Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Время первых и время наше

Полувековой юбилей первого в истории выхода человека в открытый космос заставляет вспомнить о славном прошлом нашей страны.
Но совпадение этой даты с другой годовщиной – возврата Крыма в состав России - даёт в целом радостный повод подумать и о другом. О том, что славное наше прошлое – не в прошлом. И о том, что новое славное прошлое куётся сегодня. Здесь и сейчас. Волею, характером и решительными поступками народа России и её руководителей.
Мы вернулись к тому, что делали тогда. Кажется, нам опять стало подвластно невозможное!
Вспомним.
Нет, в самом по себе выходе человека за пределы космического корабля ничего немыслимого нет. Не было и тогда. В конце концов, всего лишь обеспечить функцию герметичности в скафандре и надёжный трос, дабы космонавт не загостился в пространстве навечно.
Но в каких условиях создавалась сама возможность такого выхода?
Всего 20 лет прошло после войны. Люди, жившие в 1965 году, помнят, что ещё стояли оставшиеся от ней развалины. И не только по тем городам стояли, где прокатился каток огня и стали. Нет, такие был даже в Москве, относительно мало пострадавшей от бомбёжек! "Разбомблённые дома" – как в них любили играть тогдашние мальчишки! В войну играть, конечно…
Экономика была, впрочем, на подъёме. Да и мораль общества, его кривая оптимизма тоже выгибалась к Солнцу. Тогда, в 60-е, казалось, что трудности не просто одолимы – они одолимы быстро. А дальше – светлые горизонты и сияющий блеск доступных звёзд! Туманность Андромеды – скоро и до неё дотянется советский человек, долетит на советском космическом корабле!
Вот только не знало подавляющее большинство, что, по меткому выражению одного из крупнейших тогдашних организаторов и руководителей ракетно-космической промышленности Константина Руднева, "Если полностью сосчитать все затраты на каждый пуск, то окажется, что мы стреляем городами..."
Не построенными городами…
А за двадцать лет до того, в середине 40-х, сразу после войны, когда нужно было одновременно создавать и атомный и ракетный щиты родины, было стократно, тысячекратно тяжелее! На полигонах, стартовых комплексах на неизбежном пути проб и ошибок сгорали, взрывались, превращались в обломки города не восстановленные! Вот они откуда, военные развалины в мирном 1965 году!
Леонов – как и Гагарин – великие, но всё же следствия той невероятно трудной работы. Той невозможной работы! Село жило бедно и голодно, в городах были вечные нехватки всего, управление было сродни ржавой машине – государственному руководству надо было неимоверными трудами прокручивать её шестерёнки едва ли не вручную, чтобы что-то сдвигалось с места! И тут тоже – пробы и ошибки. Ведь и знаменитая реформа Косыгина, когда он пытался внедрить хозрасчёт, то есть заинтересованность в результатах труда, - она приходится тоже на 1965 год. И ведь не удалась реформа! Точнее – не удержалась, не уцелела, растворилась в неорганизованном, но вязком сопротивлении государственного аппарата…
Всё это было. Но вот сегодня по факту мы видим величие того времени. И Леонов – один из символов того величия. И – плоть от плоти: ошибающийся, но упрямый и цепкий в преодолении, не паникующий при неудаче и не ждущий помощи там, где должен справиться сам. И справлялся. Ибо – победитель. Плоть от плоти времени-победителя и народа-победителя.
Достаточно вспомнить хотя бы о проблемах в том знаменитом полёте. Сегодня уже все знают, что Леонов рисковал навсегда остаться в космосе: скафандр в пустоте раздуло, и он перестал входить в шлюзовую камеру. Надо было найти способ решить проблему, и Леонов нашёл – стравил три четверти запаса воздуха в скафандре. В нарушение инструкций, разумеется. Но зато вернулся на корабль – всего за 6 минут до того как у него закончился бы запас кислорода.
Затем был проблемы уже на корабле, когда люк закрылся не полностью, и система регенерации начала подавать кислород в кабину. "Давление было уже 430 при норме 160 – это гремучий газ, если бы проскочила искра, нас бы просто разнесло на молекулы", - вспоминал Леонов ка раз на днях, выступая перед студентами МГУ. Но ни паники, ни отчаяния не было. Более того, наши космонавты, проведя семь часов в понимании, что в любой момент могут, по выражению Леонова, "превратиться в молекулярное состояние", попросту… заснули! Наконец, люк стал на место, и после этого давление кислорода начало возвращаться в норму.
Отстрел шлюзовой камеры принёс новую напасть: корабль закрутило, и система ориентации вышла из строя. Опять спокойное, деловое решение: садиться вручную. Чего тогда ещё никто не делал. Сели в тайге севернее Перми. А там ещё зима, а они в "корабельных" костюмах - чуть потолще, чем трико. Нашли выход и тут: "Мы достали скафандры и спороли экранно-вакуумную теплоизоляцию. Выбросили жесткую часть, а оставшееся, девять слоев покрытой дедероном алюминизированной фольги, надели на себя. Сверху, как две сосиски, обмотались парашютными стропами. Так и сидели всю первую ночь..."
Признаем откровенно: с тех пор, с тех романтических 60-х, не так уж часто мы, народ и страна, давали себе повод погордиться нами. Экономика – дело тёмное, но и в других сферах жизни наблюдалась стагнация и упадок. Страна словно сложила крылья…
Но теперь день 18 марта связан с ещё одним событием, которое стало символом нового взмаха ими, нового полёта. Это, конечно, возвращение Крыма к родным российским пенатам.
В зависимости от политических предпочтений можно как угодно относиться к тому, что произошло с Крымом год назад. Возвращение, освобождение – или оккупация, аннексия. Вынесем покамест за скобки все определения. Вынесем за скобки даже то, сколь блестяще с политической и военной точки зрения было всё проделано. Оставим только факты.
А фактом было то, что год назад в сложнейшей ситуации был, наконец, снова выбран вариант с расправленными крыльями. И десятки, сотни, тысячи людей принимали трудные, но мужественные и продуманные решения, опережающие решения – и затем исполняли их достойно и последовательно. Они шагнули в будущее, не зная, чем оно обернётся, но полные решительности сделать то, как надо.
И то, что это было именно "как надо", показала в это день год назад площадь в центре Симферополя, заполненная до отказа десятками тысяч людей. Которые со слезами на глазах пели гимн России. Гимн своего дома, куда они, наконец, вернулись.
И это было не менее величественное зрелище, как и то, когда ракета с Юрием Гагариным начала оторвалась от стартового стола и начала своё подъём в космос. Или когда Алексей Леонов впервые в мире в свободном полёте раскинул руки над планетой Земля.
Россия опять на взлёте. И это главное в сегодняшнем празднике.
Tags: О хорошем, Политическая философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments