Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Новый солдат Империи

Хорошо всё же, что на Руси бюрократия, бардак и обычаи взаимопроникающи. Друг друга поддерживают и питают. Потому в самые тяжёлые первые часы и дни тяжёлой потери ты так занят, что некогда и сосредоточиться на своей боли.
Но когда схлынула суета похорон, поминок и девяти дней – которые пришлись коротко после запоздавшего по известным причинам погребения, - Алексей задумался о том, что должно быть дальше. Именно так: должно быть.
А должно – понятно что. За отца нужно отомстить. Ибо так не делается. Не имеет права какая-то нацистская мразь, выскакавшая на майдане последние мозги, вот так просто расправляться с советским офицером. С русским офицером.
Погибни отец в бою – всё было бы понятно. И ни о какой мести речи не было. Не повезло. Но погиб в поединке равных, погиб за что-то, ради чего вышел на бой.
Собственно, отец так и погиб, судя по рассказу таксиста. Украм хотелось погумиться. Они видели себя вершителями судеб этих "поганых сепаров". А тут ещё – человек с российским паспортом. Неважно, что уже явно староват для бойца. Оккупант! Когда вы уже отвяжетесь от нас, москаляки поганые! Когда уже перестанете цепляться за нас, не давая идти в Европу!
Отец ответил им: "Да идите!" Отец ответил им: "Только сами идите. А мне мою землю оставьте. Чего ради вы прётесь в Европу с моей землёю?"
Те ответили: "Твоя земля – Кацапия! Это ты к нам пришёл!". И опять: "Оккупант! Колонизатор! Угнетатель!"
Детский сад какой-то! На митинге…
И тогда, по словам водилы, отец ответил просто и гордо: "Нет, ребятки, это – моя земля. Я на Луганщине родился и вырос. Я её защищал, когда служил в армии. Здесь могилы моих предков. Так что это вы – чужаки тут! Безродные, как шакалы. Побираться в Европу собрались? Скатертью дорога! Только шакальте там без нас. А мы уж тут, на нашей земле, как-нибудь без вас обойдёмся…"
А потом всё произошло очень быстро, рассказывал шофёр. Укры что-то загалдели все вместе, потом раздался громкий и чёткий голос отца: "Сами скачите, а я вам не козёл! Я – русский офицер!"
И раздалась очередь…
Алексей узнавал в этом родного своего старика. Да, он такой. Негибкий. Спины не гнул. "Погоны, - говорил, - сгибаться не дают". И это: "Я – русский офицер!" – это его.
И погиб, не согнувшись. Скачите сами, коли козлы!
Коз-злы, падлы, твари! Найти и убить! Отомстить за отца – эта мысль молотком била по мозгу, когда Алексей выслушивал рассказа таксиста о следующих минутах. Как бабка бросилась к упавшему телу сына, как враз чего-то испугавшиеся украинские солдаты оттаскивали её, как орали на водилу, чтобы быстрее увозил старуху, пока её и его на завалили здесь же, как буквально заталкивали их в его же машину – а другая группка солдат висла на стрелявшем, гомоня и удерживая его от дальнейших выстрелов. И кто-то кричал, чтобы он, водила, делал быстрее ноги вместе с бабкой, и чтобы забыл о происшедшем!
Алексей слушал всё это, слушал, как таксист полуоправдывается-полуобъясняет, отчего побыстрее смылся с места убийства, пока солдаты не передумали. Не хотел, дескать, чтобы и старушку там же порешили. Да и его – как явно лишнего свидетеля. Как повезло, что среди укров ещё нормальные мужики были, что не все на голову отмороженные там были. Хорошо даже, что тело никуда не увезли и не утопили где-нибудь, а прикопали здесь же, так что нашли, вот видишь, почти сразу захоронение-то…
Всё это Алексей слушал, но в голове метрономом стучало едва ли не одно лишь короткое слово: "Мстить… мстить… мстить!"       
Но главное даже не это. Не просто месть. И не просто за отца. В его мести за отца будет не отмщение одно лишь за лично ему принесённое зло и горе. Нет, это будет ещё и кара. Святая кара за всё то зло и горе, которое принесла эта нацистская сволочь людям в его стране! В его, Алексея Кравченко, стране!
И это не Украина. Хотя она – его родина. И не Российская Федерация. Хотя она – тоже его родина. Это глупое деление на нелепые куски его, Алексея Кравченко, одной большой родины – это наносное. Преходящее. Мелочи. Временные мелочи в историческом масштабе.
А есть настоящая родина. Большая, настоящая страна без нелепых границ. Страна всех людей, неважно, какой национальности. Страна большого общего народа. Великая страна великого общего народа. Где все равны. И закон един для всех.
И тут уже иначе встаёт вопрос о том, кто – сепаратист! Тот, кто выделился из этой базовой, основной, природной страны, образовав больную, неспособную ни на что, кроме продуцирования нацизма, убогую территорию? Тот, кто отнял её у всего народа, чтобы устроить на ней фашистские попрыгушки и отдать её заокеанскому врагу? Может, это они – сепаратисты? А не те, кто поднялся на бой, чтобы задитить и спасти её, жестоко отрываемую от общей родной страны землю?
Tags: Новый солдат империи
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments