Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

"А нас-то за шо?" или 75 лет ироническому мему

Поляки вновь плачут. Исполнилось 75 лет со дня, когда советские войска ударили им в спину. Когда они героически сражались против фашистских гитлеровских полчищ.
Красная Армия 17 сентября 1939 года перешла советско-польскую границу и начала, как это тогда называлось, Освободительный поход. Пусть поляки плачут, но он именно таким и был: советские войска освобождали от польской оккупации те территории, которые не просто входили когда-то в Российскую империю (за небольшим исключением), но даже самим Верховным советом Антанты были определены в декабре 1919 года в качестве восточной границы Польши.
Приостановимся, вспомним.
Антанта в 1919 году уже не включала в свой состав Россию. Во всяком случае, советскую. Впрочем, не включала в себя и "белую" Россию, хотя бы потому, что та не была государством и, фигурально говоря, не унаследовала государственной печати Империи.
И вот эта Антанта, всего полгода назад, в июне 1919 года, уполномочившая союзную ей Польшу оккупировать бывшую австрийскую Галицию до реки Збруч, проводит будущую послевоенную польско-российскую границу по линии, названной позже именем Керзона!
Основания для этого были – она в принципе отделяла этнически польские земли от территории собственно России, в состав которой Царство Польское входило вплоть до 1915 года. Но дело даже не в них, не в основаниях. Дело в том, что победители в Первой мировой войне установили эту линию в качестве международно-правовой границы.
Впрочем, тогдашняя Польша плевала на мнение Антанты. Она и так откусывала кусочек за кусочком территории прежней России в 1919 году (отчего и взялась Антанта за определение  границы), а в начале 1920-го вторглась уже массированно. В мае польские войска уже стояли в Минске и Киеве и, в общем, уже "подавали рукой" до исполнения розовой мечты – Польша от моря до моря.
Зато когда армия страны-наследницы Речи Посполитой посыпалась под ударами красных войск, варшавское правительство ухватилось за идею лорда Керзона и официально согласилось признать линию его имени в качестве основы для границы. Лорд не подвёл: отправил в Москву ноту с требованием остановиться там, где предначертила Антанта.
Но тут уже красные вожди закусили удила. Теперь уже им оставалось лишь протянуть руку за воплощением своей розовой мечты. Мировая революция сама ломилась в Европу на плечах победоносной Рабоче-крестьянской Красной Армии! Какие границы в мире победившего пролетариата, о чём вы!
Так что упрощать не будем: линия Керзона была достаточно условным понятием для обеих сторон. Теоретическим. Граница же была установлена Рижским миром, достигнутым после жестоких поражений Красной Армии и даже новой потери Минска.
Таким образом, вопрос, на чью территорию вошли советские войска 17 апреля 1939 года, По факту поляки захватили бывшие российские территории именно в ходе войны - то есть оккупировали. А по мирному соглашению – отторгли. Но советские это признали – значит, согласились с новой международно-правовой реальностью.  
А вот вопрос с "ударом в спину" решается совершенно однозначно.
Все 20 лет своей самостоятельности Польша использовала для совершения больших или меньших пакостей против СССР. И не по причинам идеологической несовместимости с коммунизмом. А из, что называется, нутряной, исходной и наследной ненависти к России. Так уж завелось исторически. По этой же причине польские элиты поднимали восстания в российской части Польши – при весьма слабом отзвуке в прусской и австрийской зонах, хотя именно там были запреты даже на польский язык, а Россия их "угнетала" настолько зверски, что только численность населения в Царстве Польском поднялась за 100 лет его истории в пять раз!
Да и сегодня мы видим проявление в Польше этого же, скажем, эмоционального комплекса в связи с украинскими событиями. Как отмечается в польской же прессе, июньские опросы Центра изучения общественного мнения (CBOS) показали, что настолько плохого отношения к россиянам, как ныне, в предыдущих исследованиях еще не отмечалось. Лишь трое из ста поляков называют отношения между нашими народами хорошими. А в основе, по словам психолога Кристины Скаржиньской из варшавского Университета Социальной Психологии и Польской академии наук, лежат три сильные эмоции: беспокойство, злость и недоверие.
Такая же практически не окрашенная человеческой симпатией чёрная ментальная стена была воздвигнута польскими политическими элитами в межвоенный период. И на восток хлестало и эмоциональными, и политическими, и военными пароксизмами ненависти. От яростной готовности противостоять советской России по поводу и без оного – до засылки диверсионных отрядов и сколачиваний антироссийских пактов. Последнее, в частности, и с фашисткой Германией – вплоть до достопамятного соучастия в разделе Чехословакии и планов пройти по Москве совместным с Гитлером парадом.   
Но… Гитлер обманул. Точнее, решил не пользоваться услугами "гиены Европы", как тогда прозвали Польшу в самой Англии, а попросту убрать её с политической доски. К 17 сентября польской армии как организованной силы уже не существовало. Главнокомандующий Рыдз-Смиглы армию бросил и бежал. Польское правительство разбежалось тоже. Государство польское перестало существовать как государство.
А с ним, кстати, и заключённые им договоры. В том числе и Рижский.
В этих условиях что оставалось делать Москве? Прийти полякам на помощь? Смешно. Кому на помощь? Этим, которые все последние 20 лет ненавидели нас всеми способами? Отдать отторгнутые поляками российские территории немцам? С какой стати? Ради уважения к трупу ненавидевшего тебя государства? Из уважения к международному праву? Так ведь и оно рукою Антанты нарисовало польско-российскую границу по пресловутой линии пресловутого Керзона. Что делать-то было?
Нет ответа. Точнее, один. Его дают сегодня плачем по памяти "удара в спину". Получается что-то вроде: да, мы у вас отняли земли с вашим же народом, да, мы гадили и вредили вам, как могли, да, мы сами хотели с Гитлером на вас напасть и поделить. Но по отношению к вам это нормально. А нас-то за что?
И снова образуется реминисценция в день нынешний. Мем из известного анекдота про незадачливых "хохлов", собравшихся бить "москалей" стал популярен именно в силу того, что на нынешней Украине бесится практически официальная государственная ненависть к России. И в то же время заходящиеся в пароксизмах нацисты и им сочувствующие искренне удивляются, отчего это Россия их отвергает, а помогает их противникам. А те их бьют. А за что?
Или эстонский некий деятель на голубом глазу указывает, что Россия не должна отвечать своими санкциями на санкции Запада. "А нас-то за шо?" – словно переходит на украинский этот эстонский политик.
Вывод? Мораль? Они просты.
Ненависть – утешающее чувство, это надо признать. Вроде алкоголя – хватанул, и всё в порядке.
Но тогда не надо обижаться на похмелье. И когда придёт судный день, не надо горестно вскрикивать: "А нас-то за что?"
Удар в спину ты нанёс себе сам…

Tags: Очерки текущей войны, Политическая история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments