Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Откуда взялись русские. 5

Первый Drang nach Osten

Мирный труд советских людей… то есть скифов-пахарей был прерван на рассвете 22 июня. Киев, правда, не бомбили. Зане Киева не было. Собственно, и про 22 июня – так, для красного словца. Как и про рассвет – какой мирный труд на рассвете? Наоборот, последний сладкий сон досыпает скиф, похрапывая рядом с женою – когдатошней чернолешенкою. Теперь-то, понятно, времена другие, давно уже сжились-сроднились-слились в один род-народ прежние завоеватели и завоёванные. Вместе работают, вместе противостоят атакам сколотов – кочевых, «царских» скифов, - да разбаловавшихся в последнее время сарматов.
Но в целом – спокойная, предсказуемая ситуация. На то и воины, чтобы славы и богатства хотеть, чтобы в битвах ярость свою воинскую тешить. Смерть – это не самая большая неприятность. Зато всем хорошо: одни с добычей и славой домой вернулись, другие увлечённо месть готовят, третьи с богами чаши заздравные поднимают, а прислуживают им убитые ими. С отрезанными большими пальцами, чтобы по ту сторону Кромки сражаться со своими победителями не могли.
В общем, динамическое равновесие.
И вот в начале III века до н.э. некто его нарушил. Археология фиксирует: что поселения лесостепного правобережного среднего Приднепровья прекратили в это время своё существование.
Сегодня мы называем этих интервентов представителями зарубинецкой культуры. Несмотря на некоторые патриотические попытки, последние данные археологических исследований говорят, что ничего общего ни с праславянами, ни тем более со славянами она не имеет. Зато она имеет много общего в германцами. И кельтами.
Что такое кельты, напоминать, думаю, не надо. Это были суровые ребята, которые освоили пространства от Испании до Карпат и Малой Азии, брали Рим и послужили героями для мультиков об Астериксе и Обеликсе. Они создали весьма развитую металлургию, совершенное искусство, особенно татуировки и крайне высокоорганизованную религиозную систему. Которую затем мы встречаем почти без изменений у «нас», у насления Древней Руси и незадолго до неё. Некоторые полагают, что само слво «волхв», от которого пошёл «волшебник», было перенесено с названия кельтского племени вольков.
Культуру кельтов называют латенской.
И вот, достигнув на Западе границ мира, за которыми лежал только Океан, кельты в IV-III вв. до н.э. предпринимают экспансию на восток. Где-то здесь, в районе Дуная и Балкан они соприкасаются со скифами. Вероятно, испытали друг к другу симпатию, ибо достаточно быстро задружились до такой степени, что решили вместе обрубить хвосты македонцам. На тех у скифов вырос большой зуб – ещё с тех пор, как отец Александра Македонского Филипп пытался их покорить. Правда, по словам римского автора Помпония Мелы, неудачно:

Некогда два царя, осмелившиеся не покорить Скифию, а только войти в нее, именно - Дарий и Филипп - с трудом нашли путь оттуда.

Тем не менее македонцам – покорителям мира этого показалось мало. По словам ещё одного римлянина, Помпея Трога,

…Зопирион, оставленный Александром Великим в качестве наместника Понта, полагая, что его признают ленивым, если он не совершит никакого предприятия, собрал 30 тысяч войска и пошел войной на скифов, но был уничтожен со всей армией.

Ну какой же уважающий себя воин не примет такого роскошного повода покрасоваться доблестью и заодно пограбить? Тем более – раздобревших на персидских трофеях македонцев. Так что, когда пришли кельты, им было предложено верное дельце.
Правда, самих скифов уже дожёвывали сарматы, и сполна насладиться победой они не смогли, когда в 280-х годах до н.э. кельты всё-таки прорвали македонскую границу.
Впрочем, кельтам, скорее, нужна была не Македония и не власть над ней, а просто место для жительства. На севере их мира стали шевелиться поднимающиеся германцы. А в те времена известно как шевелились поднимающиеся народы – соседям непременно становилось колко. Наконечник копья в боку успокоительному миросозерцанию мало способствует. Так что кельтскую территорию посещает любой русский турист, когда проходит по стамбульскому району Галатее или смотрит танец живота в Галатской башне.
А одной из культур зашевелившихся германцев была так называемая ясторфская. Это север Германии около Дании и сама Дания, тогда Ютландия. В германском характере данной культуры не сомневается никто из археологов.
По соседству с нею, на территории нынешней Польши, доживала свой срок лужицкая культура. О том, кого она представляла этнически, учёные, как говорится, спорят. Но генетически она была продолжением nibytwrjq культуры, а та, в свою очередь – культуры боевоых топоров. Да, той самой, «нашей» же, что когда-то оторвалась от общего индоевропейского массива и отправилась завоёвывать Европу. Так что генетическая преемственность тут, можно убедиться, не только с точки зрения арехологической, культурной, но и в самом прямом смысле – R1a. Не отсюда ли у поляков такой высокий процент этой гаплогруппы?
Но к III веку до н.э. кельты стали проникать и сюда. На юго-восточной границе ясторфской культуры, в верховьях Эльбы, появляются смешанные кельто-ясторфские памятники так называемой подмокельской группы. Соответственно, в глубинку «Ясторфии» начинают проникать латенские, то есть кельтские импорты.
Соответственно, начинается движение. Кто-то тянется к импортам, кто-то – к импортёрам. Постепенно складывается новый узор в историческом калейдоскопе. На ясторфской периферии, на лужицком теле, на кельтской культуре вырастают латенизированные германские общности - пшеворская и оксывская.
Римские авторы подсказывают нам, кто это мог быть этнически. На пшеворскую территорию они помещают лугиев. Это германское племя, которое активно участвовало в Маркоманнских войнах. Но это было позже, в 166—180 годах уже новой эры. Выходцами из пшеворской культуры считаются также вандалы, бургунды и венеды.
Разумеется, я тут поторопился назвать пшеворцев германцами. Это ещё пра-германцы. В них много намешано кровей и культур, и сами себя они, конечно, не больно-то с германцами ассоциируют. Тем более, что и термина такого не знали – это римское обобщение для народов на северо-восток от лимеса. Впрочем, и пра-германцы представители этой культуры такие же, как и пра-«славяне» или пра-балты. Куда сдвинутся – теми и станут. Народов ещё нет. Есть роды, есть родовые общины. Есть какие-то начатки будущих племён. А народов – нет. По крайней мере, здесь, где ещё продолжается этнолитейный процесс, и часто один сорт этноса отличает от других лишь маленькая присадка. Из какой-либо древней культуры. Или из контактов. Или даже из религиозной идеи. Ведь говорят же, что иранцев создала огненная проповедь Заратустры. И их же выделила и отличила от других ариев. Тех же скифов, к примеру.
Именно с этим обстоятельством связаны глухие отзвуки русской идентичности с вандалами, как оно отразилось в – спорной, правда, - Иоакимовской летописи:
.
По устроении Великого града умре Славен князь, а по нем владаху сыиове его и внуки много сот лет. И бе князь Вандал, владая славянами, ходя всюду на север, восток и запад морем и землею, многи земли на вскрай моря повоева и народы себе поко-ря, возвратися во град Великий.
По сем Вандал послал на запад подвластных своих князей и свойственников Гардорика и Гунигара с великими войски славян, руси и чуди. И сии шедше, многи земли повоевав, не возвратишася. А Вандал разгневався на ня, вся земли их от моря до моря себе покори и сыновом своим вдаде.

Или постоянный рефрен идентификации русов и ругов в раннем Средневековье. Мы к этому ещё вернёмся, но ведь руги – это ведь выходцы из той же оксывской культуры, столь же латенизированного варианта ясторфской.
Вот взять их, к примеру. Покорили оксывцы племена поморской культуры, взаимно оттолкнулись с пшеворской, сдвинувшись к северу, – и вот уже пошёл этногенез двух скандинавских народов. А часть пшеворцев отправилась к югу – и вот уже вандалы и и бургунды сэволюционировали в германцев. А ещё одна часть осталась на месте, принимала и отдавала этнические импульсы в окружении балтов – и вот становятся венеды, в том числе и в глазах окружающих народов, предтечами «славян».
Как написал один умный человек, -

Когда в середине I в. до н.э. началось расселение предков исторических германцев из ядра ясторфской культуры в междуречье Эльбы и Одера, племена, близкие им и втянутые в орбиту их действий, стали германцами, группы же, оказавшиеся в стороне и втянутые в орбиту других народов, стали другими народами.

И вот, похоже, какая-то из проповедей погнала ещё одну часть пшеворцев на юго-запад. Впрочем, понятно, какая. Конечно же, до кельтизированной культуры на севере доходили от южных кельтов слухи и разговоры о том, как хорошо, как богато живётся людям на юге. А это нехорошо. Делиться надо! Не исключено, что кельты и прямо призывали охочих бойцов потешить силушку в славных ратоборствах с македонскими богатырями.
Как бы то ни было, часть пшеворцев реально сдвинулась на юго-восток. Хотя что значит – часть? Это нам из нынешнего прекрасного далёка кажется, что переселение народов было переселением именно народов (хотя формальности ради скажем, что до этого времени от того, о котором мы сейчас говорим, - ещё несколько веков). На самом деле брать с собой в дальний поход жён-детей-стариков просто нерационально. Экономически невыгодно. Их же кормить надо. Их защищать надо. Их, простите за прозу жизни, одних оставлять надо, если голову сложишь, – а Красного Креста тогда не было, и мать Тереза ещё не родилась. Проще говоря, это – обуза в воинском предприятии. А тогда любой дальний поход по определению был воинским предприятием.
И что-то не больно-то запустевали земли, якобы оставляемые всем племенем. Вроде бы ушли, скажем, готы искать свой Ойум – а глядь, копошится кто-то всё равно в Скандинавии. И на острове Готланд том же. Ушли юты, англы – нет, не заросла паршой Дания, продолжает на ней кто-то жить и новых грозных воинов растить.
Наконец, обратимся всё к той же надёжной археологии. Крайне мало можно вспомнить примеров, когда какая-то культура брала и целиком перемещалась в новое место. Нет, практически постоянно мы видим то. На что уже достаточно нагляделись в ходе данного изложения. Культуры в состоянии появиться как бы из ниоткуда. Но затем они развиваются и затухают на месте. Либо сменяются другой – подчас снова неожиданно появившейся.
Словом, о чём я говорю? О том, что нередко новая культура появлялась там, куда приходили ушедшие в дальний поход воины, вырезали местных мужчин и брали себе их женщин. А на родине продолжали себе мирно пахать и сеять те из рода, кто никуда и уходить не собирался. Вернее, так и оставался – тылом для войска. Оставался глава рода. Оставались старейшины. Оставались младшие сыновья. Оставались те, кому веле отсаваться глава рода – ведь на земле кому-то надо продолжать работать. Оставались водимые жёны. Оставлись матери и сёстры.
А далее – войско могло вернуться с добычей и славой. И разойтись по родовым селицам и гороищам, распространяя вокруг себя, как ветрянку, аромат успеха. Заражающий новых мужчин. И поднимающий их в следующий поход, как только военный вождь провозгласит его.
Был, конечно, риск. Вот скифы как-то вернулись из дальних странствий – и обнаружили, что жёны их… В общем, что они уже – не их жёны:

…скифы 28 лет владычествовали в Верхней Азии. Следуя за киммерийцами, они проникли в Азию и сокрушили державу мидян (до прихода скифов Азией владели мидяне). Когда затем после 28-летнего отсутствия спустя столько времени скифы возвратились в свою страну, их ждало бедствие, не меньшее, чем война с мидянами: они встретили там сильное вражеское войско. Ведь жены скифов вследствие долгого отсутствия мужей вступили в связь с рабами.

3. От этих-то рабов и жен скифов выросло молодое поколение. Узнав свое происхождение, юноши стали противиться скифам, когда те возвратились из Мидии. Прежде всего, они оградили свою землю, выкопав широкий ров от Таврийских гор до самой широкой части Меотийского озера. Когда затем скифы пытались переправиться через озеро, молодые рабы, выступив им навстречу, начали с ними борьбу. Произошло много сражений, но скифы никак не могли одолеть противников…

Забавно, но кажется, что генетика подтверждает этот рассказ. Но об этом позже. Сейчас – о войсках и походах.
Войско могло и не вернуться. Погибнуть полностью. Это ничего. Род воина ведь сохранился.
А могло не вернуться потому, что встретило землю, на которой захотело поселиться. Правда, на ней обычно кто-то уже жил – не дураки вокруг. Но это не проблема. Во-первых, они – чужаки. То есть фактически как бы и не люди. Их не жалко, и с ними можно делать, что хочешь. А во-вторых, если сила и удача с тобой, то ты их победишь – и снова выйдешь на вариант номер один.
Похоже, что-то подобное и произошло с нашими скифами-земледельцами. Одно ли войско, несколько ли, или даже часть гражданского населения – но часть пшеворцев двинулась вдоль течения рек (не по лесам же дремучим!) к манящей бесхозными богатствами Македонии. Беда скифов-пахарей, что в Вислу впадает Западный Буг, а от того – два шага в речную систему Днепра. В походе по которой с неизбежностью натолкнулись на процветающую землю с мирным – находок оружия этого времени уже мало - населением. И…
Ага.
Через четыреста лет предания об этом событии позовут готов в поход на поиски блаженной страны Ойум…
Tags: Откуда взялись русские
Subscribe

  • Песенка в переводе с древнесеверного

    На тинге кольчуг жатва Хели Снопы собирает для чаек моря травы. Долети ты, чёрный вестник, До родимой стороны, Передай моей невесте - Не приду уже…

  • Папка

    А вот сам Гуди Косматый молчал, глубоко задумавшись. И чувствовалось в этой задумчивости большое сомнение. Если вообще не противоречие… - Что не…

  • Папка

    - А на что нам то место? – вроде бы нейтрально спросил старый Гуди. Вроде бы? Или нейтрально? Если первое, то политически крайне могучий соратник…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • Песенка в переводе с древнесеверного

    На тинге кольчуг жатва Хели Снопы собирает для чаек моря травы. Долети ты, чёрный вестник, До родимой стороны, Передай моей невесте - Не приду уже…

  • Папка

    А вот сам Гуди Косматый молчал, глубоко задумавшись. И чувствовалось в этой задумчивости большое сомнение. Если вообще не противоречие… - Что не…

  • Папка

    - А на что нам то место? – вроде бы нейтрально спросил старый Гуди. Вроде бы? Или нейтрально? Если первое, то политически крайне могучий соратник…