Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Откуда взялись русские. 26

Далее у нас есть интересная группа в полосатых купальниках:

Sebbirozi
Attorozi
Vuillerozi
Zabrozi
Chozirozi

Что за «-рочи» такие? Окончание славянских на «-ичи» - знакомом и нормативно. А это что?
Интересную наводку дали мне немецкие исследователи. В исследованиях славянской основы местным топонимам они пришли к таким заключениям:

Если славянское местонаименование не символизирует какого-то понятия из природы или человеческой деятельности, то в этом случае речь идёт о персональном имени – чаще всего основателся или «главного вождя» деревни. Так что если такой топоним заканчивается на “-itz” или “-nz”, то это означает «семейный союз, род такого-то». Окончания на “-ow”, “-in”, “-gast” или “-ratz” означают «место такого-то…»


В свою очередь немецкое “-ratz” идёт от полабского «rod», что означает и «совет», и «правление», и – «род». И сразу определяемся с этими ребятами:

Sebbirozi

Sebbirod

Из рода Себбы?

Attorozi

attarod

Отчичи

Vuillerozi

wüljarod

Воли-чи (из рода вильцев тож?)

Zabrozi

zoborod

Жаби-чи (-родичи)

Chozirozi

tjösarod

Кози-чи (-родичи)



Аналогичный случай с суффиксом -zane:

Milzane
Besunzane
Verizane
Morizani
Aturezani

Собственно –ane вопроса не вызывает – вполне законный славянский суффикс. Но вот это –z- сильно смущает. Какие-то неславянские выходят корни слова. Но тут ничего осмысленного из полабского языка не клеится. Остаётся только предположить, что Milzane и Miloxi как-то связаны, но это предположение даже не на песке – на облаке.
Более уверенно можно определиться со следующими этнонимами:
:
Glopeani
Neriuani
Lucolane

Луколане дают нам надёжный ключ – Ljauchüw, ныне немецкий город Lüchow. То есть те, что живут на (в, по, вокруг) Люхове. А само это слово явно берёт корни от Ljauci – Горелое поле. Очевидная связь с соответствующим агрономическим приёмом тех времён: порубил лет, сжёг его прямо на месте, а в удобрённую золой почву засеял семена. Гарантированная урожайность. Года три. А дальше – снова жечь.
Так леса в Европе и извели, кстати.
Приметное слово. Потому что в его основе, в свою очередь, - основа основ: ljędü. Земля, поле, почва. Отсюда «люди» - ljaudi, ljaudai. Те, кто обрабатывает землю, земледельцы. Отсюда же упомянутые уже Lendizi, лендзяне, которые чудесным образом сто лет спустя после Баварского Географа упоминает византийский император Константин Багрянородный – но, правда, в ареале подчинённых русам племён. И через посредство русского языка прекрасно превращающиеся в… летописных полян. Широко известных в узких кругах. То есть никому не известных, кроме автора «Повести временных лет», но зато уж им, автором, выпяченных сверх всякого вероятия.
Но луколане дают нам надёжный ключ и к расшифровке двух других наименований славянских племён. Раз -ане у нас обозначают насельников какой-то местности, что Neriuani с очевидностью превращаются в обитателей местности вдоль реки Нарев. А глопяне – чего-то там связанного с Глопою. Или с Глопом. Посмотрим по карте? Сложная, если честно, работа. На Glop-, Hlop- каких-то выраженных топонимов не находится, а если глопяне наши от gląb – глубокий, то всё осложняется ещё больше.
Зато чуть поменьше тумана стало вокруг -zane. Те же –ane, к которым, как мы знаем, нет претензий подсказывают, что в этом случае тоже речь идёт о неких местностях. Которые по-славянски заканчиваются на –ич: С(ш)ленич, Милич, Морич, Атурич, Безунич. А если, например, последнее название идёт от baz – бузина и bazona – бузинник, то у нас получается место Бузинничек, а племя – бузинничане. От такой реконструкции лингвисты уже, возможно, сами повесятся, но когда вся территория ГДР покрыта топонимами, котчающимися на -ич, -итш, -иц, - итц, то ничего невозможного в таком предположении нет.
Собственно после этого неопознанных слов мо славянскими суффиксами осталось не так и много:

Bethenici
Sittici
Stadici
Znetalici
Serauici
Golensizi
Talaminzi
Eptaradici
Phesnuzi
Thafnezi
Thadesi
Fresiti

Ну, конечно, при лёгком допущении, что окончания на –si и-ti означают тоже -чи.
Этот список, однако, заметно делится на две группы. В первую входят очевидно славянские для того, кто говорит на славянском языке, имена:

Bethenici
Sittici
Stadici
Znetalici
Serauici
Golensizi

Даже если затруднительно проникнуть в их смысл (не будем уступать соблазну объяснить Bethenici через Бешеничи, а Sittici – через Сидичи), сам строй слова, звукоряд, сочетаемость звуков очевидно носит славянский характер.
Труднее вот с этими:

Eptaradici
Phesnuzi
Thafnezi
Thadesi
Fresiti

Что за эптарадичи, простите мой французский? Или феснучи? Это вообще греки какие-то. Тафнечи-фафнечи – выше всякого разумения.
Впрочем, по эптарадичам как раз что-то сказать можно. Это –rad – явно из той же серии, что и –roz. То есть родичи некоего Эпты. Имя, конечно, странноватое, но не страннее Себбы. Да и кто сказал, что славяне должны были называть своих детей Ратиборами и Гостомыслами? И кто, кстати, сказал, что все эти племена должны быть непременно славянскими? То есть по языку – да, ведь конструкция слова сама по себе славянская. Но ведь само слово «славянин» вовсе не обозначает некую национальность или некий этнос. Более того – в отличие от стойкого убеждения всех, вплоть до большинства историков, это понятие даже не обозначает людей, владеющих Словом. В отличие от немых Немцев. Это – уже последующее осмысление. На старославянском clawak, clôwak, в зависимости от диалектов также slawak, schlawack означает попросту… «человек»! И словаки, как славяне, оставшиеся в первоначальном ареале зарождения славянства – центре пражско-корчакской культуры, - только лишь сохранили в неприкосновенности первоначальное своё обозначение.
А потому, чтобы превратить кого-то в славян, – скажем, представителей прежде живших здесь культар и народов, тех же кельтов, например, или неясного происхождения людей лужицкой культуры – даже не нужно было проводить воспитательно-разъяснительную работу. Лес жжёшь, поля сеешь, земледелец? – значит, человек, slawak. А вместе мы – ljaudi.
А остальные все – nje my.
Вот к ним и перейдём

Linaa
Smeldingon
Betheimare
Marharii
Vulgarii
Merehanos
Vuizunbeire.
Caziri
Forsderen.
Fraganeo
Lupiglaa
Sueui
Beire

Сразу можно выделить в одну группу бейров и визунбейров: раз последних объясняют через первых, а тех объясняют через название реки Боя, то и визунбейры должны, по логике, быть оттуда же. Вспомним: мы же имеем дело с учёным, потому, надо полагать, он применял сходные подходы к записи сходных имён.
Учёность нашего источника помогает и определить, кто же такие визунбейры. Раз он пишет, что они – не бавары, а

boiarii, a boia fluvio -

- то речь Баварский Географ ведёт, скорее всего, о бойях. Было такое кельтское племя, давно романизироанное и исчезнувшее – boii. Соответственно, их страна звалась Boiohaemum. Отсюда – Богемия. И нередко Чехию и сегодня так называют. Богемский хрусталь, скажем, все знают.
Кто такие эти бейры – сказать трудно. С одной стороны, сами собою просятся на это место чехи. Раз уж о бойях-богемах речь зашла. С другой стороны, автор наш даёт в параллельном случае явно германизированный этноним: Vuizunbeire. Слово Vuizun- является передачей по-латыни обыкновенного древневерхненемецкого wîz – «белый». Во множественном числе. «Белые бейры». Так что, получается, автор не передавал славянского звучания, но привёл немецкий термин для данного народца. А с третьей – он точно так же обошёлся и с ободритами, дав им немецкие определения «северные» и «восточные».
Мы можем даже попытаться их локализовать, этих бейров. На западе Чехии как раз протекает река Бероунка (Berounka) — левыйи самый большой приток Влтавы. Бероунка образуется у города Пльзень слиянием рек Мже, Радбуза, Углава и Услава, текущих с хребтов Чешский Лес и Шумава. На реке расположены города Бероун, Ржевнице, Добржиховице и Черношице.
На звание будущих чехов претендуют и некие Marharii. В принципе, похоже на немецкое Mahren – название для исторической чешской области Моравии. Возможно.
Более понятны Sueui – свевы. Но крайне непонятна вся, связанная с ними фраза:

Sueui non sunt nati, sed seminati.

Дословно:

Свевы не дети, но полудети.

При многозначности латыни – а уж тем более средневековой «варварской» - с тем же успехом можно предполагать:

Не народ, а полународ,

Не страна, а полустрана,

Не племя, а полуплемя.

Я лично отказываюсь понимать эту фразу. Разве что предположить, что в данном варианте средневековой латыни под –

- nati –

- имелось в виду понятие «местные». Тогда фраза приобретает смысл –

- не местные, но наполовину местные.

Подходит к шведам, которые здесь имели свои базы и убежища. Впрочем, с точки зрения локализации этого «полуплемени» она нам и так не даёт ничего.
К свевам просто просятся смельдинги. Суффикс –ing – чётко германский. Да и smel – тоже, в общем, понятно из древнего германского: smel- и около него имеют круг значений, в центре которого стоит слова «малый». В том числе есть и значение «бить», «размельчать», «размалывать». В сочетании с деепричастным суффиксом получается интересное прозвище –

- размельчённые.

Или просто –

- мелкие?

Интересно и другое: что это за странный разрыв в логике нашего автора? В начале своего списка, когда ведётся разговор и ближайших народах, он называет количество подконтрольных тем городов. А вот здесь –

quas uocant Bethenici et Smeldingon et Morizani, qui habent ciuitates XI. –

- отчего-то три племени под одну цифру подвёл. С чего бы? Да не по той простой логике, когда употребляется словосочетание «они же»? –

…бешеничи, они же (по-немецки) «мелкие», они же моричане, которые имеют 11 городов…

Но что ещё более интересно. Если эти –

Bethenici -

- идут от полабского -

betje – малый, -

- то расшифровка наша приобретает законченность:

Bethenici - мальцы

Ну, вряд ли это можно так прямо обозначить этим нынешним уничижительным понятием. Но что-нибудь вежливое, вроде –

- маличи –

Вполне подойдёт.
Но тут появляется и третья степень интересности. Вспомним вильцев –

- Vuilci in qua ciuitates XCV et regiones IIII.
.
И есть такое у нас словечко в полабском языке –

- wiltje.

Которое значит что? – правильно –

- большой.

И оказываются наши вильцы-летичи как бы антиподами бетеничей-бешеничей: «великаны» против «мальцов».
Откуд так пошло-поехало, как – не знаю. Надо разбираться…
Ещё одно странное название – Marharii. С одной стороны, вроде бы ничего странного: господствует практически единодушный глас, что это моравы – moravane. С другой стороны, если бы мы не знали, что где-то по Дунаю живут моравы, то нам бы в голову не пришло, что это – они. Даже немцы, уж на что либералами оказались в этом вопросе, а всё же буковку «h» впереди «r» ставят – maehren.
А к ним примыкают не менее странные vulgarii. Это кто? Болгары, как нам твердят многочисленные голоса. Простите, а болгары у нас где сидят? То, где они сидят, называлось раньше римской провинцией Мёзией и никак не могло иметь всего 5 городов. В-третьих, в 850-х годах Болгария вела довольно упорные и довольно успешные войны с Византией и на Балканах. Опираясь всего на пять городов? В-четвёртых, мы просто знаем, что в эти времена в Болгарии городов была куча, причём каменных и со стенами. И болгарам они никак не были без надобности. Не только потому, что в них удобно оборону против греков держать, но и потому, что болгары-кочевники давно уж осели на землю к рассматриваемому времени. Не говоря уже о том, что они могли кочевинчать до посинения – славянское население Болгарии никто тогда не отменял.
Очень интересны ещё два племени - Linaa и Lupiglaa. Предельно странным написанием. Хотя, с другой стороны, ничего странного нет, если предположить, что оба эти слова автор считал существительными сторого склонения и потому множественное число им поставил в соответствии с правилами латинского языка. Тогда в основе обоих слов дожно было быть: Linaum и Lupiglaum. Нередко первых олицетворяют с глинянами. Что ж, вполне возможно. Глина так и будет – glina, а уж как там могла потеряться первая буковка в латинском тексте через немецкое посредство… возможно. А вот с лупиглазами, как их хочется назвать, закавыка более сложная. glaa может быть связана с glawa – голова. Лупиглавцы? Экзотично, конечно…
Оставшихся -

Betheimare
Merehanos
Forsderen.
Fraganeo

- видимо, не угадать уже никогда. Разве что –

- Betheimare –

- станут какими-то –

- «малыми» mare.

Если последнее перевести с полабского, то должно быть –

- «умирает».

Но понятно, что бессмыслица получается.
Много есть остроумны и менее остроумных догадок, но на чисто языковой базе древнеславянсого, латыни и древневерхненемецкого ничего сколь-нибудь разумного сконструировать не удаётся. Разве что связать бетеймаров с древним германским (и даже индоевропейским) beyt – бить. «Бьющиеся моравы», «ударные моравы» - так примерно. Но, повторюсь, это – спекуляции.
Tags: Откуда взялись русские
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…