Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Не надо сердиться на санкции. Надо сосредотачиваться

Не надо беспокоиться из-за санкций. Они помогают России сосредотачиваться.
Не надо сердиться из-за санкций на Запад. Да, западный политикум поступает подло, закрывая глаза на очевидно преступные вещи своего карманного режима на Украине. Но когда это Запад поступал благородно? Тем более - по отношению к России?
Не надо, наконец, бояться санкций. Запад их сам боится.
А теперь по пунктам.
Нам говорят: "Новые санкции вызвали резкое снижение цен на российские акции и падение рубля". Простите за сильное упрощение, но это в любом случае всего лишь бумаги. Это в самом хрестоматийном случае показатель рыночной стоимости компаний, приравнявших себя к тому или иному количеству бумаг и выставивших эти бумаги на торги. Снижение ил повышение их стоимости имело бы принципиальное значение, если бы эти компании продавались.
У нас кто-то собрался продать "Роснефть" или "Газпром"?
В реальности эти бумаги – лишь объект для спекуляций. То, на снижении или повышении курса которых можно заработать или потерять. Причём – такие же, в сущности, виртуальные деньги, какими являются эти бумаги. Механизм перевода их в реальные деньги, конечно, существует. Но насколько тонок он и сложен, показывает история начала кризиса 2008 года, природа которого, в сущности, и состоит в том, что над реальной экономикой нависла настолько тяжёлая шапка виртуальных денег, что у мировой экономики подогнулись ножки.
В этом смысле "снижение ведущих фондовых индексов" на российских рынках не значит ничего реального. Во-первых, сам объём этого рынка составляет доли процента от реальной величины экономики страны. Во-вторых, спекулировать с равным успехом можно и на повышении, и на понижении стоимости акций. В-третьих, реальные деньги делаются на продаже товаров, а не денег. Поэтому сообщения типа "индекс ММВБ опустился до 1438,14 пункта", "индекс РТС опустился до 1305,13 пункта" так надо и воспринимать – буквально. Какой-то индекс опустился до каких-то пунктов, что в реальности важно для пары тысяч биржевых спекулянтов.
В общем, это даже не показатель состояния экономики. Это показатель стоимости фишек в финансовом казино.
В реальности санкции опасны другим. Они осложняют или даже местами прерывают договорный процесс между, как говорят, хозяйствующими субъектами. А переговоры эти по большей части сводятся к получению инвестиций, оборудования и технологий. Товары народного потребления не упоминаем, ибо их и санкции не касаются, и торгово-переговорный процесс там налажен до стадии автоматизма.
А теперь попробуйте в списке подвергнутых именным санкциям - концерн "Калашников", корпорация "Уралвагонзавод", государственный оборонный концерн "Алмаз-Антей", НПО "Базальт", входящий в корпорацию "Ростех" ОАО "Концерн "Радиоэлектронные технологии" (КРЭТ), концерн "Созвездие", НПО Машиностроения, ОАО "Конструкторское бюро приборостроения" – предприятия открытой космической промышленности. Как-то вот производителей ракетных двигателей гнев Вашингтона не касается. Или производителей титана.
Подействовала ехидная шутка вице-премьера Дмитрия Рогозина, что при дальнейшем обострении вопроса своих космонавтов американцы будут вынуждены забрасывать на МКС при помощи батута?
Кстати, не исключено. Тем более что на МКС идут действительно интересные и взаимовыгодные совместные наблюдения и эксперименты. Их не хочется прерывать ни нашим учёным, ни американским.
Но основное в другом. Америка явно нацелена – первое – подвергнуть санкциям тех, с кем и так отношения, можно сказать, шапочные. То есть обозначить зверство, на деле боясь задеть всерьёз тех российских контрагентов, с кем имеются фактически рабочие связи. Во-вторых, Америка нацелена на ужесточение правил обмена технологиями, по факту обрезая его там, где идёт речь о наиболее развитой части российской экономики.
Отсюда – вновь – требование для России сосредотачиваться на собственной науке, и прежде всего на конвертации её открытий в технологии, а технологий – в производство.
Ещё одна проблема, которую обостряют санкции, - инвестиции. В нынешних условиях, когда внутренний потребительский спрос по большей части удовлетворён, население значимой прибавки ВВП своими деньгами уже не обеспечит. Рост ВВП обеспечат в ближайшей перспективе прежде всего инвестиции. Их-то Запад и пытается перекрыть. Недаром такое внимание в американском объявлении о санкциях уделено запрету американским компаниям совершать сделки с акциями некоторых российских банков, а также участвовать в размещении их акций. Вот только ряд ограничений отчего-то не распространяется на "Роснефть" и НОВАТЭК, у которых как раз есть акции, обращающиеся на западных площадках. То есть тот самый случай: мы вас немножечко прижмём, но с наших рынков вы, пожалуйста, не уходите…
Но как бы то ни было, именно в возникающих затруднениях отношений с западными контрагентами как раз и заключается значимый вызов для нашей экономики. Это как раз и выдвигает во главу угла требование сосредоточиться. Западные машины, станки и оборудование лучше наших настолько, что без особого труда выиграли за прошедшие 20 лет в конкуренции? Прекрасно, Запад сам дал повод эту конкуренцию несколько ограничить. Санкции? Несправедливые, подленькие, обращённые будто к африканской стране? Что ж, ответ может быть асимметричным. Например, требование на каждый рубль, обращённый на внешние закупки, потратить два, три, десять – или, скажем, сколько-то величин бивалютной корзины по курсу – на закупку российского аналога.
Недавнее требование премьер-министра Дмитрия Медведева в этом ключе, похоже, и было сигналом к действиям в этом направлении. Вот только делать это надо быстро и быстро закрепить в соответствующих распоряжениях правительства. В том числе касательно и частных компаний.
Судя по смутной и смущённой политике Запада в области санкций, судя по всему, именно такого развития событий там и опасаются. Россия – большой рынок именно для оборудования и технологий. Отдать его ради поддержания на несколько лишних месяцев неудавшегося украинского государства – глупо. Даже поставь его на костыли – оно просто столько не потребит ни оборудования, ни технологий, как устремлённая ныне ввысь Россия. А уж в условиях, когда Россия отведёт от Киева свою длань дающую – уже отвела! – Западу останется не столько продавать, сколько отдавать Украине.
Ну, разумеется, обеспечив себя за это если не экономическими, то какими-то хотя бы военными бонусами. Теми же пресловутыми позициями ПРО под Харьковом. Но проблема в том, что ракеты тоже денег не дают! Пистолет, приставленный к виску оппонента, хорош тогда, когда есть что выбить из оппонента. Что в этом смысле дадут Западу ракеты под Харьковом, не очевидно до непонятности.
Конечно, история свидетельствует о вечно паранойе Запада поставить Россию на колени вооружённой силою. Но, как показывает история же, это обычно не удаётся, а всякий частный успех – как, например, вступление в Москву в 1812 году или в Севастополь в Крымскую войну – приводит к тому, что Россия начинает сосредотачиваться. Кончается всё обычно плохо. Для Запада. Стылой водой Березины. Весёлыми казаками, подгоняющими парижских официантов. Проходом по Садовому кольцу, гадя себе в штаны. Развалинами Берлина.
Именно потому Запад так заволновался, услышав после, казалось бы, победы в Крымской войне слова российского канцлера Горчакова: "Говорят, Россия сердится. Россия не сердится. Россия сосредотачивается".
А вскоре после того Крым опять "стал нашим". Как и ныне.
Потому не надо сердиться на санкции. Надо сосредотачиваться.
На себе.
Tags: Очерки текущей войны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments