Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Новый солдат империи

Тот, что стоял справа от двери, кивнул, сделал шаг наружу. Тем самым отодвинул назад тётку. Второй, тот, что был слева от двери и, соответственно, справа от Алексея, сделал шаг в сторону – проходи, мол, сначала ты. Грамотно, на первый взгляд: блокируется противник спереди и сзади. А по бокам – дверной косяк. Не дёрнешься. Но на деле в такой диспозиции есть очень серьёзный недостаток, который при умелом использовании может стать фатальным: конвоиры разделяют свои силы и ставят между собою сразу две преграды – стену и подконвойного. Удар ногой заднего, выстрел в спину переднему, закрытая дверь – и задержанный в безопасности. Можно и наоборот – выстрел в заднего, пинок – переднему. Даже, может быть, и лучше – не надо затем тратить драгоценное время на контроль заднего.
Порядок действий всплыл даже не в мозгу – по всей нервной и мышечной системе мгновенно. Но тут как раз мозг быстро пригасил излишнюю инициативу: главное сейчас было вытянуть противника из палаты, где лежит Ирка. А там уже разбираться, не рискуя, что её достанет шальная пуля.
Он мельком глянул на подругу. Ирка пока лежала, но в такой позе, будто собиралась вскочить. К беззвучно раскрытому рту  поднесён кулак, а глаза… Глаза кричали. Безмолвно. За что Алексей был ей благодарен – любой посторонний звук мог вызвать резкую ответную реакцию "бойцов комендатуры".
Поэтому он ободряюще прикрыл немного веки: мол, всё будет в порядке. Ты только сама не дёргайся. Руками же продолжал медленно шарить по карманам, как бы нащупывая документы.
Тётка за дверью сместилась вперёд и вправо. Оружие она так почему-то не достала, хотя кобура на поясе была открыта. Передний конвоир – а как его ещё назвать? – соответственно, сделал два шага влево-вперёд и начал оборачиваться. Алексей продолжал следовать за ним.
Поймав, наконец, краем глаза, что последний из троицы, двигавшийся сзади, выписался из дверного проёма и на автомате потянулся закрыть за собою дверь, тем самым прервав зрительный контроль Алексея, Кравченко решил, что пора.
Сделав два мелких и спутанных, будто споткнулся, шага к переднему врагу, он пихнул его плечом, одновременно бросая левую руку на газовую трубку со ствольной накладкой и отжимая автомат вправо-вниз. Наверх было бы неправильно: два трицепса всяко сильнее одного бицепса. Одновременно он продолжил движение вокруг плеча противника, разворачиваясь на левой ноге ему за спину и им прикрываясь от огня, буде его откроет тётка, а заодно быстро освобождая себе директрису на заднего бойца. Одновременно правая его рука вылетела из-под куртки наружу – только не с паспортом, а с пистолетом. Оппонент сзади даже не успел поднять автомата, как в животе его образовалась дырка, не предусмотренная анатомией. Ну, правильно: выстрел в ногу-руку не гарантировал, что вражина не откроет ответный огонь – это боль, но боль не оглушающая. Пуля же в голову или грудь вполне могла оказаться летальной, а это было лишним. Не то чтобы капитану Кравченко было жалко пришедшего по его душу бандита с оружием, но тот ведь должен ещё и рассказать всякие интересующие следствие вещи. Зато ранение в живот жизни сразу лишает редко, но вот сопротивления оказывать уже не позволяет…
Оппонент такому доводу внял – отпустив автомат, он схватился обеими руками за живот и стал сползать вниз по косяку двери. Ну и то, родной, надо же правильно автомат держать, а не кубинский повстанец в изображении молодого Иосифа Кобзона. Надо было весною внимать, как "вежливые" оружие держат.
То, как оружие держали пришельцы, стало ещё одним фактором, убедившим Алексея несколько минут назад, что пришли за ним отнюдь не правоохранительные органы. И даже не обученные воины…
Выход из строя одного из нападавших Кравченко фиксировал, однако, лишь краем взгляда, основное внимание перенеся на оставшегося противника. Тётку он пока игнорировал – та всё ещё не выходила из ступора, не сделав ни одного движения.
Лишь несколько часов спустя, когда всё кончилось, Алексей сообразил, что медлительность соперников объяснялась не столь их ступором, сколько его собственным психологическим настроем. У него просто открылось состояние, которое бывает хоть раз в жизни у всех людей. Но в основном – у тех, кто сталкивается с неожиданными и опасными ситуациями, на которые надо успеть среагировать быстро и единственно правильным образом, - у спортсменов, гонщиков, мастеров единоборств. У воинов, конечно. Это состояние у японских самураев, кажется, или у ниндзя, что ли, называлось дзикан. Дзикан теиши. Это когда вокруг тебя вдруг всё замедляется, движения кажутся размазанными, за то сам ты – король и бог скорости, мгновенно всё замечающий, мгновенно реагирующий, мгновенно двигающийся. Те ниндзя, говорят, даже владели техникой произвольного вхождения в него.
На самом деле, конечно, это состояние чисто психологическое, законов физики не отменяющее. Ускоряется только твоё сознание. Движения же остаются теми же, что заповедала природа. От летящей в тебя пули, скажем, не уклонишься. Но уже и того достаточно для хорошего бойца, что мозг успевает всё сообразить раз в три-пять быстрее обычного. Можно успеть выбрать вариант, да…
Кравченко выбрал. Продолжая оборотное движение, он резким движением руки послал автомат противника в обратном направлении, выводя того из равновесия окончательно. Парень продолжал отклоняться влево, а тут получил ещё и импульс от своего оружия, направленный как раз в ту сторону, куда и так его тянул. Но упасть он не успел: Алексей, завершив разворот, пробил его локтем правой руки в позвоночник, а когда тот в результате невольно сделал шаг вперёд, провёл ему почти настоящий уширо маваши гири под основание шеи. Почти настоящий – потому что никто их в училище классическому каратэ-до не учил. Но поскольку увлечение боевыми искусствами было всеобщим, то все друг у друга и нахватались и техник, и терминов. Можно назвать пробивающим ударом назад – суть от этого не меняется. Тело летит вперёд, голова остаётся сзади – вплоть до перелома шеи случается. А если и нет – в любом случае недели на две голову повернуть враг не сможет.
Прямо на тётку пихнуть его не получилось, но это было бы слишком хорошо. А слишком хорошо либо не бывает, либо не хорошо. И без того парень стал больше не боец: он довольно резво сделал шаг, второй, не удержался на ногах и влетел головой прямо в батарею. Хорошо, забрана та была деревянными плашками – затормозить они не сильно помогли, но хотя бы смягчили удар и не дали бедняге раскроить себе череп. Врочем, голова его другом быть ему перестала всё равно, и бандюган притих, дёрнув напоследок ногою…
Оставалсь тётка. Та уже лапнула толстыми пальцами свою кобуру, но Алексей не дал ей докончить движение. Буквально прыгнув к ней, он приставил ей к глазу ствол пистолета – зря говорят, что ствол ко лбу хорошее решение: чёрная дырка смерти у самого глаза обычно воздействует на сознание вообще инфернальным ужасом. Так и удерживая пистолет, он почти нежно освободил тётку от оружия, легонько ткнул дулом в глаз и рявкнул:
- А ну, к стене! Руки на затылок! На колени!
И только когда враз ослабевшая комендатурщица стала сползать по стене, пытаясь не упасть, он услышал висящий в коридоре визг…      
Tags: Новый солдат империи
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments