Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Продолжение по просьбам двух трудящихся. Откуда взялись русские

Постойте-постойте

Стоп-стоп-стоп.
Если славяне – те люди, что оторвались от нас сразу после выхода из Африки – тогда, простите, что за протобалтославяне уходили от «нас» на войну в Европу? И махали там полированными топорами?
Ну, первое и главное: сейчас мы же говорим не о гаплотипе, а об антротипе. Y-хромосома - просто маркер прямой мужской линии. Но в формировании фенотипа она принимает лишь очень небольшое участие - там ведь ещё целых 44 хромосомы в наличии. Иными словами, пока речь идёт о мужчинах, ушедших от нас в Европу и смешавшихся там с местным населением. Не протогерманцы и не протобалтославяне – а те «мы», из которых впоследствии в разных природных, материальных и этнических условиях родились нынешние народы. Например, в Германии около 30% нордоидов, 23% населения имеют гаплогруппу R1a и чуть больше R1b. То есть генетическая история различается у разных групп, создавших, тем не менее, один народ.
Это очень важно тут же очертить. Генетическая история не есть этническая история. Хетты – это всё-таки не мы. И культура боевых топоров – это не мы. У нас нет с ними культурной и этнической преемственности. Индоевропейцы – это вообще скорее историко-лингвистический термин. Просто с помощью генетических маркеров мы можем определить, откуда они взялись.
Например, та же гаплогруппа R1b является самой распространенной среди чехословаков (35.6 %). Эта гаплогруппа ныне доминирует в западной Европе (около 90 % басков и ирландцев, 70 % англичан, около 40 % немцев). Её распространение примерно совпадает с распространением кельтских языков в античное время, и её частота в Чехии и Словакии может быть связана, среди прочих, с кельтским племенем бойев, давших впоследствии название Богемии. Вероятно, эта происходит от племен, которые провели ледниковый период в Испании.
При этом в лице индоевропейцев и носителей гаплогруппы R1a мы как раз видим пример хорошей корреляции между лингвистикой (и шире – историей) и биологией-генетикой.
Согласно работе А.Фостера («Variations of R1b Ydna in Europe: Distribution and Origins». A.A.Foster. 13 March, 2005; http://www.worldfamilies.net/Tools/r1b_ydna_in_europe.htm) сегодня мы представляем себе заселение «нами» Европы примерно так:
На основе имеющихся генетических данных можно с уверенностью сказать, что большинство сегодняшних европейцев, будучи доисторическими охотниками-собирателями, пришли в Европу с востока, мигрируя и расселяясь по долинам рек и вдоль морского побережья Балтики, Северного и Средиземного морей и Атлантического побережья.
«Исторической родиной» является Россия, а точнее Поволжье в районе Казани. Оттуда, разделившись на две основные группы, они и отправились «покорять» Европу. Одна из них, назовем ее Русско-Балтийской, двинулась на запад, через Москву, оккупируя территории тепершних Финляндии, Эстонии, Литвы, Латвии и Польши. Другая же, Германско-Альпийская, выбрала юго-западное направление и, спустившись по Днепру к Чёрному морю, натолкнулись на устье Дуная, который и привел их в Баден-Вюртемберг, а потом, вниз по Рейну, и к Северному морю.
От Русско-Балтийской группы в районе Фризии отпочковалась Северноморско-Балтийская, расселившаяся на севере Германии (вверх по Эльбе добравшись и до Саксонии), в Дании, Нидерландах и в Норвегии.
Есть и ещё одна группа – Антлантическая. Самая «молодая» в Европе, представители которой расселились на атлантическом побережье Испании, Франции и являются сегодня основной популяцией Ирландии и Шотландии. Не совсем ясны пути их миграции, но некоторые данные говорят о том, что они, возможно, отделились от Германо-Альпийской группы, где-то в районе современной Албании и, продолжая мигрировать вдоль Средиземноморского побережья, достигли Испании.
Все вышеперечисленные популяции относятся к самой распространенной на сегодня в Европе генетической гаплогруппе – R1b Y-ДНК.
Сопоставление этих четырех генетических вариантов с археологическими находками в Европе позволяет примерно установить и их возраст, вернее момент их генетической мутации по отношению к предыдущему родительскому типу:
Атлантическая группа 14 – 18 тыс. лет назад;
Германо-Альпийская 18 – 22 тыс. лет назад;
Северноморско-Балтийская 21 – 25 тыс. лет назад;
Русско-Балтийская (самая древняя) 24 – 28 тыс. лет назад.
Другая гаплогруппа R1a, ближайшая родственница R1b, превалирует в Восточной Европе, Центральной Азии и Индии. Обе они происходят из гаплогруппы R, берущей свое начало на территории современного Кыргызстана. Представиетли R1a, как теперь считают, были кочевыми земледельцами, первыми носителями прото-индо-европейского языка, который положил начало индоевропейской семье языков, включающей английский, французский, немецкий, русский, испанский, несколько индийских языков, таких как Бенгали и Хинду, и много других. Сегодня каждый второй мужчина России и Польши является носителем генов этой гаплогруппы, которая относительно часто встречается и в Северной Европе, в частности в Норвегии и Шотландии.

Но, в общем, уже из самого возраста этих групп видно, что к современным этносам они имеют очень опосредованное отношение. Поэтому помня – и чуточку гордясь тем, что это «мы» дали начало европейской цивилизации – всё же займёмся делами более близних дней. И попробуем снова отыскать славян и разобраться, кто же они такие. И какое имеют отношение к русским.
Да, вот только надо определиться, что такое – русские. А то есть версия, что всё человечество произошло от древних укров, а русские – так, не пойми что. То ли помесь финнов с мишками, то ли узкоглазый азиат, которому великодушно расширили глаза благородные укры.
Так вот, генетика доказывает о практически полную индентичность генотипов русских, украинцев и белорусов:

«...генетические вариации Y-хромосомы жителей центральных и южных районов Древней Руси оказались не только практически идентичны таковым у «братьев-славян» – украинцев и белорусов, но и очень близки по структуре к вариациям поляков».

Точнее, -

гаплогруппа R1a встречается с частотой 56.4 % среди поляков, 47 % среди украинцев и 47 % среди русских, но только с частотой 15.2 % среди македонцев, 14.7 % среди болгар и 12.1 % среди герцеговинцев

Конечно же, присутствуют региональные различия, о которых мы уже говорили. Но они не идентичны различию между этносами.
Это также ещё раз доказывает, что племена группы R1a уже освоили эти земли задолго до массового переселения на них основной части славян в VII–IX веках.
Иное дело, что сам русский народ в этом смысле состоит из трёх основных групп. Причём славянского субстрата в неё меньше, чем финского и индоевропейского. И в этом смысле поляки и украинцы генетически ближе русским Центральной России, чем их соотечественники с севера.
При этом уверенно установлено, что массовое переселение славян из Центральной Европы на восток происходило в VII–IX веках. Переселение шло в двух направлениях – северо-восточном и юго-восточном. По всей видимости, миграция на северо-восток сопровождалась ассимиляцией местных этнических групп – прибалтийских и финно-угорских.
Но что при этом важно?
У нас есть твёрдо установленная информация:

Есть генетический маркер, по наличию которого в Y-хромосоме выдяляют гаплогруппу ТАТ-С (или N3), происхождение этого маркера (мутации) ОДНОЗНАЧНО связывают с древними предками уральских народов (м.б. и алтайских), а во всех индоевропейских популяциях (это популяции в контактной зоне ) он появился в результате межэтнических контактов. Этот маркер наследуется от отца к сыну с Y-хромосомой и его наличие у значительной (а речь идет напр. о 42 % у латышей или 29 % у сев. русских) части той-иной популяции неуральского происхождения означает лишь одно - ассимиляцию. Другой вопрос где и когда.
Праславяне в этих контактах не участвовали, среди хорват носителей этого маркера не обнаруженно. У северных русских его столько же сколько и у эстонцев, у латышей больше. У сев.русских (у помор) он мог появится только в результатет ассимиляции дославянского населения Севера, т.е. финов. И простейшее объяснение его наличия у балтов такое же.

Таким образом, отмечаем: ассимиляция между финнами и балтами шла достаточно беспроблемно. А вот

…различия в генетической структуре Y-хромосомы северян и южан не могут быть объяснены только постепенным дрейфом генома ввиду различных географических условий. Сравнение изменчивости мужской хромосомы русских с данными соседних народностей выявило большие сходства северян с финноязычными этносами, в то время как обитатели центра и юга России, оказались генетически более близки к остальным народностям, общающимся на славянских наречиях.

То есть вот как раз со славянами (или у славян) ассимиляция местного аборигенного населения происходила не очень-то без трений. Иными словами, мы видим, что ассимиляция со славянами северных народов проходила не столько по крови, сколько, скорее, по культуре. Славяне не смешивались (!) (или очень мало смешивались) с местным населением. То есть на Севере России происходило не смешение народов, а переход местного угро-финского населения на русский язык и культуру. Это могло быть связано с переходом от язычества к христианству. Шире – с развитием русского государства в этих местах. Эту теорию подтверждают и данные лингвистических изысканий, описывающие финно-угорскую составляющую северного русского диалекта, практически не встречающуюся у южан. Как мы сможем увидеть дальше, русы просто втягивали аборигенное население в свою культурно-государственную орбиту. И именно внутри неё уже складывался русский народ как этнос, собственно, политический. Не по крови, национальности или хромосомам – а через государство.И этот феномен создания этнообразующего государства у русских требует своего внимательного изучения. Чем и займёмся.
Начав с вопроса, кто такие славяне, откуда они взялись и как развивались исторически.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments