Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Новый солдат империи

- Слушай, а чего ты там так распелся, перед комендачом-то этим? – спросил Лёшка, когда покончив с необходимыми процедурами на месте происшествия они мчались на Мишкином "Паджеро" по Оборонной к областной клинической больнице, куда поместили Ирину.  – Ежели вы расследование всё равно под себя загребли?
- Томич – наш, - кратко ответил Михаил.
Алексей только покачал головой:
- Ну, вы и кровавая гэбня!  Вы тут половину республики, что ли, уже завербовали?
Мишка хохотнул:
- Я – человек маленький. Званием не вышел такие вещи знать. Но Томич – наш человек. В мае зашёл. В формировании комендатуры ещё участвовал. Ты разве не пересекался с ним, когда у Бэтмена служил?
Алексей поморщился.
- Ты ж знаешь, я Луганск не патрулировал. У меня свои дела были.
- Как бы не за эти дела тебя нацики и выцеливают теперь, - хмыкнул Мишка. – Ты скольких завалил айдаровцев?
- Всего? – задумался Кравченко. – Не скажу, не знаю. В бою-то разве поймёшь, кого – ты, а кого - кто ещё. Из своих личных кровников – троих. И трое сами обнулились: на аэродроме один и под Счастьем двое.
- Подожди, это ты про пятого сентября бой говоришь? Так ведь это ж с твоей разработки засада та была?
- Ну и чего? - дёрнул плечами Алексей. – Стреляли, бежали… И я пулял в кого видел. А кто там был… Из "моих" потом опознали Атамана да Вишню. Так я ни тебе, ни, главное, себе не скажу, что это я их. Общий бой был.
- Жаль, я не видел, - помолчав, проговорил Мишка. – Хороший, говорят, бой был…
Да, тот бой был действительно хорош. Правильный засадный. Причём это действительно Алексей подкинул идею Бэтмену и разработал  основной план. В определённой мере, правда, использовал собственный опыт. Шатойский. Правда, с другой стороны: здесь, под Счастьем, он предложил некоторым образом сыграть за тогдашних чеченцев…
"Айдаровцев" в начале сентября сильно прижали в Металлисте. Загнали в Стукалину Балку. Это означало практически окружение. Что на Раевку, что на Весёлую Гору смысла отступать не было – там дорога в реку упирается. Был, правда, вариант – направо на Приветное, а там просёлками затеряться в зелёнке и частном секторе. Откуда, теоретически, можно было просочиться и до Станицы. Но это, конечно, был вариант маловероятным: это означало бросить машины с имуществом и боеприпасами, когда вот она, четырёхполосная трасса на Счастье ведёт. Но чем чёрт не шутит, когда жить хочется.
Вот Алексей и предложил оседлать эту трассу в районе перекрёстка на Приветное. Замаскировать там бэтр как опору позиции, а стрелковыми подразделениями поставить противника в два огня - с фронта и с правой от себя стороны дороги. Напоровшись на огневое сопротивление, оппонент неизбежно должен будет отвернуть как раз на Приветное. Но там будет ждать ещё одна засада. А подразделение на правом фланге выдвигается вперёд и занимает дорогу сзади, заодно исполняя роль охранения от возможного удара возможной второй колонны противника. Классический мешок – и с внешним фронтом.
Того авторитета, что ныне, у Алексея ещё не было. Так что, признав его предложение за основу, командование его "творчески" скорректировало. Так, как понимали боевую тактику местные милиционеры и шахтёры. Да ещё часть дезорганизации внёс "свой" нацик, Фильчаков. Как все нацики, самонадеянный. В армии служивший будто бы в десанте, то есть по определению заряженный на драку, а не на тактику. В общем, самонадеянность в квадрате.
В итоге залегли толпой. Под прикрытием того самого бэтра. Но в целом позиции заняли близко к запланированным, так что огневого воздействия нацистам укровским должно было хватить. Пусть уже и не перекрёстного..
Как всегда, бой сразу пошёл не по задуманному. Укропы вполне закономерно углядели толпу в зелёнке и первыми открыли огонь. Но ответка на них обрушилась подавляющая. К тому же удалось довольно быстро подорвать гружёный боеприпасами укровский грузовик. Этот взрыв нанёс противнику шокировавшие его потери, и через несколько минут бой был, собственно, сделан.
Хотя и с нашей стороны по меньшей мере один раненый был: Алексей слышал, как кто-то всё просил бинт, а его всё никак не находилось. Вполне, впрочем, возможно, что прилетело от "дружественного" огня. Раз орали: "Вправо не стрелять!" – значит, как раз туда и прилетало по своим. О том и речь была до того: кучей легли, а теперь, когда начали передвигаться ближе к дороге, зажимая айдаровцев, сектора друг другу и поперекрывали.
Но бой всё равно удался. Ощущение было приятное.
Конечно, с точки зрения гражданской морали приятным оно не должно было быть. Слишком много мёртвых тел разом. И не просто мёртвых – словно громадным зверем растерзанных. Оторванное туловище – именно так; не руки-ноги от него, а как-то будто туловище вынесено прочь. У другого – буквально срезан весь живот, так что видны печень, желудок, кишки. Почти как в анатомическом атласе. У нескольких – снесённые головы или разваленные, размозжённые черепа. Оторванные части тел. Или тела, обгорелые до вида обугленных кукол. А от кого-то просто одна требуха осталась…
Надо бы было испытывать к ним жалость – совсем недавно это были люди. Жили, думали, мечтали. А теперь – теперь оставшуюся от них требуху брезгливо обходят собирающие оружие и гранаты ополченцы.
Но жалости не было. Да, эти бывшие люди мечтали… А вот о чём? Ведь "Айдар" собран сплошь из запрограммированных до роботизированного состояния нацистов. То есть людей, которые познали "истину" и теперь взяли на себя право навязывать её силой. И для того они пришли сюда, на Луганск, – чтобы силою и пулей заставить других людей жить по своей "истине".
И ладно бы в чём разумном она заключалась! В той, давней Гражданской войне Алексей Кравченко, наверное, воевал бы в Белой армии. Просто как русский офицер, дававший присягу. Но ведь нельзя не признать своей большой правоты и за большевиками! Идею, за которую убивали и умирали большевики, можно без лукавства признать полезной для большинства народа. Равенство, братство, единые права для всех, социальная забота государства о населении – да много чего хорошего в социализме было! Сегодня-то вполне отчётливо видно, как многого не хватает в не пойми какой нынешней России от социалистических достижений!
Конечно, навязывать эту идею силою, убивать за неё, прибивать офицерам гвоздями погоны к плечам – это тоже не дело. Борись словом, аргументами, убеждай, агитируй, выбирай – это да. Но пуля… Пуля идею просто хоронит. Отправляет её в могилу вместе с человеком, которого за неё убили…
Но нацизм! И национализм вообще. Он же изначально построен на том, что отсекает одну часть народа от другой. Напрочь! В идеале – совсем. До смерти. Чтобы не путались под ногами у главной нации всякие неполноценные!
И вот эти "полноценные" пришли сюда, на Донбасс. Пришли устраивать тут свой национальный рейх. И убивать тех, кто с этим не согласен. Москаляку на гиляку! "Украина превыше всего!
А если я не украинец? И более того – не хочу им быть? Уж тем более – на нынешней Украине, за два десятилетия своей независимости показавшей пример только развала, разлада, воровства и деградации! Чем тут гордиться? Какими таким национальными достижениями? Одно только и найдётся: разрезали ещё недавно единый народ на две части. Причём в идеале с последующей ликвидацией одной из них, "нетитульной" – национально, а если не получится, то физически!
Москаляку – на гиляку!
Так за что их жалеть, "айдаровцев"? Ладно бы: "Я хату оставил, пошёл воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать". Понятно и даже уважаемо, хотя бы ты и боролся против этих людей. Но прийти убивать потому, что не хотят подчиняться твоему неправо и неправедно присвоенному национальному господству?
Да это – те же эсэсовцы!
Так что жалко погибших не было. Все люди созданы равными перед Богом и друг перед другом! И потому тот, кто пытается отнять у них это равенство, обязан встретить сопротивление. А если идёт с оружием – пусть от оружия и погибнет!
Но, конечно, и наслаждения этим зрелищем Алексей тоже не испытывал. Верили бы вы, ребятки, во что-нибудь другое! Не навыки боевые оттачивали бы в лагерях своих нацистских, а, например, спортом увлекались. Или, там, искусством. Не пришли бы вы тогда сюда убивать тех, кто, скажем, иначе рисует или другим видом спорта занимается. И не погибли бы сами, не лежали бы требухою под ботинками тех, кто вас убил…
А вот радость от выигранного боя – да, это было! Несмотря на помарки и толкучку, классический разгром колонны! Да ещё, как потом выяснилось, двух командиров рот у нацгадов завалили. И без потерь со своей стороны!
Удалось взять пленных и допросить их. Там выяснилось ещё одно имя убийц отца, которого он не знал. Тогда же выяснилось и что двое из его "кровников" ехали в этой колонне и оказались уничтожены.
Кравченко тогда не пренебрёг порядком: лично отыскал тела и по документам опознал их. Хорошо, что этих не разорвало на ошмётки мяса. Хотя Вишня и валялся без обеих ног, но для опознания был  пригоден.
А потом не поленился и притащил к их трупам взятого в плен дядьку. Тот, хотя и выдавал себя за стрелка, был явно слишком старым для рядового и обладал слишком явной военной выправкой, чтобы не предположить в нём офицера. Офицером и оказался, как потом рассказал Бэтмен. Но главное, тот тоже опознал тела.
- Всего двое "твоих" осталось? – спросил Мишка, который историю друга и его расклады знал.
- Как сказать, "всего", – нахмурился Алексей. – Командир роты да зам его. Как и подобраться, не ведаю. Перемирие…Проблема была, в общем, не в перемирии. Укры его не соблюдали, чем развязывали руки и корпусу. Да и деятельности разведок оно не отменяло. Чем, кстати, сам Буран и занимался.
Проблема была в другом. По перемирие – айдаровцы группировались в Счастье и вокруг ТЭЦ, и подходы ко всему этому были прилично прикрыты. А в поле с ними было теперь не встретиться. Максимум – залезть поближе к "передку" и оттуда корректировать огонь артиллерии.  Но это, во-первых, далеко не всегда удавалось – всё то же перемирие. А во-вторых, артиллерию есть смысл применять против артиллерии же, чтобы подавлять её, обстреливающую  Славяносербск и Весёлую Гору. А это – далеко не Счастье. Которое, кстати, обстреливать никто со стороны ЛНР и не собирался. Во-первых, там свои же гражданские. Во-вторых, ТЭС. После 17 сентября, когда чей-то снаряд попал в трансформатор, и весь Луганск с половиной области остался без электричества, командование вообще запретило вести артиллерийскую стрельбу в этом районе.
А в само Счастье соваться – дохлый номер. Там всё население давно на заметке, любого чужого вычислить – раз плюнуть. А главное – что по всяким отрывочным разведсведениям с "Айдаром" творилось не пойми что. Он как-то делился, сходился, переформировывался, разъезжался, собирался… Первый командир батальона, полезный идиот Сопельничек, уже трижды подставлявший его под уничтожение – в июне под Луганском, в июле под Лутугино и в августе – в аэропорту, теперь был депутатом Рады и сидел в Киеве. И тоже что-то там мутил. Так что где теперь искать расползавшиеся концы цепочки "кровников", было пока что совсем неясно.
И тут Кравченко догадался.
- То есть ты намекаешь, что кто-то из "моих" этот взрыв сорганизовал? – глянув на Мишку, спросил он.
Тот оторвался от дороги и в свою очередь остро взглянул на друга.
- Отчего-то я уверен, что ты и сам это сразу сообразил, - буркнул он. – Только стеснялся признать, что охота стала взаимной.
Алексей покачал головой:
- Веришь, нет. Не до того было. Сначала за Ирку волновался, потом просто интересно было, как и кто… Вот только сейчас всё склеилось.
Мишка хмыкнул.
- Но ничего, - продолжил Алексей. – Тем лучше. Прикинь, каково им будет осознавать себя смертниками. И к тому же зная, за что им вынесли приговор…

 
 
Tags: Новый солдат империи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments