Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Новый солдат империи

Итак, он выговорил себе два часа на подготовку. Два часа до атаки, как говорится. А там – то же самое, что под танки, как в песне. Потому как сдаваться нельзя, ясен пень. Ребятишки-бандитики работают явно по заказу той стороны, а та сторона, судя по всему, конкретно решила удавить капитана Кравченко тем или иным способом.
И что мы в таком случае имеем?
Имеем мы свою роту. Которую, конечно, никто на самом деле с позиций снять не позволит. Но несколько проверенных бойцов – да в выходной, да в перемирие… Вполне. Даже и разрешения не нужно, достаточно его, ротного командира, слова. Во всяком случае, Злого, Куба, Мяу, Студента. Может быть, Балкана позвать? Он, правда, сам по себе, но вдруг согласится? А это уже сила! Что мы имеем ещё? Из оружия – два, а то и три гранатомёта. Хватит, чтобы посеять панику среди бандитов или нет? Попросить бэтр у комендачей? А дадут? Да и главное – тут скрытность нужна, иначе замочат они Иринку. Тут именно спецоперация, нежели что боевое. Так они – не СОБР и не спецназ ФСБ, они незаметно и быстро убивать не умеют. И газ пустить, как те на "Норд-Осте" тоже, конечно, здесь невозможно…
Мысли эти ломанулись через мозг как тот же СОБР – быстро и решительно. Но тут же остановились, застигнутые в рывке окриком Томича:
- Эй, ты о чём задумался, Лёха? Штурм планируешь?
Надо  же, догадался! Тяжело, наверное, сообразить было?
- А что? – процедил Кравченко. – Запретишь?
На всякий случай бросил беглый взгляд на Ворона. Тот выглядел озабоченным, взгляд Алексея встретил хмуро. Но промолчал.
- Так, давай сперва изложи, что тебе было сказано, - распорядился Томич. – Мы правильно поняли, что бандиты Лысого твою девушку взяли?
Алексей кивнул.
- Да. И за освобождение потребовали отдать им их парней, что я задержал.
Томич переглянулся с командиром, потом сказал:
- Ну, это можно. Теперь, когда мы знаем резидента, они нам уже не нужны. Кстати, командир, я рванул? Надо его брать, пока время не вышло.
Воронов кивнул:
- Давай, поторопись. Мы пока с капитаном сами помозгуем, что дальше делать.
Ах, Ворон, золотой ты человек! Неужто предложишь что?
Томич откозырял. Уже в дверях его нагнал голос командира:
- Да, и как возьмёте его, крути ему яйца на предмет кто дал команду на Кравченко. Если он – сделай всё, чтобы он велел этому Лысому открутить всё назад с девушкой.
Томич сказал "Есть!" и исчез за дверью.
- А ты пока не нервничай, Алексей, - обернулся к нему Ворон. – Два часа ты себе выговорил и правильно. Сейчас нам надо всё продумать. Иначе и даму твою не спасём, и тебя потеряем. Это, хочу напомнить, не передовая, а город. Про такой орган как прокуратур слыхал? Вот то-то. Рауф, открою тебе тайну, покамест делом Бледнова занят. Но и без него найдётся кому тобою заняться. Особенно в свете дела твоего бывшего командира. Прикинь, как вкусно тебя было бы привязать к нему! Командира убили, а его бывший доверенный офицер стал творить беспредел по Луганску. Это сейчас бандиты чуток растерялись, за свои связи не дёрнули. Но дёрнут, не волнуйся. А тогда…
- А тогда мне уж всё равно будет, - пожал плечами Алексей. – Мне сейчас Ирку выручить надо. И что-то мне в душе говорит, что – любой ценой. А значит, либо некому будет за связи дёргать, либо незачем. Если меня не будет.
- Ты погоди, не ершись, - умиротворяюще проговорил Ворон. – Пока что всё за тебя. Твои действия в больнице помогли нам выйти на крота, который сдал на украинского агента. Если Томич его сейчас возьмёт нормально, то по этой линии вопросов быть не должно. Просто напишешь мне сейчас заяву, которую мы проведём утренним временем. А я наложу резолюцию с требованием провести, обеспечить, помочь и так далее. Тогда пальба твоя в больнице будет вроде как при проведении оперативного мероприятия. С вопросами не слезут, но отбиваться будет уже интереснее. Тем более если ты отправишься к себе в бригаду и нос оттуда высунешь только на награждение за взятого агента противника. Как тебе такая комбинация?
Алексей вынужден был согласиться, что да, красиво. В полицейских делах он разбирался слабо – постольку-поскольку, в рамках тех пересечений, которые служба войсковой разведки изредка имеет со службой полицейской. То есть почти никаких - пересечений. Но как оперативник "Антея" он имел косвенное представление о том, как можно отбиваться от прокурорских. Так что пока у Ворона всё чётко – за исключением одного момента с его заявой: получится, что комендатура поручает терпиле работать по собственному делу?
- Нет, зачем, - отверг предположение Ворон. – Мы приняли твоё заявление, признали тебя в опасности, разрешили – со своей стороны – использовать при опасности табельное оружие и взяли расписку в том, что ты всё осознаёшь и добровольно соглашаешься на сотрудничество в целях помочь ОПК в обезвреживании преступников. Доброволец ты у нас оказываешься, понял?
Алексей только крякнул, покачав головой.
- Жаль, урод этот, Мышак, укровским кротом оказался. Он как раз мастер такие бумаги составлять, надо отдать ему должное. Но это ничего. С тебя же объяснения по поводу взрыва на квартире взяли?
Кравченко кивнул.
- Ну, вот и ладушки. Теперь пиши заявление номер раз: "В связи с нападением на меня и тэ дэ прошу рассмотреть и положительно отнестись к моему желанию помочь отдельному комендантскому полку найти и обезвредить преступников в рамках соответствующего уголовного дела. Готов добровольно оказывать ОКБ необходимые в этом деле услуги".
Алексей долго посмотрел на Воронова.
Тот ухмыльнулся:
- Да, ты правильно подумал. При желании можно считать вербовочным заявлением. Более того скажу: будет твоё желание – возьму к себе. На хорошую должность. Побольше командира роты. Ты, Лёша – можно так? – с удачей дружишь. Два раза подряд из-под реальной смерти вывернулся, да попутно нас на такой цветник укропской агентуры вывел, что любо-дорого по нему потоптаться теперь. Что тебе в корпусе делать? Там перемирие. А эти вылазки ДРГ, в том числе и с твоим участием, сам знаешь, в реальности дают мало. Зато жизни забирают регулярно. Про охоту твою я знаю, даже уважаю. Но если когда надумаешь не укров бешеных отстреливать, а государство строить, правопорядок в нём наводя по-настоящему, - то придёшь, можно сказать, к своим. Так что подписывай, не беспокойся. Давить не буду, а ежели надумаешь – дверь открыта. А у меня – больше оснований тебе помогать. В том числе и вот сейчас, с твоей девушкой.
Нет, положительно! – в последние дни вербуют его все просто бешено! И главное, логика при этом у всех необоримая. Вроде как не к себе вербуют, а ему, Лёшке Кравченко помочь хотят!
- И второе заявление пиши, - продолжил Ворон. – "С целью наилучшего выполнения задач и поручений ОКП прошу разрешить мне пользоваться собственным табельным оружием, внесённым в служебное удостоверение". А также, скажем, оружием, выданным в воинской части…
Алексей против воли ухмыльнулся.
- Чего улыбаешься? – тут же спросил Ворон.
- Да так, вспомнилось, как мне здесь автомат выдавали, - уже открыто усмехнулся Кравченко.
Командир комендачей усмехнулся тоже:
- Да я, пожалуй, знаю. Встречался. Отдаёшь паспорт, получаешь ствол? А вечером сдаёшь. Как лодку напрокат…
- Нет, даже интереснее. На границе-то меня свои приняли, "бэтменовские". А я уже упакованный, с "винторезом" приехал. Но, говорят, автомат тоже нужен. Заводят в оружейку, а там стволы – только что не россыпью. В ящиках. Выбираю, какой там получше, старшине оружейному отдаю паспорт, военный билет, пенсионное на всякий случай. А он мне: "На хрена твои документы? У меня тетрадка есть!". Там, дескать всё надёжнее, чем в куче бумажек разбираться. Взял фамилию, спросил позывной, записал – и вся военная бюрократия! Патроны вообще без счёта…
Потом, правда, Бэтмен порядок навёл, - добавил Алексей справедливости ради. И вздохнул, вспомнив, что время не ждёт:
- А дальше что? Я хочу своих позвать…
- А вот дальше как раз прокуратура и начнётся, - отрезал Ворон. – Ежели мы сейчас с тобою по-умному всё не изобразим. Никакой группы. Нет у неё права на задержание ходить. Пойдёшь с нашими.
- Я их не знаю, - заупрямился Алексей. – Как взаимодействие наладить?
- А ты что, на штурм, что ли, собрался? – удивился комендач. – Так это тебе не фронт, повторяю. Тут – наши граждане. Ты ж работал в правоохранительной системе, мне говорили…
Буран хмыкнул. Ну, если "Антей" занимался правоохраной… Хотя, если вдуматься, он ею и занимался. Только своими методами, чуток эластично закон трактуя. Но, впрочем, именно закон защищали, никакому криминалу пути не давая. Жизнь слишком велика даже для десятка кодексов, говаривал, бывало, шеф.
Ну, так сейчас-то разве не тот же случай?
- Не тот, - весомо подчеркнул Ворон. – Штурмовать их мы, конечно, готовиться будем. На случай оказания сопротивления. Но для этого нужно законную базу создать. Ты занят бы, что ли, когда я приказывал ребятам Мышака прежде всего на связи резидента с бандитами крутить? Внимательнее надо быть, товарищ Кравченко. Вот сейчас получим протоколы за подписью подозреваемого, будут у нас правовые основания выдвигаться на задержание других подозреваемых. Может, даже и вовсе без тебя, заметь. Мы на них как бы независимо выйдем. Ну, а по ходу дела и о девушке твоей вспомним. Предложим им участь свою не усугублять.
- Не годится, - решительно ответил Алексей. – Я там должен быть. На всякий случай. Думаю, я лучше ваших вчерашних механизаторов и шахтёров умею действовать в таких ситуациях. И боец мой мне нужен будет на тот же случай. Если что, можно не документировать наше участие. Типа, ваши задержали, а мы не при делах. И винт мой привезёт…
Полковник пожал плечами. Он твёрдо надеялся ни до какого "особого случая" дела не доводить. Бандиты – не враги. Нет, не друзья, конечно, но всё же именно граждане. Нельзя их мочить так же, как врагов на поле боя. То есть хотелось бы, но – нельзя. По закону – нельзя. А значит, комендатура может позволить это себе только в определённых законом случаях. Но осмелятся ли "тетрисы" оказывать вооружённое сопротивление, как какие-нибудь дагестанские ваххабиты, давая спецназу вожделенное право стрелять на поражение?
Не факт, ой не факт! Да и слава Богу, наверное.
- Капитан Кравченко, - строго, подпустив командирского металла в голосе, сказал полковник Воронов. – Если вы не хотите, чтобы я вас отстранил от участия в операции, то извольте слушать приказ. На данный момент вы вместе с капитаном Смеляковым, он же Сотый, формируете штурмовую группу. При этом вы оказываете консультационные и прочие вспомогательные услуги. Для обеспечения огневой поддержки штурмовой группы разрешаю вам пригласить одного своего свободного от службы бойца, который случайно оказался в городе. В ходе переговоров с подозреваемыми никаких самостоятельных действий не предпринимать, на глаза им не показываться. На какие-либо силовые акции выступите только по моему приказу. Приказ ясен, товарищ капитан?
- Так точно, - мрачно ответил и стал набирать Злого. 
Обошли, как говорится, со всех сторон. Самостоятельно даже Ирку выручить не получается…
Tags: Новый солдат империи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments