами в землю Греческую пошли, 415 русов на 7 судах вышли по приказу императора в Лангобардию и воевали там крепко.
Приступили с разных сторон на землю Греческую печенеги и угры; но не воевали между собою; а сговорились ли на то, не ведомо.
На Руси же мир был.
В лето 6443 (935). Возрос Игорь сын Олега, и отправил его Олег в Хольмгард к Иггельду князю, как то принято у русов; посылают ведь они сыновей своих, в отроческий возраст вошедших, на воспитание мужеское и воинское в семьи родичей своих и побратимов. И давно о том сговорили Олег и Иггельд, хотя так обозначить дружбу свою и союз; а своего сына у Иггельда не было. Родила ведь ему водимая жена четверых дочерей; взял он тогда себе другую, из чуди, но и та двух дочерей родила. Горевал о том Иггельд сильно, и когда Игоря принял, то сказал: "Да будет мне в сына место; и дочь любую дам за него".
И так воспитывался Игорь при дворе Иггельда в Хольмгарде. И однажды задрались из посёлков тех, где ныне город стоит Новгород, словене с наровою – есть бо племя такое в чуди. А жили в посёлках тех не смерды простые, но поселились там люди богатые и знатные, купцы и гости, что с Ладоги изошли и сели рядом с Хольмгардом. Любо им ведь было рядом с князем Иггельдом и русью селиться: стала бо Ладога не стольным уже городом, но пригородом Хольмгардским. И оттого селились широко, сразу усадьбы широкие ставили; в половину чети, а то и более, отмеряя зараз по 20 саженей в длину да 15 в ширину. Так в Киеве теперь на Горе усадьбы ставят, а преже жили, как ныне на Подоле, изба к избе.
И не поделили места мужи словенские и чудинские, и били друг друга, а двух из словен и одного из наровы до смерти убили. И приехал князь Иггельд судить их, и Игоря княжича взял с собою. И спросил о суде его, как бы пошутив; но сказал Игорь: "Ставить-де  словенам конец свой на одном берегу Волхова, а прочим всем на другом". И подивились все мудрости отрока – с давних ведь времён известны словене буйствомм нрава своего; иные говорят даже, будто за то их и изгнали соседи с берегов Одры во времена предавние. И сказали тогда люди: "Се, растёт сын, достойный отца вещего и деда".
И утвердил Иггельд князь слово Игорево, и стало так. И живут доныне в Новегороде словене по правую сторону Волхова, в Словенском конце, а нарова – в Наровском на левом, а кривичи – в Людином на левом же.
Ходили в то лето варяги русские ромейские на кораблях греческих на агарян и франков.
Отнял Горм, сын конунга данского Кнуда Хардекнуда, сына Сигурда Змеиный Глаз, сына Рагнара Кожаные Штаны, южную Данию у свеев, и тем поял всю Данию под себя. И многие те свеи бежали от него на Русь, на Киев.
 
Tags: Повести исконных лет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments