Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Откуда взялись русские. 4

Ну куда же без Блока?

А вот постараемся, вопреки традиции, обойтись без Александра Блока. Стих у него замечательный, зажигательный даже. Но только у скифов не было «раскосых очей». Жадные – да, были. Точнее, не жадные, а справедливые. Ибо каждый настоящий воин считает только справедливым изъятие части собственности у того, кто не умеет с нею правильно обращаться. Критерий правильности прост: раз не умеет защитить собственность от воина – значит, она ему не нужна. А раз не нужна, то используется нерационально. Нерачительно. А это уже граничит с преступлением. Собственности не так уж и много, чтобы позволять ей гнить в неправильных руках. И только справедливо, коли она перейдёт в руки правильные. В руки воина. А скальпы у седла – это так, чистая бюрократия. Но ведь отчётность тоже нужна, не так ли? Иначе какой порядок?
Порядок же, по словам Геродота, был таким:

всё опустошали своим буйством и излишествами. Они взимали с каждого народа наложенную ими дань, но кроме дани совершали набеги и грабили, что было у каждого народа.

Милые парни с такой жизненной философией стали следующей волной степных арийцев, что появилась перед глазами грамотных современников. Благодяря им мы не только можем рассуждатьоб археологических культурах, характерных для скифского времени, но и узнать, что делали, как жили и о чём думали легендарные скифы. А благодаря им самим и их неповторимому искусству – ещё их и увидеть. И ещё раз убедиться в неправоте великого русского поэта: не было у них раскосых очей. Нормальные европеоидные глазки. Да и откуда другим взяться, коли скифы – плоть от плоти всё тех же индоевропейцев-ариев. Просто очередная часть тех, кто остался дома. Но затем – под влиянием природных ли условий, соседей ли агрессивных (а как раз раскосоочие монголоидные кочевники всё больше начинают определять облик восточной части Великой Степи), или ещё каких-то, возможно, политических, факторов – покидают родные пенаты и отправляются в дальний путь.
На каковом пути обретают скальпы и грамотных описателей.
Главным грамотным современником, описавшим скифов подробно, стал всё тот же «отец истории» Геродот. Все его строки об этом народе цитировать долго, да и не наша это цель, так что ограничимся кратким обзором.
В IV книге своей «Истории» Геродот помещает скифов в четырёхугольник со сторонами по Дунаю – Чёрному морю – Дону – примерная линия, параллельная черноморской и отстоящая от неё на 4 000 стадий:

101. Если принять Скифию за четырехугольник, две стороны которого вытянуты
к морю, то линия, идущая внутрь страны, по длине и ширине будет совершенно
одинакова с приморской линией. Ибо от устья Истра до Борисфена 10 дней
пути, а от Борисфена до озера Меотиды еще 10 дней и затем от моря внутрь
страны до меланхленов, живущих выше скифов, 20 дней пути. Дневной переход я
принимаю в 200 стадий. Таким образом, поперечные стороны [четырехугольника]
Скифии составляют 40000 стадий, а продольные, идущие внутрь материка,– еще
столько же. Такова величина этой области.

Стадий Геродота определить легко. В одном месте (рассказе про войну Дария со скифами же) он описывает пролив Босфор:

Устье этого моря в ширину четыре стадия, длина же этого устья - пролива, названного Боспором, - на нем-то и был возведен мост - доходит до 120 стадиев.

Мы знаем ныне, что длина Босфора - 33,4 км. Нетрудно подсчитать, что стадий Геродота составляет 278 метров. Пусть 280. Почему это противоречит нашим знаниям про классическую длину стадия (~180 м), я не знаю. Но, следовательно, северная граница Скифии располагается в 1 100 – 1 120 км от черноморского побережья. Это аккурат от Перекопа до Москвы. Такая география, конечно, может ни разу не быть правдой – слишком уж много искажений должно было быть на пути у этой информации до ушей добросовестного античного историка. Но по крайней мере мы можем теперь представить масштабы, в которых его современники мыслили себе Скифию. Особенно в сравнении с размерами материковой Греции.
С другой стороны, это забавно. Именно в районе Москвы во времена Геродота сидела финно-угорская дьяковская культура. Гаплогруппы N, надо полагать. Хорошие люди: это они подарили русским детям избушку на курьих ножках. Именно их «домики мёртвых» - прямоугольные бревенчатые полуземлянки высотой около 2 м с двускатной крышей и очагом у входа – как считается, и послужили прообразом жилища Бабы-Яги. А что – всё совпадает! Зашёл себе передохнуть, водички испить, тут влетает финно-угорская старушенция, унюхивает чуждую гаплогруппу, кричит: «Здесь русский дух, здесь русским пахнет!», запихивает тебя в горшочек, а его в очаг у входа – и пожалуйте! –

В нескольких случаях прах был помещен в сосуды-урны. Некоторые из урн были сильно обожжены с одной стороны, возможно, что во время погребальной церемонии они находились около костра…

Подсказать, кто был соседом дьяковской культуры с юга?
Ага! –

Доказано, что дьяковцы перенимали некоторые технологии у скифов – так, их костяные наконечники стрел подражают скифским формам, найдено также некоторое количество привозных вещей из Скифии.

Так что Геродот-то он, конечно, Геродот…
И, похоже, именно дьяковцев он и имел в виду, говоря -

Севернее этих царских скифов живут меланхлены – другое, не скифское племя. Севернее меланхленов, насколько мне известно, простирается болотистая и безлюдная страна.

Севернее дьяковцев действительно болотистая Вологодчина и Белоозеро.
Раз уж речь зашла о геродотовой географии, нельзя не упомянуть пресловутых скифов-земледельцев:

…Севернее ализонов живут скифы-земледельцы. Они сеют зерно не для собственного пропитания, а на продажу. Наконец, еще выше их живут невры, а севернее невров, насколько я знаю, идет уже безлюдная пустыня. Это – племена по реке Гипанису к западу от Борисфена.

То есть по реке Бугу. Далее местопребывание скифов-земледельцев уточняется:

18. За Борисфеном же со стороны моря сначала простирается Гилея, а на север
от нее живут скифы-земледельцы. … Эти земледельцы-скифы занимают область на три дня пути к востоку до реки Пантикапа, а к северу – на одиннадцать дней плавания вверх по Борисфену. Выше их далеко тянется пустыня. За пустыней живут андрофаги – особое, но отнюдь не скифское племя. А к северу простирается настоящая пустыня, и никаких людей там, насколько мне известно, больше нет.

Геродот идёт с запада на восток в своём описании. Следовательно, Гилея – это область Тавриды, между излучиной Днепра и Азовским морем. Дневной переход Геродот обозначил – 200 стадий или 56 километров. Значит, земледельцы наши живут в 600 км выше устья Днепра и на север от Тавриды. И получается это район между нынешними Кременчугом и Черкассами. Там сейчас Кременчугское водохранилище. На три дня пути к востоку от него, то есть в 160-170 км, из относительно крупных рек только одна – Ворскла. Так что тут можно согласиться с академиком Б.А.Рыбаковым, который тоже помещал сюда скифов-земледельцев, которых, впрочем, уверенно причислял к праславянам.
Это же делает и уже упоминавшаяся Мария Гимбутас, сильная своей систематичностью исследовательница древних славян. Вот её-то мы сейчас с удовольствием и поцитируем, не соглашаясь, впрочем, с её определением населения упоминающихся культур как праславянского. Не будем торопиться. Мы ещё по скифам не до конца прошлись. Так что раз говорит Геродот о скифах-земледельцах – и мы будем следовать его определению. Тем более, что он, в отличие от нас с Гимбутас, был современником этих самых земледельцев, и коли называл их скифами, то так тому и быть.
Итак, в эпоху раннего железного века - с 750 года до нашей эры до 500 года до нашей эры - интересующие нас места населяли представители так называемой «чернолесской культуры». Располагались её поселения в Кировоградской, Черкасской, Полтавской областях Украины, по берегам и притокам рек Ингулец, Ингул, Ворскла, Тясмин и т.д.
Для этой культуры характерны круговые поселения. Например: 22 дома, расположенных по окружности диаметров 250 на 300 метров. Примечательно, что наибольшее количество круглых городищ находится в долине реки Тясмин, что течёт как раз через Кировоградскую и Черкасскую области и впадает аккурат в Кременчугское водохранилище! Неплохое совпадение с геродотовой локализацией!
Вот, правда, не думаю, что это – уже искомые скифы-земледельцы. Чернолесская культура, как считается, - это продолжение белогрудовской. А та, в свою очередь, выходит из срубной. А срубная – да, связывается с киммерийцами. Но сама по себе продолжает ямную. Оно, конечно, незакалённому человеку нетрудно и запутаться, потому скажем лишь одно: всё это – культуры индоевропейского типа. То есть видим снова ту же картину: из Степи исторгаются всё новые волны индоевропейских экспансионистов – а по краям их остаются брызги культур и цивилизаций.
Одной и той же гаплогруппы.
Хорошо, а почему же чернолесцы не тянут на скифов-пахарей?
А потому, что жизнь у них идиллической явно не была: часто встречаются городища, даже настоящие крепости – опять-таки круглые, диаметром от 40 до 100 метров, с глинобитным валом с деревянным частоколом поверху, и довольно-таки нехилым рвом - шириной в 9 и глубиной в 3,75 метров.
Судя по этой стратификации, такая защита в первую очередь предназначалась против конницы. Конечно, всаднику спешиться – раз плюнуть, но главная задача будет достигнута - таранной силы при наличии такого рва кавалерия иметь уже не будет.
Так что, судя по их укреплениям, от конных скифов ребята и пытались защищаться…
Но, в общем, не очень успешно в перспективе. Постепенно скифские элементы явственно распространяются на востоке среднего Поднепровья, пока, наконец, археология и топонимика (названия рек, в основном) не фиксируют скифской оккупации в западной части чернолесской территории.
Но… во всяком явлении кроется его отрицание, как сказал бы исторический материалист Энгельс, доведись ему в составе скифской дружины занять круглый городишко чернолесцев. Степные богатыри расслабились рядом с несоменно соблазнительными женщинами-чернолешенками. Хлебнули отравленной неги осёдлого существования. Почувствовали, что собственность хороша не только в реквизированном качестве. И –
- превратились в земледельцев. Унаследовали быт покорённого племени. Именно этим наверняка и объясняется тот факт, что так и не выделена отдельная археологическая культура скифов-пахарей. И хотя -

начиная со второй половины V века и на протяжении IV и III веков прослеживаются тесные связи культуры лесостепной зоны со скифской степной культурой –

оставшиеся в степи скифы археологически с «пахарями» уже не смешиваются:

…уже в этот период, несмотря на общую основу, проявляются отличия лесостепной культуры в типах поселений, экономических и общественных отношениях, религиозных верованиях. … За исключением немногих скифских зеркал, стеклянных бусинок, так называемых скифских пуговичных серёг и небольшого количества фрагментов греческих ваз, изготовленных на гончарном круге, влияние иностранной культуры практически не ощущается.

Вот у нас и появляются «скифы-земледельцы» - вроде и скифы, но какие-то не такие. Вроде и автохтонное население, но какое-то скифоподобное.
Опять прав Геродот, когда не дал им какого-то имени – вроде невров или андрофагов. Потому как и не было у них другого имени! Завоеватели дали своё. Но культуру восприняли – завоёванных! Ничего необычного, впрочем – практически на наших глазах, уже в «письменное» время, то же произошло с болгарами и венграми.
Земледельцы развиваются бурно.

Анализ огромного количества костей животных, обнаруженных в обоих поселениях и в крепостях, показывает, что на 90% они принадлежат домашним животным. Преобладают коровы и свиньи, кости лошадей, овец, коз и собак встречаются реже. Отпечатки пшеницы, ячменя и проса и явные следы муки позволяют сделать вывод о развитии сельского хозяйства. Геродот пишет о том, что "скифы-земледельцы" сеяли зерно не только для еды, но и на продажу, то есть говорит о достаточном количестве сельскохозяйственных продуктов. Хотя основную часть зерна выращивали для домашнего употребления, собранного хватало для продажи и уплаты племенной дани.

Обнаруживаемые во время раскопок в деревнях и укреплениях глиняные формы, шлак, тигли, форсунки свидетельствуют о постоянном совершенствовании приемов обработки металлов. Увеличивается и количество железных предметов: топоров, серпов, иголок и удил для уздечек. Появляются разные виды украшений: бронзовые или железные булавки с плоскими, круглыми или загнутыми в форме пастушьего посоха головками, браслеты, ожерелья, серьги. Обычно их находят в захоронениях.

По берегам рек Тясмины, Роси, Ингульца, верхего течения Южного Буга, Сулы, Псёла, Ворсклы, Сейма и Северского Донца обнаружены сотни их поселений. А это, между прочим, - очень даже нехилая география! По сути, большая страна, должного внимания которой Геродот не уделил лишь потому, что далековато до неё было от причерноморских греческих колоний. Стоит ли нам после этиого спрашивать, каким образом арийская гаплогруппа так сильно представлена в крови нынешненго русского народа? Да она всегда тут и была! Вот только периодически обновлялась в ходе новых выплесков новых мигрантов с арийской степной прародины.
Поскольку, однако, на добровольную инъекцию новообразованный скифо-пахарский этнос был готов не более, чем старый чернолесский, то укрепляться он тоже не забывал:

По сравнению с предшествующим периодом увеличивается число укреплённых поселений. Обычно для них выбираются высокие прибрежные холмы, обеспечивающие хороший обзор местности. Появляются укрепления, расположенные на опушке леса или в самом лесу. Их размер колебался от одного до пяти гектаров.
Вместе с тем появляются и огромные укреплённые комплексы, такие как Бельск на берегу Ворсклы (4400 гектаров), Матрёнино в долине реки Тясмин (200 гектаров) или Базовка в долине реки Сулы (119 гектаров).

Фортификационные сооружения состояли из внушительных крепостных валов, достигавших десятиметровой высоты и иногда простиравшихся на несколько километров. Параллельно валу шёл ров, глубина которого могла достигать четырёх метров. Каждое укрепление точно приспосабливалось к особенностям местности, поэтому форма и структура оборонительной системы также менялась.

Но самое главное: подобного рода сооружения из чисто экономических оснований не могли обходиться без весьма и весьма сильной власти. И авторитарной. Местное вече, может быть, и в состоянии разобрать покражу свиньи у соседа или принять решение по новому разделению пойменного луга. Но принять решение, выходящее за рамки здорового обывательского эгоизма, может только уже оторвавшаяся от этого обывателя власть. Иначе говоря – власть государственная. Так что можно, не особенно смущённо ковыряясь ножкою в земле, признать, что первое протогосударственное образование у «нас» появилось лет за триста до рождества Христова.
Вот только что-то помешало ему сохраниться и развиться.
Или кто-то.
Кто?
Tags: Откуда взялись русские
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments