Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Ангела Меркель и 9 мая: дипломатические игры или шаг к отказу от исторической памяти?

Канцлер ФРГ Ангела Меркель объявила, что не приедет в Москву на празднование 70-летия Победы над фашизмом. Правда, при этом она добавила, что хочет совершить визит 10 мая, чтобы всё же возложить вместе с президентом России венок к Могиле Неизвестного Солдата.
Пояснение такого экстравагантного решения прозвучало невнятно. По словам немецкой газеты Zeit, которая сообщила об этом, канцлер Германии считает, что сейчас нет возможности для её присутствия на торжественных мероприятиях на Красной площади.
Поскольку лидер ФРГ, таким образом, демонстрирует нерешительность и в действиях, и в их разъяснениях, объяснения начинает искать общественность.
Собственно, оценки распадаются по двум векторам. Вдоль одного – что-то вроде жалости: вновь не сумела канцлер Германии сопротивляться давлению США, подвергающих Россию остракизму по любому случаю. Побоялась. Но всё же решилась отдать долг народу, освободившему в 1945 году от фашизма в том числе и её страну, - отказалась от праздника, ноне отказалась от памяти.
На другом векторе – аналитика более исторического характера. Ведь что такое есть Германия в контексте 9 мая? Это страна, некогда добровольно инфицировавшая себя бациллой нацизма. Пусть не сразу и не все это заметили, пусть многие её приняли, что называется, вынужденно, против воли и желания, пусть некоторые против этой чумной заразы пытались бороться. Собственно, процесс этот во всей его многослойности можно наблюдать сегодня на Украине. Тем не менее результат был однозначен: впавшая в бешенство нация набросилась на всех вокруг, развязала мировую войну, устроила человечеству гекатомбу из 55 миллионов жертв. И утихомирилась лишь тогда когда в буквальном смысле очистительный огонь с востока выжег заразу из души немецкого народа.
Именно народа, ибо воинам Красной Армии настойчиво объяснили, что "гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское остаётся". Месть и отчаяние, что несли с собою солдаты, не вылилась ни во что похоже на то, что творили в Росси немцы. И это – тоже часть истории и часть памяти, с которой живут ныне и немцы, и русские.
Немцы же, со своей стороны, действительно доказали за прошедшие после войны семь десятилетий, что фашизм в них действительно выжжен практически подчистую. Нет, люди есть люди, часть из них по-прежнему ищет простые ответы на сложности окружающей действительности в таком понятном нацизме. Как на Украине. Но фашистские марши в память о своих "подвигах" во Второй мировой войне, как то происходит в Латвии или Эстонии, здесь действительно невозможны. А на демонстрации тех самых упрощённых "современных" неонацистов собираются в разы более многочисленные массы "антифа" – и полиция сдерживает их гнев, чтобы не дошло до смертоубийства.
Таким образом, если для России 9 мая – день Победы, то для Германии он в первую очередь – день исторической памяти. День памяти о своей исторической вине и осознания её. И – да! – день, когда германский народ через своих верховных представителей подаёт сигнал об этой памяти и об этом осознании. Потому, в частности, даже во времена холодной войны немецкие правители ловили все приглашения из Парижа, из Лондона, из Вашингтона и ездили к союзникам в обязательном порядке отмечать памятные даты Второй мировой войны.
После перестройки стали на 9 мая ездить и в Москву. Пусть даже это было связано с не всегда приятными процедурами – как, например, в 1995 году канцлер Гельмут Коль был посажен на праздничной трибуне отдельно от всех. Память, куда от неё деться…
Но к следующему юбилею уже и этого не было, и канцлер Герхард Шрёдер не только был уже со всеми вместе, но в 2005 году даже привёз с собою небольшую группу ветеранов вермахта. Побывали на Красной площади…
Наконец, и в 2010 году уже Ангела Меркель побывала на праздничных мероприятиях в Москве, хотя часть её западных коллег уже тогда решила продемонстрировать холодность, - видимо, в знак обиды за Грузию.
Так что же происходит сегодня? Ну, лидеров США и вассальных им европейских стран никто особо в Москве и не ожидал. Но что хочет продемонстрировать своим жестом Меркель? Что Германия пересматривает свою моральную позицию, занимаемую с окончания Второй мировой войны? Что она теперь готова демонстративно являть солидарность с нацистскими штурмовиками на Украине? Что эсэсовские руны на шевронах батальона "Азов" ей снова близки?
Что-то сломалось в Германии?
Нет-нет! – явно хочет показать фрау канцлерин. И именно потому выражает готовность возложить цветы Неизвестному Солдату.
Что же, если это жест – то он жалок после отказа от участия в праздновании 9 мая. Если это сигнал, что с исторической памятью всё по-прежнему – то он труслив. Ибо такая память не может быть заложницей ни сиюминутных дипломатических игрищ, ни тем более окриков из Вашингтона.
Возможно, будь сегодня у немцев другой лидер, он мог бы противостоять давлению и остаться в русле прежней принципиальной политики Германии на то, что в 1945 году была одержана общая – в том числе и её, Германии – победа над фашизмом. Но Ангела Меркель предпочла зайти на торжества как бы сбоку, будто через чёрный ход, возложить венок солдату-освободителю едва ил не приватным образом. И, значит, в любом случае, получается, что ситуативное дипломатическое обострение отношений оказалось для неё важнее, нежели историческое покаяние. Дипломатические игры оказались важнее, чем историческая память.
Однако вся человеческая цивилизация развивается, опираясь на историческую память. И остаётся надеяться, что канцлер Меркель своим решением не ехать в Москву 9 мая не дала совсем уж негативного сигнала.
Сигнала, что нацистские марши в Германии стали хоть на шаг, но более возможны.
Tags: Очерки текущей войны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments