Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Новый солдат империи

Вот такой боец сидел сейчас вместе со Злым через проход между столами и усиленно делал вид, что он совершенно гражданский мужик. По мнению Алексея, никто в том и не сомневался. Вот Юрка Семёнов – тот да, тот даже в гражданке внушал впечатление. Женщинам прежде всего. Но сейчас он несколько сжался, расплылся на стуле, изображая если и ополченца, то напившегося в увольнении уже с утра. Ну, то есть гуляющего, следовательно, со вчерашнего дня как минимум.
Ещё через столик от них расположилась компания из двух пар – на вкус Кравченко, несколько хлыщеватого вида. То ли в конфискате комендатуры были специфические предметы одежды из новых коллекций, то ли среди бойцов присутствовали бывшие мажоры. Впрочем, Алексей мог и ошибаться: для юношеского мажорства он был староват уже, и за модами не следил. Но по службе своей в "Антее" он подобных ребят занёс бы именно в эту категорию.
Гэбэшников определить было невозможно. Или они опаздывали.
За минуту до назначенного срока Кравченко набрал номер Ирки. Он был уверен, что Лысый оставил её телефон себе. Для связи, естественно, ибо вряд ли его могла заинтересовать достаточно простенькая модель.
- Пришёл? – хмуро осведомились на том конце связи. – Где стоишь?
- Не стою, а сижу, - неприязненно буркнул Алексей. – В ресторане, в комплексе твоём.
- Парни где?
- Где девушка?
- На подвале, где её ещё быть. В тепле, как и обещал. А где парни?
- В машине, где им ещё быть, - передразнил собеседника Алексей. Наглость сейчас – точно второе счастье. – Как только вижу рядом с собой девушку, даю команду, и они у тебя перед входом в офис.
Пауза. Лысый что-то прикидывал. Ясно, что: ему нужен был Алексей, а не бандиты. Сейчас скажет основное.
- Не пойдёт, - веско ответил Лысый. – Девушку мои парни сейчас приведут. Но только не в главный зал, а в виповский. Через коридор. Ты проходишь туда, тогда отпускаю девчонку в наружный зал. Пусть идёт, куда хочет. А с тобой мне поговорить надо. Заодно и ребят моих дождёмся, убедимся, что ты их честно отдал.
Алексей подумал. Пожалуй, это даже хорошо. С одной поправкой, впрочем.
- Годится, - сказал он. – Но не совсем. Девушку – сразу в общий зал. И я провожаю её до дверей наружу. Потом парень мой, водитель, забирает её, отвозит за территорию, там выпускает твоих и уезжает. Только они будут в наручниках. Ключи – у меня. Я остаюсь с твоими парнями. Потом мы с тобой разговариваем.
Тем же дрыном, да по другому месту. Ирку он должен от себя подальше отправить, чтобы гарантировать ей безопасность при любом развитии событий с ним. Так что никаких вип-залов!
- Ни хера се, ты накрутил! – вскипел Лысый. – Что мне мешает доставить девку к тебе частями?
Нервничает, сука! Не деловой разговор, не будет он этого делать.
- Во-первых, помешает то, что я тебе уже говорил, - сдержанно, но с нарочито показываемой силой ответил Алексей. – Я очень обидчивый. И обиду свою держать на сердце не привык. Сразу даю понять о ней обидчику. Такой вот я открытый человек. Во-вторых, я тебе тут устрою такой тарарам, если не увижу девушку живой и здоровой, что через пять минут тут будет вся милиция и комендатура. Как думаешь, что они сделают, когда увидят у тебя на руках покоцанную заложницу, фактическую жену действующего офицера армии? Терроризм в условиях военных действий чем пахнет, догадываешься? "В-третьих" надо - или достаточно?
Пауза. Лысый задумался. Алексей знал, что играет точно. Бандиту "тарарам", разумеется, не нужен, если ему нужен сам Кравченко. Речь идёт, в общем, о рокировке – вместо сторонней женщины у него в руках окажется сама желанная жертва. А то, что "жертва" колюча сверх всякого его представления, - про то Лысый ещё не ведает.
- Ладно, хрен с тобой, - проговорил бандитский лидер. – Только без фокусов. На этот случай моих будет трое и все с пушками. Учти.
- Учёл, - ответил Алексей. – Всё, время пошло!
Две вещи не увидел бандюган. То, что Алексей может быть не один. Это раз. И то, что происходить передача будет в общем зале. То есть на глазах у потенциальных свидетелей. То есть Лысый сам будет заинтересован в тишине и спокойствии во время акта передачи заложницы. Это два.
Насчёт первого пункта – тут Кравченко, впрочем, поторопился. Сам это понял, когда из двери, уводящей в коридор к вип-залу, появились два довольно развитых "шкафчика", цепко оглядели зал, буквально до каждого лица, затем прошествовали к двери выхода и встали там по её бокам на манер лейб-гвардейской стражи. Кого уж там они выцепили, осталось неизвестным, но выход они закрыли, а главное – обеспечили резервом тех, кто будет действовать в центре игры. Кстати, интересно, что на Алексее они взгляд не задержали – не узнали? Ну да, сообразил он, его же в лицо из бандитов знают только те двое, что сидят сейчас в "бобике" под охраной двух комендачей! Ха, у Лысого одной карты в колоде нет! Вернее, в нужный момент ему надо будет ещё отыскать её! Вот смеху было бы, если б под видом Бурана в дело ввязался обманчиво недотёпистый Еланец, нос картошкой!
Хотя нет, не поверят бандосы…
Да, параллельно сообразил он, не может быть, чтобы в ресторане не было системы видеонаблюдения. Всё же личный, можно сказать, пункт общественного питания криминальной группировки. Может, даже и столики оборудованы системой звукозаписи…
Ему принесли пиво с орешками. Играть так играть – теперь его не вычислят даже по странности пустого стола у ресторанного посетителя. Пить его Алексей, конечно, не будет, но это – обеспечение простого, но действенного приёма, которому его обучили в "Антее": когда обступают с двух сторон, то левому оппоненту в лицо выплёскивается жидкость, а правому на противоходе достаётся массивной кружкой в висок. Как раз всё на реакциях человеческих построено: левый неизбежно, инстинктивно будет закрывать глаза и отшатываться, а правый – отвлекаться на коллегу. Секунду-две свободы действий это даёт. А их обычно хватает…
Ещё двое бандюганов вышли из первой двери и тоже прошлись по залу, внимательно вглядываясь в посетителей. Алексей, в принципе, понимал причину их появления: Лысый сейчас позвонит, и они вычислят его контрагента. И когда телефон действительно завибрировал, Буран из мелкого хулиганства не стал отвечать сразу, но поднёс кружку ко рту, с удовольствием наблюдая, как безрезультатно сканируют зал "тетрисы".
Хотя, в общем, переигрывать тоже ни к чему: пока Лысый не определит оппонента, Ирку он отдавать не будет. И Алексей поставил кружку на стол, поднёс трубку к уху и спросил:
- Проблемы?
Нет, проблем у Лысого не было. Кроме одной, но такой, о которой он ещё не подозревал: сам того не замечая, он стал подчиняться инициативе Алексея. Хотя полагал, что вся она – всецело в его руках.
- Здесь твоя девка. Где мои ребята?
- Сначала покажи её. Твои-то в машине сидят, на виду и целые. А девушку я сперва должен увидеть.
Лысый выматерился.
- Не дальше дверей, понял? – закончил он. – И сам покажись, а то мои люди тебя не знают.
Ага, подтвердил тем самым, что наблюдение ведётся. И что "люди его" – ребятки не острые, раз требуется им ещё и подтверждение, что разговаривающий в данный момент по телефону мужик – тот, кто им нужен.
Ладно, не козырная это была карта. Так, шестёрочка. Для морального удовлетворения. И понимания, кто ведёт игру на самом деле.
Алексей, не чинясь, поднял руку с кружкой вверх. Тоже жест с нагрузкой: даёт оппоненту ощущение, что противник легкомыслен, уверен в себе и, как ни парадоксально, - лоялен. То есть разуму понятно, что он – противник, но вот эмоциональное впечатление этому противоречит. А это – лишняя лопата земли из-под фундамента психологического состояния Лысого. Мелочь, но пренебрегать в данной ситуации нельзя ничем.
Ага, срисовал он краем глаза, нашли бандюганы цель. Двинулись к нему, шифруясь. Вот только столиков свободных рядом нет. И что будете делать?
Не нашли ничего лучшего, как свершить маленькое забавное чудесо, - подойти к лошаристому Еланчику с пьяненьким его приятелем и спросить: "У вас свободно, мужики?" Да нет вопросов, конечно! Теперь при любом обострении ситуации этих двоих можно смело списывать со счетов! Ну, так и деваться им было некуда – не силой же кого-то выбрасывать из-за столика, провоцируя незапланированный скандал!
Вообще-то, были б поумнее, - у него, у Алексея, местечко попросили бы. А так – ну прямо расписались, за кем они тут следят!
Но он не успел насладиться торжеством над этими настоящими недотёпами. Раскрылась дверь, на которую всё время краем глаза косил Кравченко, и в проёме показалась фигурка Иришки. Настолько жалкенькая на первый взгляд, что у Алексея чуть слёзы не выступили на глазах. В больничном халатике, худенькая, болезненная до измождённости… Господи, да всего-то три часа прошло, как её взяли бандиты! Ну, твари, если выяснится, что вы с ней что-то делали, лично вырежу каждого, кто к ней прикоснулся! А Лысый, если и хотел показать тем свою силу, добился лишь одного: если до сих пор Буран относился к нему брезгливо, с опаской, но без личной ненависти, то сейчас в нём вскипела именно она. Личная. Ненависть.
Алексей бросился к подруге, обнял её. Дрожит. Он так глянул на ближнего бандита из тех троих, которые привели Ирку, что тот даже отшатнулся.
- Ирка, милая, родная! – он сейчас действительно испытывал чувство бешеного родства с нею. – Ты в порядке? Эти суки с тобой ничего не сделали?
- Э, ты полегче, фраер, - брякнул было один из сопровождавших девушку бандитов.
Алексей обернул к нему яростное лицо:
- Засохни, тварь, а то убью нахрен на месте!
В нём действительно заклокотало так, что вот-вот могло снести голову.
Бандюган ощутил, видно, ту бездну гнева, которая вот-вот готова была разверзнуться перед ним. Поплыл немного лицом, молча отступил на шаг назад.
Третий, порывавшийся было что-то сказать, тоже скис и промолчал. А что, эту волну сладкого бешенства, что поднимала сейчас Бурана, они не могли не чувствовать, эти бандюганы. По роду деятельности им наверняка и самим приходилось оказываться в крайних ситуациях, когда вскипала в жилах и нервах такая вот боевая ярость, и удесятеряла силы, и обостряла сознание. И если ты сам не находишься в том же состоянии, - например, просто подводил по приказу босса бессильную девку к фраератому лоху, - то при всём своём боевом опыте отшатнёшься от этой яростной, злобной силы.
Потом-то, конечно, придёшь в себя, тем быстрее, чем больше у тебя опыта таких вот противостояний с чужими силами. – но если бы Алексей сейчас на них прыгнул, то все трое легли на месте. И они это чувствовали…
Но тут Ирина прошелестела:
- Нет, Лёша… Словами только грозились. Просто очень страшно было… Без тебя…
Tags: Новый солдат империи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments