Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Русские - не славяне. 7

Развал корпорации князей

Они и не были. Не столько христианская мораль управляла поступками князей, сколько… корпоративная. Вся Русь была тогда общим княжеским доменом Рюриковичей. Никто из них не пришёл со стороны и не отвоевал себе кусок. Они все пришли и завоевали его. Не Рюриковичи, понятно, как семья, а – та русь, продолжением которой они были. Конечно, по ходу времён контроль над русскими завоеваниями перешёл к одной семье. К тем самым Рюриковичам. Или точнее – к Ярославичам. Они сумели подобрать под себя владения руси.
Что ж, оттого ситуация только получила дополнительную остойчивость. Ибо корпоративные интересы стали и семейными. Никто из потомков Рюрика до известного времени не получал землю в собственность – но у всех она оставалась в коллективном «кормлении». Никого не одаривали наследственным наделом, одалем или феодом – но давали пару деревенек «в кормление». Земля была в коллективной собственности совета директоров. Вот как оно выглядело в воспоминаниях Владимира Мономаха:

А теперь поведаю вам, дети мои, о труде своем, как трудился я в разъездах и на охотах с 13 лет. Сначала я к Ростову пошел сквозь землю вятичей; послал меня отец, а сам он пошел к Курску; и снова вторично ходил я к Смоленску, со Ставком Гордятичем, который затем пошел к Берестью с Изяславом, а меня послал к Смоленску; а из Смоленска пошел во Владимир. Той же зимой послали меня в Берестье братья на пожарище, что поляки пожгли, и там правил я городом утащенным. Затем ходил в Переяславль к отцу, а после Пасхи из Переяславля во Владимир - в Сутейске мир заключить с поляками. Оттуда опять на лето во Владимир.
Затем послал меня Святослав в Польшу: ходил я за Глогов до Чешского леса, и ходил в земле их 4 месяца. И в том же году и сын родился у меня старший, новгородский. А оттуда ходил я в Туров, а на весну в Переяславль и опять в Туров.

Потому и закрепилось у нас «лествичное», а не наследственное право на власть. Ибо, конечно, логичнее и справедливее передать место председателя совета директоров брату ушедшего в иной мир, нежели его сыну.
Потому и поражались и возмущались так тогдашние идеологи, если случалось смертоубийство между руководителями корпорации. А как бы мы себя ощущали, узнав, что член политбюро Устинов убил члена политбюро Пономарёва за власть над международным отделом ЦК? Ладно, поспорили у себя, на Старой площади, поподставляли сотрудников и соратников конкурента - кого под аморалку, кого под антипартийную группу. Но не резать же!
Не было на Руси никакой «феодальной» раздробленности - чему бы нас ни учили в школе. А просто наступило однажды время, когда дотоле единую корпорацию стало возможно делить на несколько «фирм». С перспективой наследования.
И начало этому развалу, распаду, раскусыванию корпорации положили как раз яростные, беспощадные войны между Владимиром Всеволодовичем «Мономахом» и некогда боевым его соратником Олегом Святолавичем «Гориславичем»…

И отправились в поход Изяслав с Ярополком, сыном своим, и Всеволод с Владимиром, сыном своим. И подошли к Чернигову, и черниговцы затворились в городе, Олега же и Бориса там не было. И так как черниговцы не отворили ворот, то приступили к городу. Владимир же приступил к восточным воротам от Стрижени, и захватил ворота, и взял внешний город, и пожег его…

И пошли навстречу, и когда были они у села на Нежатиной ниве, соступились обе стороны и была сеча жестокая. Первым убили Бориса, сына Вячеслава, похвалившегося сильно. Когда же Изяслав стоял среди пеших воинов, неожиданно кто-то подъехал и ударил его копьем сзади в плечо. Так убит был Изяслав, сын Ярослава. Сеча продолжалась, и побежал Олег с небольшой дружиной, и едва спасся, убежав в Тмутаракань.

Великого князя русского завалили! И как! Из своих кто-то, не иначе. Но формально – Олег его убил. Если «Локомотив» забьёт мяч в свои ворота – «Спартак» записывает три очка на свой счёт, а не на его.
Иное дело, что Олег проиграл тогда битву...

А Олега хазары, захватив, отправили за море в Царьград.

И брат его Роман убит, тот, к кому Олег и бежал, неся то ли просто обиду, то ли обиду вкупе с правдою страшной… -

Пришел Роман с половцами к Воиню. Всеволод же стал у Переяславля и сотворил мир с половцами. И возвратился Роман с половцами назад, и убили его половцы, месяца августа во 2-й день. И доселе еще лежат кости его там, сына Святослава, внука Ярослава.

Но отметим: опять измена. Глеб Святославич странно умер, теперь вот Роман – удавленный перекупленными половцами…
Откуда вдруг это ожесточение, после которого отрезан путь назад, к возврату в прежнее состояние общей корпорации? Из-за Чернигова?
Или из-за той Чёрной Пантеры? Когда вдруг выяснилось, что кто-то не то что не член совета директоров, но и никогда им не будет. Ибо он этому совету – никто. Он – вообще сын водителя из цековского гаража…
Не то ли и открылось тогда в Чернигове меж Всеволодом и Олегом?
Упоминаний нет? Так кто ж расскажет. Это ж грех на всю княжескую корпорацию! А так – тихо вывели из состава и дело с концом! А то будет потом народ по анекдотам трепать про антипартийную группу Молотова, Маленкова, Кагановича «и примкнувшего к ним…».
Но Олег не поверил в такое обвинение. То ли не согласился с ним. Да и как согласиться! Это же означает, что он – даже не бастард. Уже это-то его, князя, выводило из его общества. Но хотя бы оставляло благородным человеком. А так? В холопьего сына он превращается? Чтобы тот же Мономах мог его пороть на конюшне?
А он же, Олег, не один живёт. Дети у него – их как изгоями сделать? Нет, добьётся он своего, кровью врагов смоет позорный навет (или позорную правду) со своего имени!
И началось!

Были вечи Трояни,
минула льта Ярославля;
были плъци Олговы,
Ольга Святьславличя.
Тъй бо Олегъ мечемъ крамолу коваше
и стрелы по земли сеяше.
Ступаетъ въ златъ стремень въ граде Тьмуторокане,
той же звонъ слыша давный великый Ярославль,
а сынъ Всеволожь, Владимиръ,
по вся утра уши закладаше въ Чернигове.
Бориса же Вячеславлича слава на судъ приведе
и на Канину зелену паполому постла
за обиду Олгову
храбра и млада князя.
Съ тоя же Каялы Святоплъкь полеле яти отца своего
междю угорьскими иноходьцы
ко святей Софии къ Киеву.
Тогда, при Олзе Гориславличи,
сеяшется и растяшеть усобицами,
погибашеть жизнь Даждьбожа внука,
въ княжихъ крамолахъ веци человекомь скратишась.
Тогда по Руской земли ретко ратаеве кикахуть,
нъ часто врани граяхуть,
трупиа себе деляче,
а галици свою речь говоряхуть,
хотять полетети на уедие.

Да чёрт с ними, с галками! Тут о жизни речь идёт!
А затем Олег вернулся из Византии. И отомстил:

Пришел Олег из Греческой земли к Тмутаракани… и сел в Тмутаракани. И иссек хазар, которые советовали убить брата его и его самого…

Но дальнейших боевых действий пока не предпринимал. Отсиделся в Тмутаракани. Десять лет раны зализывал, с половцами и прочими местными племенами взаимодействуя. Выжидал. Вот сдохнет вражина Всеволод – он, Олег по лествичному праву старшим в роду станет! Ну, почти. Святополк, сын Изяслава, бывшего князя великого Киевского, первое право имеет. Да ведь неумеха он. Может, и прирежут его. Ну, не прирежут, князь ведь – так на битве какой ляжет. С половцами. Половцы, они ж, ясное дело, поганы. Любят на Русь ходить. Чуток и подтолкнуть-то! Недоверчивы, правда, собаки степные, себе на уме. Пообещаешь с кулачок – и то, что в кулачке возьмут, и под тобою возьмут вдесятеро. А что подо мной-то? Я – мирный обыватель, сижу себе на бережку Чёрного моря, волны набегающие считаю. Волны возьмёшь у меня? Да и бери! А остальное сам знаешь, на ком взять. Я тебе, конечно, ничего не говорил, но за вежи свои не опасайся. Али не кунаки мы с тобою?
И –

В год 6601 (1093) преставился великий князь Всеволод, сын Ярославов, внук Владимиров…

Интересно, как ведёт себя в этой время Мономах:.

Владимир же стал размышлять, говоря: «Если сяду на столе отца своего, то буду воевать со Святополком, так как стол этот был его отца». …

То есть Владимир Всеволодович тоже не считает Святополка достойным престола. Но от активных действий его заставляет воздерживаться… Что? Уважение к праву?
Да нет. Ведь и так есть кому действовать активно:

И… пришел Святополк в Киев… и сел на столе отца своего и дяди своего.
В это время пришли половцы на Русскую землю; услышав, что умер Всеволод, послали они послов к Святополку договориться о мире. Святополк же, не посоветовавшись со старшею дружиною отцовскою и дяди своего, сотворил совет с пришедшими с ним и, схватив послов, посадил их в избу.

И что же такое сказали миролюбцы-послы, что великий князь на подобное нарушение междунароного права пошёл? Это в каком тоне, к примеру, должен был бы договариваться о мире с Россией посол Мишико Саакашвили, чтобы его не просто выслали – а немедленно в Лефортово определили?
Естественно, это было объявлением войны со стороны Святополка -

Услышав же это, половцы начали воевать.

И новый великий князь себя проявил вполне так, что понятны становятся сомнения Мономаха: может, наплевать да и занять стол Киевский? -

Святополк же отпустил послов половецких, хотя мира. И не захотели половцы мира, -

- почему-то, добавим мы, сардонически успехаясь.

И наступали половцы, воюя.

Оно, конечно, гады. Но вот отчего-то никак не хотели с ними воевать киевские

мужи разумные: «Не пытайся идти против них, ибо мало имеешь воинов».

Кто это имеет мало воинов? Князь великий Киевский? Куда это они подевались?

Он же сказал: «Имею отроков своих 700, которые могут им противостать».

Чего-о? Это ж что за дружина для великого князя? Это ж не более чем личная гвардия, что он из Турова с собою привёл! А где полки киевские? Где народ? Тут, понимаешь, половцы прямо заедают, на Изюмском шляхе озоруют – а у великого князя воинов с гулькин нос? А все остальные лишь плечами пожимают?
Ой, не бывает так… Ой, авторитетный кто-то за кулисами всего этого стоит…
Вот кто – непонятно.
Олег – далеко. Да и… далеко. Что такое Тмуторокань? Про неё вон и поговорка-то соответствующая…
Но зато у Олега там – прямой контакт с половцами. А также – со всей приморской вольницей. И при этом – не достать его в Тьмутаракани этой, куда ворон и костей не заносил! Ежели у Олега мир с половцами – даже великокняжеское войско ничего с ним сделать не сможет.
А половцы у нас знаете кто по генетическому маркеру?

На днях ФТДНА выявили 12-маркерный образец представителя рода Кипчак Среднего Жуза, который относится к R1b1b.

Родственники.
А ещё у Олега интерес есть. Свали он Святополка – его очередь на трон наступает. Ради этого можно и посражаться. Особенно руками половцев. Они ж не Тьмутаракань разорять будут. А земли соперников. Особенно – ненавистного Владимира.
Но здесь-nj и проблема начинается. Слишком далеко Олег от раскладов киевских. Политика – это ведь дело такое: пока руку на пульсе держишь – что-то значишь. А как отпустил – всё. А Олег не мог держать руку на пульсе. Его роль-то, в общем, - злого дядьки за степями, за морями, за горами и долами. Половцев злых на землю Русскую наводит, и вообще –

Тъй бо Олегъ мечемъ крамолу коваше
и стрелы по земли сеяше.

Не-ет, это кто-то поближе. И потише.

Стали же другие неразумные говорить: «Пойди, князь».

По чьему наущению говорили, интересно?

Разумные же говорили: «…пошли к брату своему Владимиру, чтоб он тебе помог». Святополк же, послушав их, послал к Владимиру, чтобы тот помог ему.

Вот уже и зависит наш великий князь от Владимировой вооружённой силы. Не к Мономаху ли и ушли киевляне? Тогда с этим просто было: захотел боярин и отъехал.

Владимир же собрал воинов своих и послал по Ростислава, брата своего, в Переяславль, веля ему помогать Святополку.

Вот он уже и главнокомандующий.

Когда же Владимир пришел в Киев, встретились они в монастыре святого Михаила, затеяли между собой распри и ссоры… Владимир хотел мира, а Святополк хотел войны.

И снова спор с великим князем:

…созвали дружину свою на совет, собираясь перейти через реку, и стали совещаться. И сказал Владимир: «Пока за рекою стоим, грозной силой, заключим мир с ними». И присоединились к совету этому разумные мужи…

И снова – прав Владимир, а Святополк не прав:

А половцы, подойдя к валу, поставили свои стяги, и налегли прежде всего на Святополка, и прорвали строй полка его. Святополк же стоял крепко, и побежали люди его, не стерпев натиска половцев, а после побежал и Святополк. Потом налегли на Владимира, и был бой лютый; побежали и Владимир с Ростиславом, и воины его….
А спустя некоторое время снова подводит всех Святополк-неудачник:
Святополк же вышел на Желань, и пошли друг против друга, и сошлись, и началась битва. И побежали наши от иноплеменников, и падали, раненные, перед врагами нашими, и многие погибли, и было мертвых больше, чем у Треполя. Святополк же пришел в Киев сам-третей, а половцы возвратились к Торческу…

Половцы повоевали много и возвратились к Торческу, и изнемогли люди в городе от голода, и сдались врагам. Половцы же, взяв город, запалили его огнем, и людей поделили, и много христианского народа повели в вежи к семьям своим и сродникам своим; страждущие, печальные, измученные, стужей скованные, в голоде, жажде и беде, с осунувшимися лицами, почерневшими телами, в неведомой стране, с языком воспаленным, раздетые бродя и босые, с ногами, исколотыми тернием, со слезами отвечали они друг другу, говоря: "Я был из этого города", а другой: "А я - из того села"; так вопрошали они друг друга со слезами, род свой называя и вздыхая, взоры возводя на небо к Вышнему, ведающему сокровенное.

Закономерный итог:

В год 6602 (1094). Сотворил мир Святополк с половцами и взял себе в жены дочь Тугоркана, князя половецкого.

А вот и первый бенефициарий:

В тот же год пришел Олег с половцами из Тмутаракани и подошел к Чернигову, Владимир же затворился в городе. Олег же, подступив к городу, пожег вокруг города и монастыри пожег. Владимир же сотворил мир с Олегом и пошел из города на стол отцовский в Переяславль, а Олег вошел в город отца своего. Половцы же стали воевать около Чернигова, а Олег не препятствовал им, ибо сам повелел им воевать…

Конец очередной серии. Отвоевал Олег себе свой Чернигов. А Владимира и унизил, и «понизил» - Переяслаль куда менее значимый город, нежели Черинигов.
Переиграл сам себе Владимир Всеволодович? Это ведь – не будем лукавить, именно его я вижу за всеми этими сложными интригами киевскими.
Не думаю. Пока что промежуточный итог вполне удовлетворительный. Олег получил плохую прессу:

Это уже в третий раз навел он поганых на землю Русскую, его же грех да простит ему Бог, ибо много христиан загублено было, а другие в плен взяты и рассеяны по разным землям.

Святополк тоже идскредитирован по самое не балуйся: политик плохой, военачальник никудышний, государственный деятель отвратительный. И большего Владимир по отношению к своим врагам сделать пока не в состоянии. И, напомним, его очередь на стол Киевский – ой какая долгая! У него права – только после Олега. Да ещё после брата его Давыда. Да ещё – Ярослава. Какой Владимир, о чём вы? Нет, сидеть Владимиру, думу лёгкую о правах кузена старшего думая. И не дёргаться.
Всё равно не на что рассчитывать.
Не на что?
(следует)
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments