Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

100 дней и 200 лет

На фоне нынешних потрясений - а также солнечного затмения - вряд ли особого внимания удостоится одна памятная дата. Между тем, она важна не только в историческом контексте, но и в контексте нынешней европейской обстановки.
Наполеон вошел в Париж.
Это произошло ровно 200 лет назад, 20 марта 1815 года.
Начались знаменитые 100 дней Наполеона - до сих пор вызывающие у кого восторг перед его гением и любовью к нему народа, у кого - сожаление, что все-таки не дала ему история второго шанса…
Вопрос, почему так случилось, казалось бы, ясен. Наполеон у Ватерлоо вступил в сражение с англичанами и проиграл его. После этого ему оставалось только признать окончательное политическое поражение и отречься от императорского трона. Далее - остров Святой Елены, прозябание там без цели и смысла в жизни, смерть от яда, подмешиваемого ему в пищу англичанами…
Но так ли ясен этот вопрос? А если задаться другим - а почему, собственно, Наполеон направился в Бельгию, где и встретился столь неудачно с армией противника?
Чтобы понять это, любопытно заглянуть в тогдашнюю общественную атмосферу, как это сделал французский исследователь русского происхождения Сергей Дыбов. Он приводит ряд характерных публикаций и высказываний тех дней, которые показывают: император Франции просто не решился отправиться на бой с подходившими к Рейну русскими армиями. А потому счел, вероятно, более перспективным сначала разбить поочередно англичан и пруссаков, чтобы иметь возможность вступить с русскими в переговоры с сильных позиций.
Например. "На Бирже, в Пале Рояле говорили о быстром приближении к Рейну, куда они подойдут еще до 15 мая, пяти усиленных русских армий...".
"Буржуазия была напугана огромным количеством людей в армиях союзников - более 1 миллиона человек, и она размышляла только о возможности мирного исхода... писатели умножили проклятия войне, пугали разрушениями и картинами ужаса. Они говорили, что "союзные правители вновь хотят пустить кровь французскому народу", что государственная территория находится под прицелом прекрасно организованной лиги наций...".
"Один из интеллигентов, некий Ипполит де Ливри, кстати, бонапартист, расписывал картины смерти в отображении массового жесткого насилия, грядущего из "решимости европейских монархов в качестве наказания отправить на заклание не менее полутора миллионов" человек на "самую страшную из войн". Будет стоять стон, крики ужаса и плач над землей... "Не будет слышно живого голоса в этом море крови", - писал де Ливри".
"19 мая 1815 г. епископ Суасона… ответил директору культов Биго де Премено, что оказывать поддержку Императору преступление, поскольку "русские через 15 дней будут в Париже"...
"…Когда контрабандисты узнали, что "победоносный Наполеон" не пошел на Рейн сражаться с русскими, а аннексировал Бельгию и окончательно захлопнул все границы, они стали громогласно желать военного успеха Союзникам и разгрома армии, "перекрывшей им кислород".
"…Вновь заговорил о герое 1814 года Фрюшаре, который действовал в 1814 году во главе многотысячной банды в группе с русскими казаками...".
Собственно, в те годы ни для кого не было секретом, что единственное, чего и кого по-настоящему боится Наполеон, - это русских армий. Да, ему случалось побеждать в сражениях с ними, но чаще всего из-за нестойкости союзников русских - пруссаков и австрийцев. Сами же русские корпуса даже при поражении так обескровливали противника, что французские маршалы просто содрогались при мысли о сражении с ними. Сам Наполеон, разбив при Шампобере корпус генерала Олсуфьева и даже взяв его в плен, признался в разговоре с ним: "По чести, можно сказать, что одни русские умеют так жестоко драться. Я позакладывал бы голову, что вас было, по крайней мере, 18 тысяч".
Между тем, русских было всего 3 700 человек при 24 орудиях - против 30 тысяч французов при 120 орудиях. Как говорится, без шансов. Без шансов в данном сражении. Но кто знает, не вспоминал ли Наполеон в 1815 году о тех своих словах и тех павших русских солдатах, когда выбирал оперативное направление?
Сегодня, 200 лет спустя после тех сражений над Европой снова явственно сгустилось напряжение, в том числе военное. Евросоюз добивается от Москвы странного: нацисты и каратели на Украине опираются на поддержку европейских столиц, к границе России перебрасываются американские танки, по Черному морю ходят корабли НАТО. Но исторический опыт, в том числе опыт Наполеона 200-летней давности, как и более свежий опыт Гитлера, показывает, что решающей силой на весах европейской политики последние два века является именно Россия. Даже если не вспоминать о более ранних временах Екатерины, без одобрения которой "в Европе ни одна пушка выстрелить не могла". А Екатерина - не одобряла. И при ней континент действительно жил в мире и спокойствии. До тех пор, пока во Франции не случился государственный переворот и в дело не пошли отряды национальной гвардии.
А потом было двадцать лет войн. Закончившихся лишь после того, как Наполеон не решился выйти на Рейн против русских армий…
О чем это говорит? Да, в общем-то, о вполне банальных вещах. Что времена меняются, но без России и тем более вопреки ей Европа вопросов войны и мира решить не может. Что настоящим миром Европа наслаждается только тогда, когда не задевает интересов России. Что даже ставшее важным фактором европейской политики влияние из-за океана ключевых вопросов безопасности не решает. Скорее, напротив: Европа под американским "зонтиком" отчего-то неизбежно и неизбывно превращается в поле боя - потенциального, а то и реального. Достаточно вспомнить хотя бы начало 1980-х годов, когда США стали бестрепетно размещать на континенте свои ракеты средней дальности, которые тут же превратились в мишени для ответного ядерного удара со стороны СССР.
Сегодня Европа волнуется по поводу "Искандеров" в Калининградской области и "милитаризации" Крыма. Что ж, правильно делает, что волнуется, ведь оружие Россия производит вовсе не для того, чтобы согреться. Но на ударные позиции оно перемещается только при реальной угрозе, как ее понимают в Москве. Страшно? Так не мультиплицируйте этот страх, размещая угрожающие безопасности России комплексы ПРО возле ее границ и завозя танки в Прибалтику. Тем более что этого потенциала все равно хватит не более, чем на три часа, как подсчитали несентиментальные реалисты в погонах…
Наполеон вот на Рейн не пошел. Это, правда, его все равно не спасло. Все верно. Так ведь и падение его началось не в 1815 году, а 24 июня 1812 года, когда он перешел границу России...
Tags: Заметки по истории, Очерки текущей войны
Subscribe

  • Папка

    А вот сам Гуди Косматый молчал, глубоко задумавшись. И чувствовалось в этой задумчивости большое сомнение. Если вообще не противоречие… - Что не…

  • Папка

    - А на что нам то место? – вроде бы нейтрально спросил старый Гуди. Вроде бы? Или нейтрально? Если первое, то политически крайне могучий соратник…

  • Папка

    - Харальд – чтоб его в Железном лесу бабы-тролли жрали! – это дело семейное, - покачал головой Хельги. – Ведаю я: живы ещё те, кто участвовал в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments