Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Новый солдат Империи

Подполковник Алексей Перс был фигурой серьёзной. И очень интересной. Кто понимал. Пойти к нему замом – это было хорошим повышением. И не только повышением. Честью.
Это был хороший вариант, должен был признать Алексей. Себе-то он мог признаться не лукавя и не щадя самолюбия: знал он о некоторых делах Бледнова… Скажем, не парадных. Собственно, даже не о делах самого Сан Саныча. А о том, что творили ближние его…
Поначалу отношения между Бледновым и Кравченко были прекрасными. За Лёшку высказался Злой, уже повоевавший с Бетменом с июня, с первых боёв под Металлистом. Само собою, сработали рекомендации Ященко и звонок от куратора из ЦК. Сработало и то, что Бледнов тогда находился в процессе мучительного разрыва с Головным, в группу которого изначально входил, и ему очень нужны были серьёзные бойцы. Хотя нужны были всякие: время было такое, что вес на политическом поле Луганской республики определялся во многом количеством штыков в подразделении претендента. А Сан Саныч уже тогда, в августе, почувствовал вкус политической деятельности и примерял на себя роль именно претендента. К тому же в то время было ещё совершенно неясно, кто сможет выиграть на выборах главы. И ЦК, судя по всему, определилось к тому времени только с тем, что Волоков этим главой уж точно не будет... Собственно, после панической августовской эвакуации почти всего республиканского руководства и его аппарата, да и после предыдущих художеств народ его не просто не выбрал бы, но даже не поверил бы, предъяви ему кто соответствующие отчёты избирательной комиссии…
И в этих условиях шансы Бледнова казались очень хорошими. Организатором он себя показал прекрасным. С дюжиной бойцов, которыми с ним поделился Головной, он в очень короткие сроки сколотил реально боеспособную группу. Как сколотил? А с помощью российских спонсоров и добровольцев. Которые, понятное дело, работали не в вакууме. Какой-нибудь Ященко был и у них, чтобы рекомендовать им идти к Бэтмену, а не, например, к Лозицыну. И доверенный Сан Саныча Грузин, один из тех, что встретил когда-то самого Кравченко вместе со Злым, - не сам по себе сидел на пункте "Северный" и регулировал тамошние процессы.
В общем, Алексей застал уже прилично сбитую и умелую группу быстрого реагирования. Даже не верилось в рассказы о первых боях под Металлистом, в которых бывалые "бэтменовцы" описывали тогдашние "разброд и шатание", завершившиеся даже бегством.
Поскольку Кравченко изначально попал в боевую часть ГБР "Бэтмен", то, естественно, некоторое время ничего не знал о деятельности так называемого "особого отдела" в группе Бледнова. Слышать слышал, но поскольку к моменту его подключения к войне раскол между "фронтовиками" и "особистами" уже был довольно велик, то никаких подробностей, естественно, не знал. Да и не до того было: он тогда старался сочетать общую войну с личной. А потому брал себе и вскоре сформировавшейся вокруг него группе задачу за задачей, даже когда сама ГБР отдыхала.
К тому же Сан Саныча в подразделении уважали, в шепотках – это уже потом узнал Кравченко – допускали, что тот про делишки "особистов" сам знал не всё. А при Алексее тему эту вовсе старались не задевать, зная, что Бэтмен его выделял и уважал. А уважение Александра Бледнова, имевшего в бытность свою милицейским опером больше тридцати вооружённых задержаний, - это уважение стоило дорогого.
Но шила в мешке не утаишь. И как раз с углублением "политического процесса" вокруг Бэтмена стали просачиваться и нехорошие сведения о даже не делишках, а делах его личных опричиников. Будто бы были с их стороны отжимы, торговля гуманитаркой, рэкет на бизнесах, отъёмы квартир. Митридат как-то поделился информацией, что есть подозрения, будто бэтменовские архаровцы пленными украми приторговывают: освобождают за деньги, передаваемые родственниками.
Во что-то Алексей верил, во что-то нет. Насчёт гуманитарки была, по его мнению, лажа. Отряд Бэтмена был слишком хорошо упакован, чтобы допускать распыл помощи на сторону. Вооружение, обмундирование, питание были на уровне, которым не могли похвастаться подавляющее большинство других подразделений ополченцев. Разве что некоторые крупные командиры и их личные "лейб-гвардии". От остальных, одетых разношёрстно, часто в гражданское, а подчас и вовсе оборванных, плохо снабжённых и вооружённых, нередко живших впроголодь бойцы Бэтмена отличались не просто кардинально. Они были на их фоне примерно такими же "зелёными человечками", что откуда ни возьмись выплыли в Крыму и показались всем идеалом современного воинства. Особенно на фоне воинства украинского.
А продовольствием "бэтменовцы" часто даже делились с гражданским населением. И медикаментами тоже. Были излишки…
Вполне возможно, что-то оставалось на руках самого Сан Саныча и его близкого окружения. Но Алексей Кравченко был реалистом и вполне ясно понимал, что без этого ничего не бывает. Во-первых, быть полным бессеребренником – вне человеческой природы. Во-вторых, труд руководителя и организатора тоже должен оплачиваться. Либо эту миссию берёт на себя бюджет, либо… Особенно, если бюджет формируется самим руководителем.
А вот то, что параллельно идут отжимы и реквизиции, - это вполне возможно. И даже наверняка. Те же дорогие машины у "особистов" откуда-то брались ведь? Жильё было. В конце концов, та же Лёшкина квартира возникла с подачи именно Бледнова. Правда, конечно, не отжатая – Алексей платил за неё сотку долларов в неделю. Но к Ольге, хозяйке, подвёл его именно Сан Саныч. Были, значит, связи соответствующие.
Но и такое положение дел – с реквизициями – тоже было естественным. По мнению Кравченко. Война – это деньги. Это оружие. Это пища. Это жильё. Это, в общем, та же материальная жизнь, что и на гражданке. Только там для всего этого существуют деньги. Которые появляются в результате заработка – наёмного ли работника, бизнесмена ли, неважно. А на войне заработка нет. Война проедает то, что накоплено гражданской сферой. От неё, значит, и запитывается. И защитнику питание это нужно не меньше, нежели нападающему.
Разница только лишь в том, что защитник берёт не всё, берёт на время и обещает вернуть всё после победы. Ну, в целом. А агрессор забирает навсегда и всё, что захочется.
Собственно, потому и стал отходить Алексей от Сан Саныча, что постепенно накопилось уж слишком много негативных данных об этой стороне жизни ГБР "Бэтмен". Внутренняя "оправдалка", достаточно массивная поначалу, постепенно истончалась. А Кравченко слишком уважал Бледнова, чтобы разойтись на негативе.
К тому же его, имперца, раздражал прибившийся к группе Бэтмена Фильчаков с его отрядом русских националистов. Алексей не видел особенной разницы между этими и украинскими националистами. Особые права по национальному признаку он не признавал, естественно, не одобрял и считал такую постановку вопроса вообще антигосударственной. Россия для русских? А татар куда деть? А мордву? А якутов? Отделить нахрен? То есть оставить от страны русский огрызок в пределах Московского княжества?
В паре дискуссий, которые у него были с людьми Фильчакова, он задавал эти вопросы. Ему отвечали разно. Но самый разумный ответ состоял в том, что, дескать, русские – это не по национальности, а по духу. Дескать, татары – тоже русские, если хотят жить в русском мире. Даже и евреи – есть нормальные, русские, а есть – жиды. Паразиты, то есть.
Тогда чем это отличается от идеи империи, где равны все, независимо от крови? – задавал вопрос Алексей. Тем, разве что, что в империи не требуется от татар или, скажем, от чеченов признания себя русскими или клятвы русскому миру. Достаточно признания себя гражданами империи. Где опять-таки – все равны. Выполняй только её законы – и живи, как обычаи твои велят. ходи зикр, имей четырёх жён, зажигай пахучие свечки Будде, гоняй оленей по тундре или танцуй гопак.
Но права у тебя, зарплаты и возможности прибавляются не от того, что ты умеешь плясать гопак или у тебя родители нужной титульной национальности, - а от того, как ты послужил Империи. Вон Кутузов был русским, Барклай-де-Толли – остзейским немцем, а Паскевич – малороссом. Или например Дибич – вообще природный немец, в Пруссии родился. И что? Все четверо – полные кавалеры ордена Святого Георгия. Все четверо – российские фельдмаршалы. Умерли в славе и почёте. Ибо послужили Империи. Которая надо всем. В том числе и над частными особенностями граждан, называющихся термином "национальность".
В Империи нет национальностей. В ней есть граждане. И это, чёрт побери, гораздо более почётная принадлежность!
Ну и, наконец, на этой войне в особенности Алексею Кравченко довелось убедиться, что от национализма до звериного и даже инфернального нацизма – воробьиный скок. Национализм неизбежно перерастает в нацизм, дай ему волю и разреши не оглядываться на интересы других людей и других национальностей. И потому Алексей давно уже гонялся за "айдаровцами" не столько из чувства личного мщения за отца, сколько из-за осознанного желания выжечь нацистскую чуму хотя бы там, до чего может дотянуться сам. Как воин и как человек. И как имперец.
И не видел он, честно, принципиальной разницы между националистами украинскими и националистами русскими. Разве что последние не дорвались до власти и потому не смогли довести Россию до того же, до чего довели Украину местные нацики.
Конечно, со своими примиряло то, что в основе своей те под национализмом на самом деле имели в виду ту же имперскую идею. Просто у кого-то мозгов не хватало, у кого-то мозги были загажены ложными и вредными националистическими вывертами – но если углубиться в суть, то там сидела имперскость. Но тем не менее воевать с ними в одном соединении не хотелось. Уж лучше к Головному уйти, под которым собрался подлинный Вавилон – и коммунисты, и большевики, и интернационалисты, в том числе и зарубежные. А тут ещё Бледнов в политику начал заворачивать…
Но Головной был всё же "партизаном", вождём личного войска. Алексею, как армейцу до мозга костей, вливаться в "махновщину" претило. Он ведь был государственником. А тут как раз кликнули сбор и формирование регулярных бригад ЛНР. Вот он туда и перешёл со своей группой в одиннадцать человек. Правда – вот комизм положения! – выдавив для неё тоже, в общем, "махновские" права. Права на относительно свободный поиск. Хотя, конечно, в рамках приказов. По сути, он стал во главе отдельного взвода разведки, подчиняющегося только штабу бригады.
И вот теперь Мишка предлагал перейти под штаб корпуса. Правда, о свободе там уже придётся забыть. Во-первых, штаб корпуса. Не хухры. А во-вторых, заместителем. Значит, ходить под Персом. Непосредственно.
Ну, что ж… Другого выхода всё равно нет. Да и в любом случае вольницу наступал конец. В луганском корпусе всё плотнее закручивали гаечки дисциплины, превращая его в реальную регулярную армию. Закономерно, что уж. Восемнадцатый год Луганск уже пережил. Нас тупало время года девятнадцатого в той, вековой давности, Гражданской войне. Год формирования регулярной Красной Армии. Ему ли, офицеру российскому, уклоняться от этого процесса?
Одним словом, в этих-то, мягко говоря, довольно стеснённых обстоятельствах, в которых он оказался, уход под Перса был вариантом с большой буквы "в". В ОРБ – тесна армейская среда, особенно в такой маленькой армии как луганская! – собрались, по разговорам, сильные, хорошие ребята. Спецы. Во всех смыслах этого слова.
Его прощупывали как-то недавно на тему, чтобы к ним присоединиться. Но тогда он был предельно занят на Бахмутке, посылал три группы на "минус", сам дважды ходил. Да и не особенно-то рвался терять свой вполне автономный статус – что ни говори об армии, но в некоторой доле партизанской независимости есть своя прелесть. Словом, в ответ отнамекнулся про "тут закончу и поговорим".
А теперь вот всё само и сплелось.
Само ли?
Впрочем, неважно. Выбирать особенно не из чего, даже если Мишка несколько сгущает краски.
Но Мишка краски не сгущал. Что и обнаружилось уже секунду спустя.
У него зазвонил телефон. Судя по тому, как изменилось лицо Митридата после того как он что-то там выслушал, новости были плохими.
Потом он взглянул на Алексея.
Взгляд был таким, что у того что-то обрушилось внутри.
- Давай, пошли, - скомандовал Мишка, поднимаясь со стула и бросая на стол деньги за пиво.
В ответ на вопросительное вскидывание бровей добавил:
- К тебе летим. Квартиру тебе взорвали. Есть пострадавшие…
Ирка!
 
Tags: Новый солдат империи
Subscribe

  • "Русские до славян" вышли в бумажном виде

    Вот же ж! Совсем забыл признаться в стыдном. Будете смеяться, но у меня опять вышла книжка. "Русские до славян". Продолжение…

  • Вышли "Русские до истории".

    Как забавно! Пока я в Луганске презентовал одни книги, вышла новая. Уже не публицистика - попытка научно-исторического расследования. Вот такую…

  • Ещё одна работа окончена

    Вчера, точнее, сегодня ночью отправил в издательство книжку "Русские до славян". Трудом далась большим, но и удовольствием немалым, с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • "Русские до славян" вышли в бумажном виде

    Вот же ж! Совсем забыл признаться в стыдном. Будете смеяться, но у меня опять вышла книжка. "Русские до славян". Продолжение…

  • Вышли "Русские до истории".

    Как забавно! Пока я в Луганске презентовал одни книги, вышла новая. Уже не публицистика - попытка научно-исторического расследования. Вот такую…

  • Ещё одна работа окончена

    Вчера, точнее, сегодня ночью отправил в издательство книжку "Русские до славян". Трудом далась большим, но и удовольствием немалым, с…