Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Повести исконных лет

В лето 6458 (950). Приехали по зову Ольги норманнские люди многие из данов – расселась ведь русь широко, и не хватало уже людей в Киеве, сели бо по городам русским многие. И много среди сих было не токмо воинов, но и оружейных мастеров и узорочья разного, и кожевенные, и камнерезы; и многие приехали с семьями.
Из Смоленска же пришёл один золотых дел мастер, родом болгарин. И прихъодил он в часовню мою, и проникся Духом Божиим, и крестился, и пожертвовал деньги большие на строительство храма Св.Софии.
Прослышал же о том один из иудеев, родом полянин, по имени Гостята, и захотел отобрать те деньги, сказав, что отдают их будто бы на храм ложной веры, а не можно таковых возводить в городе хазарском. Считался ведь тогда Киев под хазарским каганом, как то ещё с Игоря пошло, коего каган на Русь поставил, как о том хазары говорили.
И пошёл Гостята к послу хазарскому и сказал ему: "Мы, иудеи киевские, собрали, кто сколько мог, торопясь выручить собрата нашего Мар Якова бен Ханукки, и собрали лишь 60 монет. А теперь христиане, кои посадили его в поруб за долг брата его, собрали больше денег и храм свой хотят строить в сём городе, который иудейскому царю подчинён. Запрети им строить тот храм, а деньги их заберём, и тебе, посол, и кагану".
Посол же обрадовался сему и послал к Ольге, сказав, что не даёт каган повеления строить Христианский Храм в Киеве, а деньги собранные возьмёт вирою за обиду вере иудейской кагановой.
Сия же звала меня и говорила: "Не могу ещё противостать кагану; не ставь церкви в Киеве, но в Вышгороде поставь, в городе моём. С иудеями же сделаю, чтобы не поступали более так".
И дала дружину городскую сопроводить христианскую общину нашу с деньгами в Вышгород. И когда были мы в Вышгороде, услышали, что был в Киеве бунт велик язычников против иудеев. Ведь торг вели иудеи, и в рост с большою лихвою деньги давали; оттого были язычники всегда недовольны иудеями; а как из тех большая часть была из хазар родом, и за то их ещё пуще не любили.
А поднял язычников киевских волхв их, из полян же, сказав, что ругаются иудеи на богов славянских и русских; и было то право так, ибо считают иудеи всех инако верующих безбожниками и не детьми Божьими.
И пошли кияне на торг, и в конец Козарий, и к Жидовским вопротам, и сожгли там много домов иудейских, а иных иудеев убили до смерти, и Гостяту убили.
Наместнику же хазарскому сказала Ольга, что в смуте той волхвы славянские виноваты, но дела то их веры, а на Руси за веру не преследуют; оттого не может она властью княжеской вмешаться, ибо, как женщина, даже верховным жрецом русским не является. А выдать-де волхвов тех как великая княгиня она не может, ибо не холопы они ей; а сам царь-де в Руси не волен, ибо договор был с Игорем о том, что хотя и в подручниках у Хазарана русь ходит, но по соузию с ним, а не по холопству.
И удивлен был наместник такой речью её, так что не нашёл, что сказать. Ольга же, отпустив его, велела христианам и язычникам всем дикую виру выплатить за иудеев и имущество их. А на деньги те хотела она поминки и подарки слать печенегам, если будут собираться хазары на Киев мстить за единоверцев своих; а шли бы тогда печенеги грабить вежи хазарские. Но не случилось того; не пошёл царь на Русь, ибо не было у него уже той силы, что прежде.
В лето 6459 (951). Второе лето было вёдро и был урожай, и расщедрилась земля Русская богачеством многим – и сытом, и фруктами многими, и скорою, и мёдом, и воском, и узорочьем, и самоцветы, и ремесленным делом всяким. И сказали люди: "Благословенна княгиня наша великая – её ведь старанием перестали князья и бояре поврозь себе богачество собирать, а смерда при том обирать".
И то было так: уставила ведь Ольга уроки и оброки постоянные, а сверх того не смела вершина племенная и старейшины излиха собирать; оттого оставалась у смерда, охотника или ремесленника лихва от того, что соберёт, промыслит или сотворит. И стали то люди продавать на торгах, а русы и гости разные покупать и торговать дальше, в странах чужих, - оттого выросло богачество русское.
Так то было, сказывают, при первых царях римских, при Нуме Помпилии, иже повелел посчитать все земли, принадлежащие Риму, и межевать их, а ремесленнику всякому указал ремесло его и уроки установил, и должности уставил в государстве своём. При Ольге же установлено было, что раньше обычаем считалось: что нет в руси ни норманна, ни славянина, ни кривича, но все суть русь; и племена же и языки русские да не воюют друг с другом, ибо все суть равные подданные русские, русью управляемые и русским князьям подсудные; они же токмо и вольны в войне и мире в племенах русских.
В сие же лето сделала указ Ольга, коим отменила человеческие жертвы на всей земле Русской, и волхвам да не приносить богам своим человеков, но жертвовать им животных, а от людей токмо бескровное – одежду или пищу, или изделия, или от промысла лесного что. А Свенельд как волхв верховный русский то утвердил, и жрецам под страхом смерти запретил людей жертвовати во всех племенах и языках русских.
 
Tags: Повести исконных лет
Subscribe

  • Песенка в переводе с древнесеверного

    На тинге кольчуг жатва Хели Снопы собирает для чаек моря травы. Долети ты, чёрный вестник, До родимой стороны, Передай моей невесте - Не приду уже…

  • Папка

    А вот сам Гуди Косматый молчал, глубоко задумавшись. И чувствовалось в этой задумчивости большое сомнение. Если вообще не противоречие… - Что не…

  • Папка

    - А на что нам то место? – вроде бы нейтрально спросил старый Гуди. Вроде бы? Или нейтрально? Если первое, то политически крайне могучий соратник…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments