Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Русские - не славяне. 8

Интермедия про дедушку

А ведь Владимир историю своей семьи родной зна-ал… Хорошо знал, гордился даже! Ещё бы не гордиться – вон, дедушка Ярослав Мудрый! Какое дело поднял, какую страну выстроил!
Он вообще кудесник был, дедушка! Таких искусников поискать – немного найдёшь! Большую науку можно извлечь из опыта дедушки. Интересная была у него история…
Было ведь у Владимира Равноапостольного аж двенадцать сыновей! И трое из них – старше Ярослава. То есть прав на занятие престола у них больше.
А если со Святополком считать – то даже четверо. А с ним в раскладе – вовсе никакого будущего для Ярослава не остаётся. Разве что в епископы пойти. Ибо Святополк-то может и не захотеть вместе со всеми считаться. Он ведь вообще может себя сыном Ярополка, старшего брата Владимира заявить. Батя-то его мамку снасильничал, когда уж непраздна была. А уж если Святополк не Владимировичем, а Ярополчичем станет – он тогда старше всех навсегда! Как единственный сын старшего брата, бывшего на великокняжеском столе. И уделы уж точно не братьям двоюродным, ненавистным, раздавать будет, а своим сыновьям! И будешь ты у них на посылках, покуда не помрёт Святополк. А когда он умре – это ж ещё Вышеслав Новгородский на пути встанет!
Да и это всё – трава. И сон преходящий. Ибо батюшка родный явственно младших братьев поднимает, Бориса с Глебом. Да и не младшенькие они, собственно. Это старшенькие так – бастарды. Можно сказать, от наложниц родились. Небольшая разница с сыновьями от девок сенных. Разве с жёнами папенька дражайший что – законным христианским браком сочетался?
Нет, один у него законный брак – с Анною, сестрою императоров Византии. С царицею, фактически. И зверёныши эти ещё и поглядывают свысока: «Вы кто, дескать, такие? Выблядки вы от поганого тогда ещё отца нашего. Который аки Соломон женолюбив был. Ещё и проверить надобно, не перепутали ли вас с кем-нибудь из детей от наложниц его трёх сот!» Не говорят так? Так думают! А не подумают – так из ближних кто нашепчет. Кому не хочется наперсником императорского сына быть! И князя великого Киевского! А что старшие братья на ходу стоят – так какие они старшие! Сказано ж – выблядки, бастарды. Отправить их вон к пням лесным да демонам лешим, в поганское время которых зачаты были – и вся недолга!
И расклад получается на диво унылый. Если старшие побоку – тогда Борис. За ним – Глеб. Ибо старшие – они навсегда уже побоку. А дальше – дети их.
А не побоку старшие – тогда тоже швах полный. Святополк. Коли Бог даст, помре – всё равно Вышеслав первее, а за ним Мстислав. А тот – вообще ровестник. Сиди, жди, пока преставится..
Изяслав вон решил просто из всех этих раскладов выйти. Плюнул, да и подался в Полоцк свой. И передать только велел: не трогайте-де меня в уделе моём – и я вас трогать не буду.
А Ярославу как? В Ростове, в междвежьем углу этом сидеть? Так у Полоцка хоть автономия большая, из вины папкиной над изнасилованной Рогнедой взявшаяся. А в Ростове и того нет.
Ведь полностью во враждебном окружении – хоть за море беги! Тут папка злой – раз. Тут то ли брат, то ли кузен ковы точит. Тут брат старший Новгород занимает. Тут брат-законный наследник во главе дружины отца опыт боевых действий осваивает. Тут второй императорский пащенок в Смоленске ему выход из Ростова дикого в большую политику закрывает.
Очень сложно Ярославу. Но начались тут у мономахова дедушки чудеса чудесатые!
Возьми да и помри Вышеслав в Новгороде. А Новгород – это тебе не Ростов зачуханный, угол медвежий, с мерью лопогласой! И лупоглазой. И мордами зверообразными. Новгород – это цивилизация! Там гости заморские ходят, там богачество всякое обращается. А при нуждишке какой неожиданной – можно, как отец когда-то, за варягами сбегать, в расклад политический их вбросить. Папенька вон как умело с их помощью престолом Киевским овладел – любо-дорого посмотреть!
И оказывается дедушка Ярослав в Новгороде. Крайне удачно оказывается. Сразу же, откуда ни возьмись, варяги там появляются. А что? Жениться ж надо человеку! А почему не на шведке? Ну и что, что шеею крива! Кто скажет - «крива», а кто – «горда». А гордость княгине, дочери конунга – не грех. Зато за ней, зи Ингигердою-то! Сколь родни пришло. И варягов с ними без числа! Уж даже такие оторвы, как новгородцы, от них стоном стонали!
А с такими силами чего бы и не сказать папке: «Какая тебе дань, старый! Сиди уж…»
И – новое чудо! Папка как-то сразу – не успел разгневаться, как разболеся и умре. Ай, горюшко-горе! Никто не ожидал! Бориска с Глебкой не ожидали. Святополк – на что окаянный – а и то в изумление пришёл. Ничто не предвещало, как говорится, такого вот конца. И Ярослав тоже не ожидал. Просто случайно напрудил Новгород варягами своими. Да в таком количестве, что, когда уставшие выть новгородцы порезали их, пришлось аж целую тысячу только прямых участников злодейства покарать.
И как сразу расклад поменялся! Ярослав себе в Новгороде далёком сидит, слезами горькими по папке любимому, безвременно ушедшему, уливается! И сильно брата своего Святополка боится. Хотя тот и не сделал ещё ничего, а дружина Киевская и вовсе с Борисом в рейде дальнем, печенегов гоняет.
А вот у остальных – проблемы.
Святополк вроде и старший. Вроде и в Киеве. Но без дружины.
Борис вроде и с дружиной, и законный, да что-то мнётся, медлит. О любви братней, бают, рассуждает. К кому? Сын царицы Ромейской – о любви к бастарду невегласому? Да ещё чуть ли не двойному – то ли была мать его беременна от Ярополка, когда Владимир её снасильничал, то ли нет. Сильно должен любить Борис такого братца! То ли названного, то ли двоюродного. Не просто как к ровне к нему относиться – а старшим считать, в отца место! Да-а, история человечества просто исполнена таких примеров!
А может, потому и не идёт в Киев Борис, что – не с ним город? А со Святополком? Имел жу Окаянный впоследствии ресурсы откуда-то, чтобы после злодейского братоубийства аж три года гражданскую войну с Ярославом вести. Меч-то, он, конечно, железный. А вот его хозяина что ежедён – а накорми. Да жалованье выплати, чтобы ему было на что с девками забавляться. Не то он бунт подымет. Печенегов надо чем-то подкупать, чтобы в союзниках-наёмниках держать. И откуда что брал Святополк, если не было у него, как летописи пишут, поддержки Киева?
Так что уравновешивают братцы друг друга. Словно ждут, пока что-то на чашу весов брошено не будет. Интересно – что?
Глеб пока не при делах – далеко. Правда, кто-то весточку ему послал, что отец болен весьма. Интересно – кто бы это мог быть? Святополк – точно не знал, от него даже смерть отца скрыть пытались. Борис тоже не в курсе. Он уж, когда со спецоперации возвращался, весточку получил: «Отець ти умерлъ». А вот Глебу кто-то посоветовал: приехать бы ему вборзе, чтобы… Чтобы что?
Ах, злодей Святополк! Что удумал, аспид! Глебушку милого в Киев позвать. А по дороге прирезать. А одновременно прикончить Бориску. Чтобы, значит, не на царство. Раз – и нет законных наследников! Мотив? Ещё какой. Мотивище!
А Ярослав-то чего боится? Он тут ни с какого боку. Ему всё равно, кто победит. Святополк – даже и лучше: может, удел какой даст. Хотя… С другой стороны, какой ему ещё удел-то нужен? В Новгороде за лесами сидючи, да с тестем-королём под боком? Да с выходом морским на всю Европу!
И Святополку он не мешает. Тот – всё равно князь великий. Унаследует ему Ярослав или Мстислав – ему уж всё равно будет. А ежели за собственных наследников порадеть, лествичное право нарушив, - так это ещё не нынешнего дня задача. Тут не до Ярослава залесного, заволочского. Тут киевлян улести, там дружину Борисову перемани, тут от подозрений чёрных отмойся. А ещё ж хозяйственная деятельность…
В общем, все очень заняты. Только ведь если что-то – не дай Бог, конечно! – случится с Борисом и Глебом, а потом окаянного Святополка сметёт волна народного гнева – кто сам собою будет массами воспрошен? Оглянуться вокруг – так и нет никого. Мстислав разве – так тот в Тмутаракани, с Редедею вольной борьбой развлекается….
Да… Гений был дедушка. Ничего не делал. Сидел только, всех боялся.
И вдруг раз! Через год он по-прежнему сидит и боится. А все враги сами себя расточи!
А что скальды эти варяжские поют – так они и соврут, недорого возьмут. Про один Рагнарёк послушать – смеху ж не оберёшься. Или как коза Идумла что-то там богопротивное творила…
И это вот, что они поют, -

Эймунд конунг хорошо
Заметил вечером,
Где лежит в шатре конунг,
Идёт он сразу туда
И убивает
Конунга
И многих других.
Он взял с собой голову
Бурицлава конунга.
Бежит он в лес и его мужи, и не нашли их.
Стало страшно тем, кто остался
Из мужей Бурицлейфа конунга
При этом великом событии.
А Эймунд конунг
И его товарищи уехали.
И вернулись они домой
Рано утром.
И едет Эймунд
К Ярицлейфу конунгу
И рассказывает ему всё правду
О гибели Бурицлава… -


- так это всё наветы вражеские. И вообще художественное творчество. Они и сами по себе, скальды эти, путаники ужасные. Перепутали Болеслава, польского короля, с Борисом. Который и звучит-то вовсе даже иначе…
И вот ведь какая получается связочка нежданная между Владимиром, Мономахом будущим, и Ярославом Мудрым бывшим, между внучком и дедушкою…
Есть у нас княжество великое. А на столе его – никого. Разболеся великий князь и умре. И права на престол – у Святополка Изяславича, сына старшего брата. Ничтожество на троне. Помрёт – никто не заметит.
Только ведь дальше есть у нас Олег Святославич. У него права затем.
Но зато происхождение… Подмочено, скажем так, происхождение. Вроде как у того прежнего Святополка, Окаянного.
И есть он, Владимир. До которого очередь если и дойдёт когда, то уж и здоровья не будет. Шапку Мономаха на голову вздеть.
Но зато ума у них у всех… Не как у дедушки, мягко говоря. Про Изяславича и говорить нечего. На дурака не нужен нож…
Олег – враг серьёзный. Но больно уж ярится Олег. Хочет он доискаться отнего злата стола. Ковы строит, ищет, как бы подобраться ему к Киеву.
А зачем ему мешать? Пусть подбирается. Пусть печенегов насылает. Они ж, гордецы, но дураки, кого силушку подорвут? Да братца Святополка же, будь он неладен! Да там и подрывать-то нечего! Не идут кияне за ним, и войско не идёт. Как-то непопулярен он. Почему-то, хи.
И ежели, не дай Бог, конечно, что с ним варяг… ой, да половцы же, конечно! – содеют… а то и убьют. Изверги, с них станется! – то добро пожаловать, Олежка, братик дорогой, в Киев! Ответь народу, как это ты половцев на землю родную наводишь. За какие такие народные интересы дружки твои узкоглазые баб в степь гуртом гонят. Народ – он правду-то видит. Задаст вопросы…
А коли этого мало покажется… Али шкура у тебя толстая будет…
Так ведь фразу «сын двух отцов» не про Окаянного одного сказать можно… Народ любит нездоровые сенсации. В личной жизни политиков покопаться. Это ты спасибо скажи, что «Московского комсомольца» ещё не изобрели. Но ничего, у нас зато монах Нестор в дружках. А он гра-амотный… Сын конюха, метящий в великие князья – это самая та будет пища для умов!
(следует)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments