Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

А вешать будем потом…

Комментарии к решению украинской Рады всё же согласиться на особые права самоуправления для отдельных районов Донбасса частью победны, частью смурны.
Победные сводятся, в основном, к тому, что сам факт принятия соответствующего закона означает признание Киевом правосубъектности тех самых отдельных – то есть контролируемых ополченцами Новороссии – территорий Донецкой и Луганской областей. Теперь будем переговариваться, договариваться, делить полномочия – а тем временем укреплять государственность в условиях тухлого, но мира. А то до чего уже дошло! – вдруг появляется некий генерал-лейтенант, объявляет себя командующим объединённой армии Новороссии, сразу получает хорошую прессу, ибо говорит дельно… А ночью его приходят арестовывать лично известные полевые командиры, ибо оказывается, что никто этого генерала не знает, никем он не уполномочен, и вообще непонятно кто. Теперь сидит в СИЗО, даёт показания – но нельзя исключить, что некие полномочия он всё же имел, да от людей, с которыми лучше не ссориться. Или выяснится противоположное – авантюрист, мошенник.
Но ни в том, ни в другом случае новороссийскую государственность этот инцидент не украшает. А за три предстоящих года действия закона есть все возможности порядочное государство всё-таки построить. Тем более что всем известен идейный спонсор мирного разрешения конфликта на Донбассе – минские договорённости, из которых и родился нынешний закон, стали политическим следствием тезисов, предложенных президентом России Владимиром Путиным.
К тому же вполне актуальна фраза из духовной грамоты – сиречь, завещания - великого князя Дмитрия Ивановича Донского в 1389 году: "А переменит Бог Орду, дети мои не имут давати выхода в Орду…" Никто – включая власти в Киеве – сегодня не может дать гарантий, переживёт ли нынешняя Украина зиму или сама обрушится под тяжестью обрушающейся экономики и гражданских протестов. Впрочем, опять же не факт, что в этих условиях власть не захватят командиры украинских карательных батальонов, что воюют ныне на Донбассе. Тогда и режим Порошенко покажется верхом гуманизма и экономической стабильности…
Да, но в то же время другие комментаторы, и тоже весьма разумные, напоминают судьбу Сербской Краины, сопровождая свои предостережения знаменитыми словами заместителя днепропетровского губернатора Игоря Коломойского – Бориса Филатова: "Нужно давать мразям любые обещания, гарантии и идти на любые уступки. А вешать… Вешать их надо потом".
Что характерно, мысль вспомнить историю Сербской Краины возникла как раз в среде украинских нацистов. По сути, это было продолжение мысли Филатова: дескать, подпишем мир, дадим "сепарам" права, годика за три, как Хорватия, выстроим армию и экономику – а там и задавим мятежные регионы, как Ховатия и сделала.
А что, собственно, она сделала?
Сербская Краина образовалась в 1991 году в ходе распада Югославии.
Сначала, в 1990 году, населённые преимущественно сербами районы Хорватии, слушая подчас дичайшие националистические заявления хорватских руководителей – ну точно Киев сегодня! – потребовали хотя бы культурной автономии. Как Донбасс с русским языком. Им было отказано.
На сербский язык, кстати, тоже было начало наступление, которое закончилось его фактическим запретом. Из школьных программ убрали сербскую историю, сербских писателей и деятелей культуры. Увольняли с государственной службы сербов, которые отказывались подписывать так называемые "листы лояльности" новому хорватскому правительству. И так далее. На описаниях можно сэкономить: отчего-то все националисты неминуемо действуют по одному шаблону. Который с той же неминуемостью приводит их к нацизму…
Как результат, в Донбассе… прошу прощения, оговорка – в Краине сербы провели референдум о суверенитете и автономии. На нём 99,7 процентов (!) проголосовало "за", но референдум, естественно, не был признан.
Дальше Краина воевала. Ополченцы с одной стороны – полувоенные батальоны и части хорватской армии и МВД с другой. Пошли беженцы. В обе стороны.
В ходе войны разные сербские Краины постоянно, хотя и подспудно  конфликтовали – у всех были свои политические амбиции. Провозгласили три отдельных автономии. Но в декабре 1991 года, частично под давлением Белграда образовалась, наконец, Республика Сербская Краина.
Хорватия, естественно, огрызалась, воевала, но в конце концов отступилась. Вернее, как показал ход событий, затаилась. Тем более что в январе 1992 года прошли свои "Минские переговоры" и было достигнуто официальное перемирие. Между сербами и хорватами встали войска ООН.
Мирная жизнь налаживалась трудно. Есть разрушения, но нет зарплат – естественное следствие гражданской войны. Примечательно, что как раз в российском посольстве в Загребе в 1994 году было подписано официальное перемирие между Хорватией и РСК. Между сербами и хорватами даже начались переговоры по экономическим вопросам, стали работать совместные комитеты, "сепаратистов" приняли в Загребе.
В общем, шаги в направлении создания федерации начались.
Но тут… Да, тут произошло то, о чём напомнили аналитики и национал-активисты Украины. Хорватия, собрав деньги, солдат и вооружение, обрушила на Серсбкую Краину два мощных удара – операции "Молния" и "Буря". Главным их результатом стала тотальная зачистка отсоединившихся территорий от населения – оттуда бежало четверть миллиона сербов.
В 1998 году в состав Хорватии были возвращены остатки РСК после того как с них был снят защитительный "зонтик" ООН. И здесь в мирное развитие в составе Хорватии не поверили более 75 тысяч сербов – они стали беженцами.
Итак. Калька не калька, но сходство событий и обстоятельств в Сербской Краине и на Донбассе весьма велико. Значит ли это, что схожим будет итог?
А вот здесь всё зависит от самой Украины. В той, югославской ситуации, сербская часть Хорватии пала потому, что её не поддержал Белград. Но на "больших" сербов уж очень жутко давили Запад, ООН и прочие, менее известные, но влиятельные силы. А без такого тыла небольшой территории против накачанного военными мускулами государства было не устоять.
Так что всё зависит от Украины. Весь Запад на Россию как союзника Донбасса она уже натравила. Результат не очевиден. А экономика близка к краху, да ещё и зима надвигается…
Значит, одно остаётся Киеву: что-то настолько полезное предложить Москве, чтобы, продолжая поддерживать Новороссию гуманитарно, она не стала признавать её формально.
Что же может быть этим полезным? Да то, о чём и говорит Москва с начала украинской замятни: дружественная России власть, добрососедские отношения, участие в Таможенном союзе!
И кстати: а захочет ли ещё сам Донбасс уходить из такой Украины?
Tags: Очерки текущей войны, Политическая история, Украинская война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments