Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

А теперь - разговор с теми, кто там

- Крым переживает переходный период. В том числе его научные учреждения. И многие по не знают, как будет складываться взаимодействие с российской наукой. У вас есть ясность на это счёт?
- Определённо сказать и мы не можем. Но сам факт визита министра культуры Владимира Мединского России в заповедник подтверждает большую заинтересованность Российской Федерации в том, чтобы сохранить и приумножить достояние данного памятника. И мы на это, конечно, очень рассчитываем.

Херсонес-развалины-2

У наших местных властей есть настроение поддержать инициативу, чтобы наше учреждение получило статус федерального. Мы сейчас имеем статус национального и понижать его, мне кажется, было бы нерационально.
- Вообще Херсонес памятник мирового значения. Включён в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Странно было бы видеть его в статусе ниже федерального…
- Именно. У Российской Федерации подобного ничего не существует. Это первый такой крупный, обширный и разноплановый памятник.
Ведь Херсонес и его окрестности, да и Крым в целом, представляет собою крайне редкое на Земле явление, где на одной территории собраны памятники разных эпох и народов – на всю толщину истории. Здесь и тавры, и античные греки, и древние римляне, и скифский период, и византийский, и готский, и эпоха татарского завоевания, и турки, и Екатерина с Суворовым, и Крымская война. И гражданская, и Великая Отечественная… Как перелистывать страницы в книге. В России немало мемориальный мест, но таких вот, где въявь можно наблюдать последовательность эпох, - пожалуй, и нет. Например, взять Бородинское поле. Место знаменитое, место великое. Но – только одна битва. А здесь – пласты истории!
К тому же это памятник, хорошо сохранившийся. При правильном исследовании, думаю, здесь может быть совершено ещё не одно мировое открытие.

базилика-1

- Кстати, тут напрашивается вопрос относительно взаимоотношений с археологами. Как, ожидаете ли, что после присоединения к России в этом что-то поменяется? Или как ездили археологи что из России, что из Украины, так и будут ездить?
- Мы на это надеемся. Например, в прошлом году у нас работало 10 экспедиций на 15 участках.
Правда, если будет принят на Украине закон об оккупированной территории – я, впрочем, не знаю, в каком он виде будет и будет ли принят вообще, - но тогда для своих археологов Украины значительно усложнит жизнь. Нов целом мы бы хотели сохранить все те научные связи, которые имели. У нас были хорошие контакты с Польшей, польская экспедиция была одной из самых продуктивных. Естественно, мы будем продолжать работать с Эрмитажем и расширять эту работу. Мы надеемся, что теперь количество заявок на экспедиции со стороны Российской Федерации возрастёт. Эрмитаж уже, кстати, подтвердил готовность возобновить экспедицию.
Но тут много неизвестных. У нас пока нет статуса – формально мы так и остаёмся Национальным заповедником "Херсонес Таврический" министерства культуры Украины.
Мы пока не знаем, будет ли и как осуществлено финансирование раскопок. Хотя мы тут в Херсонесе приспособились и умеем копать без денег – или почти без денег. У нас самый большой объём работ выполняют наши сотрудники. Но так или иначе эти вопросы желательно решить до начала археологического сезона.
Кроме того, задачи, которые поставила перед нами ЮНЕСКО при включении в прошлом году в список всемирного культурного наследия, ёмкие. И прежде всего – финансово ёмкие. Если всё оставить на местном уровне, то сохранение памятника будет, конечно, слишком накладно для города.
А уж тем более – его развитие. Ведь у нас только работы, связанные с берегоукреплением – архиважные работы и одна из наиболее кричащих проблем - стоят  примерно 160 млн рублей.

Херсонес-кладка над морем

А в целом, по нашим прикидкам, на все мероприятия, что надо провести на территории заповедника, - это прежде всего по сохранению, по консервации, на научные работы не слишком много надо, - потребуется 340 млн рублей. Это самые ближайшие задачи, которые необходимо было решать вчера. К большому сожалению, мы в последние годы финансировались очень скромно. Поэтому естественно для того, чтобы довести памятник до действительно мирового уровня, необходимы и затрат соответствующие.
Мозаики, например, требуют реставрации. Есть у нас один памятник площадью 144 кв. метров. Так американцы проводили оценку, по их прикидкам реставрация будет стоить 700 тыс долларов.
Необходимо серьёзно отремонтировать здание фондов. Мы этим занимаемся в силу своих возможностей, но в том и дело, что наши возможности слишком скромные.
Наши фонды – это 261 тысяча единиц хранения – они… Понимаете, способы хранения и способы учёта довольно, скажем так, устаревшие. Мировая наука использует уже новые технологии. Всё должно быть оцифровано, находиться в электронном виде и так далее. Чтобы каждый исследователь мог спокойно заниматься тем или иным объектом. А у нас многие фонды по-настоящему даже не исследованы. Мы занимаемся этим. Но надо серьёзно, революционно внедрять новые технологии, чтобы расширить объём исследовательских работ.
Ко всему прочему наиболее важные и ценные для нас работы относятся к содержанию, сохранению и развитию нашей хоры – это те загородные участки, которые осваивали когда-то древние херсонеситы. Это были их наделы, участки. Их необходимо оградить. Даже не самые скромные ограждения нужны колоссальные деньги. А ведь мы обязаны это делать, ибо это территория признанного ЮНЕСКО памятника мирового значения. А нужна ещё охрана. А нужно проводить раскопки. Они до сего дня не законсервированы должным образом.
Нам в этом году надо к июню подготовить отчёт для ЮНЕСКО. А отчёт этот, как правило, должен пройти через комиссию по делам ЮНЕСКО. Нам с ними нужно установить контакт. Дело в том, что не Херсонес сам представляет в нём объект, а представляет страна. Мы видели, как работает российская комиссия по делам ЮНЕСКО – слаженно, профессионально. И вот мы хотели бы, чтобы к нам был бы такой же интерес с их стороны, потому что у нас вопросов много. Хоть памятник вне политики, но вопросы всё равно есть – кто будет за него отвечать, кто будет отчитываться, представлять его в ЮНЕСКО? Ведь у этой организации есть программы того, как относиться к памятникам на оккупированных территориях. Но надо ли, чтобы ЮНЕСКО приняла именно такое решение? Это мы не в состоянии решать, это не наш уровень.
Ещё одна проблема – взаимоотношения с Церковью.
В принципе, они хорошие. Но на территории памятника находится Владимирский собор.

Херсонес-храм подбоченившись-2

И мы обязаны пропустить всех прихожан в храм. Но тут возникает конфликт интересов – многие пользуются такой возможностью, чтобы бесплатно походить по территории Херсонеса.

Херсонес-храм-вид

Самое правильное было бы сделать отдельный вход на территорию центральной части памятника – это там, где стоит собор. Но как тогда оградить остальную территорию заповедника? Это представляется невозможным.
Вообще многие воспринимают Херсонес не как исторический заповедник, а как зону для пеших прогулок. Собак здесь хотят выгуливать…
- И выгуливают, сам видел…

DSC00436

- Ну, вот именно. А как только начинаешь задавать вопросы этим людям, начинаются проблемы, скандалят люди…
- Купаться сюда по-прежнему ходят?
- Да, вот это тоже вопрос. Его тоже надо как-то решать.
Вообще, у нас тут, на территории самого Херсонеса, есть проблема большого летнего наплыва туристов. Надо бы их как-то разнести, потому что от стен так ничего не останется. А как? Ведь большинство туристов едет на летний сезон. Надеяться на сознательность каждого посетителя… ну, хотелось бы, конечно. Но нереалистично.
Есть и ещё один проблемный объект на территории – частный яхт-клуб.

DSC00408


С ним был ранее заключён был договор аренды. В этом году он, правда, заканчивается, и они должны уйти с территории памятника. Как это конкретно будет проделано, пока неясно. Они, естественно, желанием сделать это не горят.

DSC00412

Причём ЮНЕСКО собирается этот процесс отслеживать, потому как по их правилом подобное недопустимо на охраняемых территориях.
Или, скажем, транспортная проблема. В Херсонес попасть достаточно легко, но – пешком. А вот транспортной стоянки с развязкой, чтобы машины и автобусы не мешали друг другу здесь практически нет. Мы от этого очень страдаем. Человек заезжает как бы в бутылочное горлышко. Когда здесь большой поток посетителей, сюда подъехать практически невозможно.
У нас есть проект, он проработан, - о том, чтобы сделать рядом с Херсонесом сквозной проект. Чтобы автобусы могли здесь разгружать и проезжать дальше, а для автомобилей была стоянка. К сожалению, это оказалось сделать непросто. Мы вели переговоры с Черноморским флотом, у которого стоит здесь небольшая автобаза, но к согласию не пришли. Может быть, потому, что принадлежали к разным государствам.
Но теперь мы рассчитываем на плодотворное сотрудничество – должен сказать, что с тех пор, как Крым вошёл в состав Российской Федерации, наши взаимоотношения с воинскими частями значительно упростили. Даже когда нужно оказать какую-то физическую помощь здесь на территории, мы уже имеем возможность обратиться к ним.
- А не было ли мысли реконструировать хотя бы один квартал города, чтобы представить его в первозданном виде?

Херсонес-дом-13 век



- Мысли такие возникают часто и у многих. Конечно, обычному туристу трудно виртуально предположить, как тут проходила жизнь. Есть большой соблазн показать это ему. Чтобы он прошёл по дому, идентичному тому, что стоял 2 тысячи лет назад на этом самом месте.

херсонес-дом-облик

Чтобы увидел, чем и как занимались люди, как они жили, для чего возобновить древний быт – ну, как делается в каких-нибудь этнографических заповедниках, деревнях. Словом, заглянул в прошлое собственными глазами.

Херсонес-дом-план

И такая идея существовала. Но есть определённые законы сохранения памятников, причём законы международные. Они требуют аутентичность памятника. То есть надо сохранять то, что имеется в подлинности.
За пределами памятника можно построить что-то интересное туристам. Были у нас мысли на хоре одну из усадеб восстановить. Точнее, не на самой хоре, потому что там тоже нельзя, а рядом. Конечно, такие вещи хорошо работают на посетителей…
- …и на деньги…
- Да, но сначала надо их вложить. И не факт, что после этого пойдёт большой наплыв туристов – ведь все они будут знать, что это всего лишь для их привлечения созданный новодел. А главная задача при этом – сохранить памятник. И туристы тут – далеко не помощники, сами, наверное, понимаете.
Возвращаясь же к идее как-то воспроизвести древнюю жизнь, но при этом, как мы выяснили, не затрагивая самого памятника в силу законодательных ограничений, должен сказать, что мы несколько проектов продумали и готовы предложить.

Херсонес-башня

Первое – это парк миниатюр, где человек мог бы зримо увидеть, как что было организовано тут в древности. Там будут представлены небольшие копии объектов, про которые мы сегодня можем уверенно, с максимальной долей достоверности говорить, что это так было.
Вторая идея – и с нами согласны международные эксперты – это развивать виртуальное моделирование. Для каждого наиболее значимого памятника, а в перспективе и для всего города создать виртуальные трёхмерные модели, естественно, с исторической справкой, пояснениями и так далее. И каждый турист, имея смартфон, мог бы видеть, что стояло на месте того или иного квартала в Херсонесе, купив на входе соответствующую карточку. Мультимедийная экскурсия, виртуальный тур по древнему Херсонесу. Можно было бы показать жизнь Херсонеса во всей многогранности.

Херсонес-развалины-домик

Но для этого требуются довольно серьёзные ресурсы – программные и, конечно, денежные, которыми мы опять-таки не обладаем.
А задумки есть, много задумок. Например, можно было бы использовать надувные конструкции, чтобы они демонстрировали памятник наяву, при этом не нанося ему вреду. Имеет право на жизнь такая идея, нам кажется.
То есть памятник можно подать совсем в ином виде, нежели мы имеем сегодня. И я думаю, что интерес к нему был бы тогда значительно выше, чем сегодня.
В любом случае, никто не запрещает развивать в культурно-музейном отношении прилегающие к памятнику территории, даже если сам памятник находится под охраной ЮНЕСКО. Можно это делать и на коммерческой основе, и, как мне кажется, это может быть достаточно выгодно инвесторам. Это развивало бы и музейное дело, и давало прибыль тем, вложил бы деньги.

Херсонес-колокол

Но, конечно, - я повторюсь – речь должна идти не о кафе или палатках, а именно об объектах музейно-образовательного характера.
- А это сформулировано как-нибудь в письменном виде? Можно подать в виде докладной руководству?
- Мы переживаем переходной период. И скажу откровенно, мы страдаем пока от недостатка коммуникаций. То есть общения с соответствующими российскими структурами. А подчас мы ещё и не знаем, с кем общаться. Не установили ещё надёжных связей с людьми, которые занимаются соответствующими вопросами. Но придёт, никуда не денется. Нам обещают, что в ближайшее время будет у нас группа экспертов из министерства культуры, с которыми мы будем говорить о возможном развитии памятника. Может быть, в дальнейшем возникнет какой-то попечительский совет – ведь памятник значимый.
И задач для такого совета предвидится немало.
- В общем, Херсонес предоставляет в распоряжение России свои уникальные материалы, свои уникальные научные возможности, а за это не просит ничего, кроме участия в его заботах?
- Да, можно и так сформулировать.




Херсонес-стены
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments