Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Новый солдат империи

- Гражданка Горобец, - сухо произнёс Томич. – От имени следствия по данному делу я принимаю решение вас задержать…
Дальше было противно. Хозяйка впала в истерику, дико билась в руках комендансткого бойца и милиционера, орала что-то бессвязное. Однако Томич, похоже, вычленял из этих криков что-то для себя понятное, потому как поощрительно кивал и команды успокоить женщину не давал, Похоже, в своих проклятьях, обращённых ко всем подряд, включая присутствующих, неких отсутствующих, втянувших её в это дело, хохлов, сепаров, Порошенко, Путина и даже отчего-то Хрущёва, Анна что-то выплёскивала и что-то полезное для следствия.
В конце концов, она успокоилась. Алексей принёс её воды, они выпила так, будто и воду ненавидела сейчас – вместе со всем тем длинным списком персон, который она только что выдала. Посмотрела на своего жильца, на Томича, затем спросила безучастно:
- Меня на подвал, да?
Томич задумчиво посмотрел на неё:
- Ну, а как ты хотела? Но и на подвале люди живут. А вот как живут – зависит, конечно, от того, как они сотрудничают со следствием…
Анна поникла. Было понятно, отчего. В молодом Луганском государстве – ладно, недогосударстве – и нравы царили… ну, молодые. Как в той Гражданской войне. За белых аль за красных? И далее – без особых процессульаных заморочек. В зависимости от.
На подвал ГБ попасть  - это, по слухам, былло ещё ничего. Всё же шантрапой всякой не занимаются, да и некая культура законности всё же не заслонена военной неумолимостью. Вот у казачков было, опять же по слухам, совсем хреново. Полная революционная целесообразность. Подозревали в работе на укров всех, а всех незнакомых – вдвойне. Хватали и тащили на подвал даже добровольцев, если те оказывались в казачьей зоне без знакомого казакам сопровождающего. Такие тоже бывали: проходили "ноль" самостоятельно, или связывались с жителями приграничных селений, или вон просто шарашили через поля на грузовике, вдали от пограничных КПП.
Рассказывал про такой случай один из парней в его роте, сам видел, возвращаясь после излечения через один из дальних переходов. Дескать, вдруг погранцы закрыли проход, опустили шлагбаум и, по словам рассказчика, "вдумчиво засуетились". Результат суеты нарисовался уже минуты через три в образе бэтра, щедро разбрасывающего питательную донецкую землю из-под колёс и шустро углублявшегося в сопредельную темноту.
Итогом операции стал пригнанная на КПП древняя крытая "шишига" и длительные переговоры кого-то с погранцами, окончание которых боец уже не застал. По отрывочной фразе, однако, брошенной веселящимся дээнорвцем (переход был у соседей) он понял, что некие наивные ухари-добровольцы посчитали, что раз степь, то её никто не охраняет, и приборчиков внимательных нет, и попёрлись внаглую. Хорошо, что рация у них была правильно настроена, на правильную волну – когда услышали приказ комнаде бэтра стрелять в случае продолжения грузовиком движения, остановились, обозначили себя светом и по радио.
В общем, энтузиасты просачивались, полагая, что тут всё мёдом намазано и им сейчас же дадут оружи и направят на фронт. А казачки встречали их неласково. Бросали на подвал и начинали задвать вопросы. И если некто в течение первых пятнадцати минут не успевал убедить их в своей пушистости и добронамеренности, то приходилось такому добровльцу несладко. Нет, как рассказывал Алексею один казаок в Алчевске, когда он по переданной из Брянска просьбе заехал посмотреть на состояние бабушкиного дома и был принят там подозрительными патрульными Головного, никаких таких пыток и жестокостей. Людишек били вдумчиво, чтобы посмотреть, кто как держать будет экзекуцию. И в зависимости от этого уже определяли дальнейший путь добровльца – на окопы на пару неделек, для дальнейшего вдумчивого наблюдения, на подвал дальше, или же – по законам военного времени как укровского шпиона. "Но то редко совсем, - заверял казачок, заглаживавший за немудрящим столиком вину перед "правильным" Алексеем за первоначальную грубость. – Когда точно всё со злодеем ясно. И то иной раз просто выкидывали его между блок-постами, когда подозрения были, а доказательств – нет. Н езвери, чай…".
Анне-хозяйке подобное, понятно, не грозило, но она всё равно начала преданно смотреть на Томича и развёрнуто отвечать на его вопросы.
Выяснялась с её слов интересная ситуация. Ежели прежде, "при хохлах" бизнес сдачи квартир был достаточно хорошо налажен – долю за спокойствие давали участковому (присутствующий мент пожал плечами (он-де новый, тогда не работал), кому-то ещё наверх по милицейской линии и немного – в жилконтору, чтобы те по своим каналам не устраивали подляны в самые те моменты, когда на квартире милуется парочка, - то после смены власти жилконторские остались, а вот с милиционерами пошли разные заминки. Так это сформулировала Анна. И довольно скоро на подобных ей хазяев вышли ребята, что называется, с окраин. Ну, или со спортивных клубов. Санчала рядились под ополченцев, но в конечном итоге довольно быстро обозначили свою настоящую принадлежность к бандитам. "К мафии", - как сказала Анна.
Жить всем надо, так что взаимовыгодный вариант "налогообложения" нащли быстро. И всё было хорошо, бандиты вполне исполняли свои обязательства, когда надо было регулировать разные спорные ситуации. Анну вот не обижали ни разу, да они и дела с ними не имела. Встречалась раз в неделю с одним человеком – даже не она, а муж её, - тот получал оговорённую долю, и всё. Жильцы даже ничего и не знали о потаёных от них сторонах квратирного бизнеса.
Но с месяц назад тот человек зада вопрос: кто, мол, живёт, в частности, у неё из постоянных. А на её трёх квартирах постоянно жил только вот он, Алексей. А когда парень узнал, что жилец из военных, то потребовал описать его и узнать фамилию.
Да, вспомнил Алексей, точно! – приходила она с каким-то якобы требованием указать данные проживающих жильцов. Дескать, власти какой-то учёт вводят, Ну, ему скрываться былоне от кого, так что он фамилию назвал и со спокойным сердцем обовсём забыл. А оно вон как повернулось.
Анна как раз в это время заверяла Томича, что не знала, для чего это надо было представителю "крыши", а то бы ничего ему не говорила. Врёт, конечно, ссориться с бандитами ей было совсем не с руки. Но, конечно, знай она, что её сотрудничество с ними закончится гранатой в окошко и разгромом квартиры, то точно попыталась бы обвести их мимо темы. В общем, тётка-то не злая и не предательская даже. Просто хитрая, как все хохлушки и на выживание любой ценой нацеленная. На выгодное выживание. Этакий украниский прапорщик в юбке…
Адреса крышевателя она, конечно, не знала, но номер телефона продиктовала и рассказала, когда – примерно, ибо по факту время встреч колебалось – надо было ожидать следующей с ним деловой встречи.
Алексей, правда, про себя заключил, что паренёк вряд ли придёт – теперь, когда стало ясно, для чего он собирал данные на военных. Но ясно было и то, что в отсутствие подлинного, установившегося правопорядка "мафия" эта доморощенная за своими деньгами непременно вернётся. Собственно, правопорядок от мафии и отличался-то на Украине тем, что дани и поборы шли милиции, а не бандитам. Хотя тем тоже своё перепадало – подчас и от милиции. В России, что ли, не так? Там просто в систему всё собрано, потому и беспредела мало. Уж кому как не Алексею Кравченко было об этом знать – с его-то опытом работы в "Антее"!
Tags: Новый солдат империи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments