Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Повести исконных лет

В лето 6466 (958). Святослав вошёл в возраст мужеский и сел на стол великокняжеский в Киеве. Возложил же шапку великокняжескую на него Асмуд, а Свенельд рамена ему плащом покрыл.
После же пошли на капище языческое и возносили там хвалы великие идолу Перуна в святилище паганском на горе возле дворца княжеского.
А святилище сие велико, стоит на камнях, кругом неправильным положенных, а вкруг них пол глиняный. И посреди стоит столп дубовый, из коего идол Перуна вырезан, лицом на закат обращённый; а глаза у него дорогого хрусталя, а ус серебряный. А на четыре стороны света там выступы, на коих столпы стоят в виде идолов резных. А на закатной стороне столп же стоит жертвенный, и тут Святослав, лично Перуну жря как первый вождь руси, ставший верховным жрецом лже-бога сего, зарезал двух человек, по жребию волхвов из свободных избранных. А волхвы меньшие требы возносили, сжигая внутренности их, и пели гимны бесовские Перуну.
После же был праздник большой в Киеве, и немало бочек мёда выкатили по приказанию Святослава на улицы, дабы весь народ мог праздновать. И славили его люди и радовались вельми, а перепившись, пошли вечером бить хазар и иудеев в квартал Козарский.
Ольга же удалилась в Вышгород.
Отпраздновав, стал Святослав собирать много воинов храбрых, хотя на хазар идти за обиды русские. И послал он хазарам в Белую Вежу со словами: "Хочу на вас идти".
О Святославе. Таковые послания он позднее всем посылал, на кого войною иди хотел, - столь веровал в силы свои и удачу воинскую; оттого и величался так. И право: всех побеждал Святослав и доныне побеждает. Покорил ведь каганат Хазарский и царство Болгарское и ныне греков побил.
А в походах ходит Святослав быстро, словно пардус; когда позднее печенеги Киев обложили, очень скоро он из Болгарии вернулся и прогнал их. А оттого так, что в походах же не возит он за собою ни возов, ни котлов, не варит мяса, но, сам, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ест, и воинам своим так же делать велит. Не имеет он и шатра, но спит в походе, постилая потник с седлом в головах. Такими же сделал он и всех остальных воинов своих, даже и из старшей дружины, и бояр, - и оттого нет у него обоза, и приходит, когда ещё не ждут его, и так побеждает врагов своих; а добычу на взятых у врага возах привозит. Любит же больше конную рать, а судовую не любит, говоря: "Предки наши русили по рекам и великие земли покорили; ныне же русь комонной должна быть, зане против степняков бьётся и угров, и болгар; и на греков пойдём. Надобно руси уметь на сухопутье воевать, дабы не случилось, как с дедом моим Олегом в великой битве на Дону".
И множество северян призвал Святослав в дружину свою и русью их сделал, а много и алан курянских, и печенегов немало. И так собрал он великий полк на конях латный и оружный из русов, а один из северян донских с аланами и печенегами. А ещё два полка сделал латных щитовых пеших, сии из русов составлены; да четыре полка лёгких пеших, се из славян русских и кривичей.
Но то позже было, а в лето сие исполчил Святослав русь пешую и конную, и пошёл через северян донских на Белую Вежу, сбирая по пути дружины северские.
Дошед же до Белой Вежи, обрёл тут он всё войско хазарское. И было он велико и могуче; и сам царь Иосиф тут был. И не знал Святослав, как и подступиться к силе сей хазарской – со всех сторон стояли те.
И так стояли неделю, переведываясь отрядами малыми удальцов охочих, и не приступали друг на друга. Святослав оттого не делал сего, что мало было войск его рядом с хазарскою силою, Иосиф же оттого, что опасался он пешей рати русской, боясь положить в битве с нею половину воинства своего; не было ведь у хазар более ал-ариссиев, и с Хорезмом они немирны были.
Тут сошлся Ингмор с богатырём хазарским в божьем поединке, иже у русов хольмганг преже назывался. Громаден был тот хазарин и чёрен лицом, и копьё его было, сказывают, толщиною в ляжку воина, а щит – в рост человека. Три раза разворачивались они друг на друга, и три раза Ингмор от копья хазарского уклонялся – первый раз под него ушёл, к шее коня прильнув, второй – вправо ушёл, с бока коня свесившись, а в третий – в сторону отскакав. Стал тут смеяться хазарин над ним, и войско хазарское смеялось; но сказал Святослав: "Не вижу тут порухи славе русской, но знамение богов вижу: как хоробор наш Ингмар, сильны русы и ловки, и как воины умелы; но как его копьё до хазарина сего не доставало, так не сладить и нам с хазарским войском: задавят они нас массою своею, как хазарин сей Ингмара задавил бы при всей силе и ловкости его".
И решили Святослав и воеводы его: "Иначе надо с хазарами воевать – бить их по частям и города их разорять". И, сговорившись, ночью напали на лагерь хазарский, и много тут хазар перебили, и среди них зарубил Ингмор того великана хазарина, с кем бился днесь, – не успел тот воссесть на коня своего. И когда наутро исполчились вновь войски хазарское и русское друг на друга, стали русы насмехаться над хазарами, крича, что русь не токмо силою берёт, но напуском; и голову богатыря того хазарского на копьё вздел Ингмар – отрубил ведь он её ночью и с собою взял.
Разгневались хазары и поскакали на русь, и бежали от них притворно русы, как то печенеги и сами хазары часто делают; а доскакавши до пеших полков своих, рассеялись и меж ними прошли; хазары же на лёгких конях своих напоролись на копья латной пехоты русской, и мало их избыло тут смерти.
Видя сие, остановил войска свои Иосиф и послал к Святославу со словами: "По-прежнему больше воинов моих, нежели твоих; но к чему губить нам войска свои, а враги наши радоваться будут. Скажи, чего хочешь, и дам тебе; но крепости не отдам. Если же будешь воевать, пошлю ещё за войском; тогда окружим тебя и убьём".
Святослав же, видя, что и после успешной битвы ночной много меньше у него воинов осталось, нежели у хазар, ибо в большом войске и большие потери незаметны, а в малом и малые вельми его ослабляют, решил замириться на время с Иосифом. Тогда договорились они, что держится каждый межи его, а царю хазарскому недоимки за дани и выходы хазарские от руси не требовать, коих выплату великая княгиня Ольга отменила ранее; да войною бы ему на Русь не ходить, а земли русские алан курских и северян донских не разорять; в набегах же печенежских не искать ни царю, ни великому князю.
И, обменявшись подарками, разошлись. И вернулся Святослав в Киев со славой великой, ибо в первом своём походе великокняжеском победу одержал и получил честь от царя хазарского. И жрали тогда Перуну изнова, зане темны есть и невегласии: не Бога истинного за милость к Руси благодарят, но истукана деревянного с усами золотыми; но на сей раз не людей, но токмо быков ему жертвовали.
Блаженная же Ольга не участвовала в том, но, встретив сына своего с почестями, стала молиться за него со слезами, и за удачу его, и за Русь, и просила Бога смилостивиться над Святославом и над всею Русью. Жили ведь в ней два чувства, в Ольге: как уверовавшая во Христа плакала она о жестокосердии и воинственности сына своего, прося Бога нашего вложить в сердце сына кротость и милосердие; но как мать и великая княгиня рада она была первому успеху сына своего, освободившего Русь от тяжкой длани хазарской.
Греки воевали с агарянами, русская же дружина захватила для них город Самосату на берегу Евфрата, великой реки; оттуда же родом преподобномученик св.Лукиан Антиохийский, иже совершил литургию на своей груди, прикованный цепями в узилище.
 
Tags: Повести исконных лет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments