Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:
Сегодня мы кончаем работу на кургане номер 35 . Переходим к соседнему, насыпь которого показалась, когда мы откидывали отвал у нашего.
Переход к новому кургану - в особенности если на старом ничего существенного не найдено - всегда маленький рубеж. С ним обычно связывают ожидания и надежды. Но сегодня новый рубеж мажорных чувств не вызывает.

Раскопки-скифского-кургана-w

Сегодня уезжают домой наш - теперь уже бывший - начальник Наталья и «интеллигент» Надежда.
Две недели мы работали вместе. На нашем кургане сложился дружный кружок, в котором никому не было плохо. Что должно быть - было: работа до соли на губах, счёт минут до перерыва, требовательность начальства, желание подольше затянуть перекур, розыгрыши, трёп.

работник-с-лопатой-w

Правда, с трудовым героизмом - не так, чтобы очень. Никто не бился над сплочением коллектива и не рвал рубаху за дисциплину. Мы просто работали вместе. Ничего особенного... И вот поди ж ты - грустно на душе, и словно обиду какую тебе нанесли…
Работа на сегодня кончена. Наталья последний раз командует торжественно: «Шабаш!» Мы рассаживаемся на нашем пятачке для перекуров. В последний раз, со вздохом замечает необычайно кроткая нынче Надежда.
Неведомо откуда Юрик достает бутылку сухого вина. Раздаются обычные для такой ситуации шутки. Юрик крестится и божится, что он не алкоголик и на рабочем месте больше ни-ни, но сегодня, ради такого дня...
Бутылка идет по кругу, постепенно пустея. Что-то отпускает нас. Наше смущение постепенно проходит. Мы привыкаем к новому чувству - что нас, оказывается, связывает не только работа. И уже Серёга, мучительно собирая расползающиеся концы предложений, закатывает тост, и Надежда по традиции опять отпускает невинные с виду шпильки, и Юрик вспоминает эпизоды нашего совместного бытия, и Наталья, отставив начальственную строгость, улыбается уголком рта.
И мы обещаем не забывать друг друга, мы обмениваемся адресами, зовём друг друга в гости. Мы фотографируемся на память и фотографируем наши курганы. Нам кажется странной пришедшая реальность расставания, кажется странным - остаться друг у друга только в памяти. Ведь фотография - что в ней? Самое главное на фотографиях не остается.
Они не фиксируют того, что нам нужно увековечить: нашу симпатию друг к другу, грусть расставания, радость.
Радость? Да, среди сегодняшних чувств - и чуть стесняющаяся радость. Ведь мы открыли друзей в ранее незнакомых ребятах.

Девушка-на-плече-w

И ещё. Разве это открытие не стоит того, чтобы о нем узнали другие?
И вот, старательно игнорируя иронические реплики о моём журналистском ремесле и вытекающем из него долге, я беру ручку и куцый листок бумаги. Как старинные мореходы, мы отправим письмо в бутылке. По реке времени. Капсула в будущее - нам так весело от этой мысли. Письмо к потомкам - а почему бы им не узнать, что мы счастливы сейчас открытием нашей дружбы?
И я пишу: «Мы нашли то, что искали. Мы счастливы».

Перерыв-в-раскопках-w

Но последние слова кажутся нам лишними. Уж очень похоже это на ту напыщенную позу, которой мы так старательно избегаем. О счастье не говорят громко.
И мы вычеркиваем эти два слова.
Осталось: "Мы найди то, что искали". Быть может, не очень вразумительно для потомков.
Но для нас эти слова полны смысла.
Мы искали следы прошлого на нашей земле. Следы ушедших веков и людей. Черепки, амфоры, монеты, захоронения. Мы искали новые сведения о тех, кто прошёл до нас. Что-то мы нашли. Что-то найдём еще.
Но пишем мы о другом. Мы нашли не только это. И не столько это.
Мы нашли друг друга.
* * *
Идёт дождь. Мы уезжаем. Мы уезжаем, и идёт дождь. Хорошую погоду словно забрали с собой наши девчонки. Всю неделю после их отъезда небо не вспоминает, что оно крымское: хмурится, моросит мелкими противными каплями. Веет холодом.
Приближается осень. Лагерь экспедиции постепенно пустеет. В нем становится все тише и как-то сиротливее. Сегодня уезжаем и мы. Двадцать человек сразу.
Около машины собрались почти все - кто только остался в лагере. Улыбки, рукопожатия, пожелания. Кое у кого и слезы.
Появляется опять опоздавший Серёга. Под нашей палаткой он обнаружил, наконец, свою исчезнувшую две недели назад кепку, которую долго безуспешно отыскивал и безутешно оплакивал. Теперь несколько потертая за время подпалаточных странствий пропажа гордо красуется на лохматой его голове. Из-под длинного козырька и бороды победоносно сияет Серёгина улыбка.
Машина протяжно сигналит и трогается. Удаляются напряжённые улыбки тех, кто остался. Прячутся за деревьями выцветшие полотнища палаток. Исчезают за поворотом белёсые камни городища, что так не понравился мне сначала.
- А я вернусь сюда в будущем году, - задумчиво говорит Серега, глядя на зеленую рощу, в которой был наш лагерь.
- ...И осталась в небе светлая полоска, Чистая, как память о тебе,.. - поют в машине девчонки, покачиваясь на поворотах. И слова эти вдруг приобретают какой-то новый для нас смысл. Чистая, как память о тебе...
- Я вернусь сюда, - повторяет Сережка.
Tags: Непереписанная история, Худлит
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment