Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Древний-древний рассказик...

НА БЕРЕГУ БЕСКОНЕЧНОЙ РЕКИ
Оглушительно гаркает будильник.
Душа спросонок обрывается в пропасть. И уже оттуда она выныривает в ужасном предположении, что ты в кабинете у зубного врача. Ещё через какое-то время беспредельных душевных мук сонный мозг соображает, наконец, что до бор-машины еще ехать и ехать… И тут неверная рука сонного Серёги прекращает эту пытку. Задавив разрушителя ночных грез как неловкую крысу башмаком.
Каждое утро я бормочу теплые слова благодарности часовому заводу «Слава» и его качественной продукции.
Больше всего бесит то, что до подъёма ещё целых пятнадцать законных минут. Будильником пользуется лишь третий наш сосед, постоянный наш «подъёмщик» Юрка. Это в его обязанностях значится каждое утро будить всю экспедицию.
Работа достаточно нервная. Подъём у нас ранний, сон у ребят крепкий. Поэтому парню  нужно ходить от палатки к палатке, сначала ласково, потом грозно и под конец сипло выкрикивая одиозную команду. Талантов моего ротного старшины Савочкина, будившего своим знаменитым «Рота, подъем!» половину гарнизона, у Юрки не наблюдается. Поэтому в особо запущенных случаях он принимается трясти палатку и разыгрывать землетрясение.
Шабаш поднимается дьявольский – со стонами, обвинениями, обличительными репликами и далеко не лучшими пожеланиями. Дежурного обвиняют в том, что он подвёл часы, отечески советуют ему выбросить бракованный будильник, заявляют, что он перепутал дни и терзает людей в выходной. После такой ежеутренней психологической подготовки моего соседа можно сразу отправлять в космонавты.
Естественно, вся сия высокополезная деятельность требует точного времяизмерения, и потому подъёмщик каждый вечер торжественно воздвигает свой дребезжащий агрегат на почётное место - прямёхонько рядом со мной. И каждое моё утро начинается с того, что в ухо просовывают электродрель…
Наш стойкий народ ворочается, но упрямо продолжает спать дальше. «В комплект к будильнику надо давать пистолет», - обречённо думаю я и безвольно следую примеру соседей.
Если бы сон не был столь липок, и если б дежурный в своих радениях не забывал разбудить собственных соседей, то можно было бы наблюдать, как медленно оживает лагерь. Как поднявшийся из тёплых спальников, но не проснувшийся ещё наш люд, спотыкаясь, бредёт к умывальникам, как дёргается кто-то под струйкой холодной воды, как выползают из палаток отстающие.
Обычная картина утра. Работа начинается в шесть, пока не жарко, и с перерывом на завтрак продолжается до двенадцати, а потом - с четырех до полседьмого. Вечером же, вполне понятно, мы отдыхаем от работы. Так что ночь начинается у нас много позже начала новых суток. Чтобы выспаться, всегда не хватает последней четверти часа…
Схватка с подъёмом заканчивается просто. Где-то звучит вопрос: «Курганы ушли уже?»  Нам на дальний раскоп под названием «Курганы» нужно добираться минут пятнадцать, и потому все «курганцы» выходят раньше других.
Некоторое время вопрос этот – ушли или нет «курганы» (хорошо им, начальникам! они-то здесь, в лагере остаются!) - ещё бьется о запутанную систему слуховых рецепторов, затем наконец добирается до нужного места в мозгу, где и производит необходимый эффект. Пробуждение состоялось.
Как обычно, палатка уже пуста, последние наши археологи ушли на свои раскопы, а мы наверняка опять опоздаем к началу рабочего дня и будем иметь не слишком ласковое объяснение с начальством. Так что теперь надо быстренько подхватываться и рысью бежать вслед за уже ушедшими ребятами. Да не забыть Серёгу, который, похоже, окончательно определил меня в дневальные при своей особе и мирно сопит в расчёте, что я его разбужу.
По дороге, куда, торопясь, выскакиваем мы с ужасным со сна Серёгой, уже бредёт, растянувшись, наш «курганный» народ. Дорога идёт по дамбе, по обе стороны ее - лиманы, всё видно далеко, до самого горизонта. Идут, как живут, палатками, и группы разделяют не метры дороги, а минуты сна при подъеме. Умытое солнце ещё только выкарабкивается из-за правого лимана, и серая утренняя прохлада брезгливо ощупывает наши косточки. Как тяжела бывает судьба русского студента!..
Самые тяжёлые часы дня - до завтрака. Разговоры и шутки редки; они словно тлеют и гаснут, едва начавшись. Мы не расположены сейчас к общению, и будто котята, вынутые из теплой корзинки, мечтаем поскорее приткнуться к родному боку своего спального места.
Настроение просыпается позже, чем мы. Утром над курганами слышен в основном только скрип сухой земли по лопате. Да ещё негромкий зуд со стороны Серёги. Этот - фанатик рока, и сейчас, без сомнения, опять развлекается любимыми напевами. Но и страшные эти звуки  не помогают встряхнуться.
На бровке кургана зябко кутается в свою старую штормовку Надежда. На коленях у неё большой планшет; он потихоньку ползёт вниз и явно раздумывает, не упасть ли ему вообще. Он тоже не выспался.
Огромную свою папку Надежда называет признаком интеллигентности: студентка архитектурного института, она работает в экспедиции художником - снимает планы, чертит разрезы, зарисовывает виды. По сравнению с нами, «гробокопателями», действительно интеллигент. Сейчас, в данный момент, ей делать нечего, вчерашнее она уже зарисовала, сегодня же раскопки еще только начались. Проходя мимо, подмигиваю ей. Она в ответ моргает сонно сразу двумя глазами. И всё.
Мы разделены по утрам. Каждый ещё в своих снах. Нам необходим какой-то разгон, немножко больше нескольких минут между сном и работой.
Мне с Серёгой легче. Мы включаемся в утро почти сразу, заряжая себя по дороге его ужасными песнями. И если бы мы выходили пораньше, то могли бы идти со всеми нашими и помогали им.
Но проклятый будильник поднимает меня слишком рано, а Серёгу не поднимает вовсе. И мы вновь трусим позади всех, и нас вновь встречают сердитые глаза начальника раскопа Натальи:
- Когда вы, наконец, прекратите опаздывать!
И мы вновь клянёмся...
(следует)
Tags: Худлит
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments